• 62,60 ↑
  • 76,18 ↑
  • 2,39 ↑
1 марта 2018 г. 10:08:59

Откуда у белгородских реконструкторов немецкая самоходка и настоящая полевая кухня

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Анатомия сражения. Как создают военно-исторические реконструкции
Реконструкция боя у разъезда Набокино. Фото Виталия Гаркуши

«Белгородские известия» рассказывают о том, как сделать постановочный бой не только достоверным и зрелищным, но и воспитывающим.

Вдохновители и исполнители

Прародителями реконструкций стали военные торжества, во время которых поисковики области долгое время воплощали образы защитников Родины и вражеские силы. В парадных колоннах, в театрализованных представлениях демонстрировали технику, амуницию, оружие, униформу, которые передавали фронтовые образы 1941–1945 годов. Все эти атрибуты войны были найдены или скопированы участниками поисковых отрядов.

«Именно с учётом наших сил и ресурсов в 2012 году попечительский совет музея-заповедника «Прохоровское поле» в честь 70-летия Победы решил включить в программу праздника реконструкцию событий Курской битвы. С того времени в нашей области мы воссоздали освобождение нашей территории от немецко-фашистских захватчиков в десяти сражениях», – говорит организатор белгородских реконструкций, председатель историко-патриотического объединения «Поиск» Иван Андреев.

Проводят реконструкции по инициативе и при поддержке районных и областных органов власти, общественных деятелей (так, в реконструкции 2013 года сложные вопросы технического характера помогал решать Николай Рыжков). Непосредственным же организатором выступает областной клуб «Поиск». Исполняют роли солдат вермахта и Красной армии члены поисковых отрядов, в том числе из других регионов. На поле брани обычно выходят 100–200 человек.

Гвоздь программы – ведущий. Все наши реконструкции комментирует историк из Мценска, поисковик Сергей Сретенский, который эмоционально, под музыкальное сопровождение задаёт тон действу.

Зрителями же могут стать абсолютно все желающие. И с каждым годом их всё больше.

Поскольку на реконструкцию собираются десятки людей из разных районов, соседних областей, провести полноценную репетицию удаётся далеко не всегда.

«Поэтому перед строем я ставлю основные задачи подразделениям, рассказываю сценарный ход. Затем во время боя отдаю команды по рации», – уточняет Иван Иванович.

По его словам, перед выступлением обязательно проводится инструктаж по технике безопасности:

«Запрещаю находиться на поле боя без стального шлема, использовать колюще-режущие предметы, надевать штык-нож».

 

Реконструкция боя у разъезда Набокино.
Реконструкция боя у разъезда Набокино.
Фото Виталия Гаркуши

Цена вопроса

«Реконструкция – событие недешёвое. Хороших специалистов по пиротехнике и спецэффектам приглашаем из Москвы. Закупаем шумосветовые патроны, которых на бой требуется не менее 4 тыс. штук. Кроме того, нужно доставить автотрейлерами военную технику, орудия», – поясняет Иван Иванович.

Вошёл у нас в традицию и такой приятный бонус зрителям, как угощение полевой кашей.

«Накормить около тысячи человек не шутка. В нашем арсенале восстановленная полевая кухня времён Великой Отечественной. И каша у нас, поверьте, настоящая. Готовим её на дровах, с хорошей тушёнкой – по‑другому нельзя», – делится секретами Андреев.

В общем, расходы большие – покрывают их спонсоры. К примеру, бюджет последней реконструкции у разъезда Набокино в Старооскольском округе составил около 300 тыс. рублей.

Кроме того, участники-артисты тратят личные деньги на экипировку и униформу. Хорошая копия нашей или немецкой формы и оружие стоят от 150 тыс. рублей.

«Главное в униформе и обмундировании в реконструкции – достоверность. Даже пуговица на кальсонах солдата должна иметь фронтовой штамп, – считает Иван Андреев. – Если же на современную армейскую форму клеят бумажную звёздочку, это, простите, не реконструкция, а театрализация».

Коммерции в выступлениях нет никакой – это бесплатное, доступное всем зрелище, на которое не продают билеты.

Белгородцам повезло: у нас есть фанаты военной техники, которые её собирают и восстанавливают. Это Михаил и Александр Шептаевы из старооскольского села Архангельского. В их гараже ГАЗ-АА, пушка-сорокапятка, бронеавтомобиль, немецкая самоходка и другие машины. Благодаря своему увлечению старооскольцы востребованы в постановках по всей стране. И даже снялись в нескольких художественных фильмах о войне, в том числе четырёхсерийном «Ладога – дорога жизни», где задействовали их зенитную установку.

Повезло белгородским реконструкторам потому, что им не приходится арендовать или даже просто транспортировать такую технику для зрелищ из отдалённых мест: затратно (ближайшие к нам собрания в Подмосковье). Хотя есть не местные коллекционеры, которые не жадничают и безвозмездно делятся своими экспонатами. Как, например, сделал в 2013 году для прохоровских событий коллекционер раритетов Вадим Задорожный.

А вот лошадей в наших реконструкциях не используют. Специально подготовленных, чтобы не боялись стрельбы и взрывов, у нас нет.

 

Реконструкция боя у разъезда Набокино.
Реконструкция боя у разъезда Набокино.
Фото Виталия Гаркуши

Сценарий

Тему зрелища определяют сами поисковики. Они в теме, детали местных боёв вообще их конёк. Но подстраивают сценарий всё‑таки под требования ситуации.

«Так, например, в 2013 году, когда на Прохоровское поле приезжал президент, были строгие требования по безопасности, пиротехнику не применяли. Просто соорудили лагерь образца 1943 года, повторяли атаки со стороны вермахтских солдат и наступление наших», – вспоминает Иван Иванович.

С опытом сюжет каждого постановочного боя усложняется, складывается из нескольких исторических фактов.

Самым удачным и проникновенным действом Андреев считает вышеупомянутую реконструкцию под Старым Осколом.

«Мы провели её 3 февраля на месте реального боя – у разъезда Набокино, недалеко от будки путевого обходчика Майсюка, где сложили головы 17 красноармейцев, защищавших наш город, – рассказывает руководитель поискового отряда. – Об их подвиге известно было до обидного мало. И восстановив их бой, мы решили таким образом отдать дань уважения павшим героям».

В основу сценария вошли исторические факты 1943 года, узнанные в ходе краеведческих исследований. Так, в начале февраля под Старым Осколом попал в засаду и погиб немецкий генерал – командир 323-й дивизии Андреас Небауэр, что само по себе было нерядовым событием. По донесению немцев, остался лежать он где‑то «в снежной могиле».

В этот же период совершила свой подвиг санитарка Зина Туснолобова. Мужественная белоруска за восемь месяцев боёв на Воронежском фронте вынесла с линии огня 123 раненых солдат и офицеров, за что была награждена орденом Красной Звезды и получила звание Героя Советского
Союза.

Во время боя на станции Роговатое, спасая командира, девушка попала под пулю. Она осталась замерзать в снегу, где её чудом обнаружили наши разведчики. Зина выжила, но из‑за обморожения ей ампутировали конечности. Несмотря на это, она продолжала подбадривать и вдохновлять бойцов выступлениями в газетах, на радио.

Обо всех этих событиях зрители реконструкции узнали из комментариев ведущего.

«Судя по откликам, равнодушным не остался никто», – оценивает успех задумки Иван Андреев.

Говорит он это с нескрываемой гордостью, потому что не согласен с теми, кто называет реконструкции играми для взрослых, через которые мужчины себя реализуют:

«Я уверен, что все участники реконструкций – абсолютные патриоты, которыми в первую очередь движет желание показать детям, молодёжи, землякам, каково это было – побывать на фронте. И, конечно, рассказать о героях, защищавших нашу землю».


для комментариев используется HyperComments