• 66,88
  • 76,18
  • 2,39
19 июля 2018 г. 10:02:34

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Анатолий Самойлов: «Мне повезло работать с хорошими людьми»
Анатолий Самойлов. Фото Юрия Коренько

Управлению судебного департамента в Белгородской области исполняется 20 лет. В теперь уже далёком 1998 году его возглавил Анатолий Самойлов. Ну как возглавил – он его в нашей области практически создал. Анатолий Борисович уже на пенсии. За свою жизнь построил дом, вырастил двоих детей и пятерых внуков. А сейчас в Корочанском районе, на хуторе Объединённый, заботится о собственном парке.

Мамины слёзы радости

«Мама моя, Наталья Никитична, работала в колхозе «Серп и молот», – рассказывает Анатолий Самойлов. – Сеяла и убирала урожай. Там же кузнецом и механиком трудился мой отец Борис Захарович».

Анатолий Самойлов родился в самом начале Великой Отечественной войны.

«Когда началась война, отец пошёл в военкомат, который тогда находился в селе Гостищево. Но его не пропустила медицинская комиссия. Диагноз – порок сердца. Он вернулся обратно, но в хуторе уже были немцы. Папу, по предложению одного из наших соседей, назначили заместителем сельского полицая. Но прослужил он в этой должности полдня. Как стемнело, ушёл в лес партизанить».

А утром, продолжает Анатолий Самойлов, маму повели на расстрел.

«Жена партизана, мол. К месту казни мама шла с моими братьями, а меня несла на руках. Слава богу, за нас вступился какой‑то, как мне потом рассказывали, немецкий переводчик. Выжили, в общем. А отец в 1943 году погиб в Сумской области – в селе Боромля Тростянецкого района. Я ездил на его могилу».

— А почему мама не ушла вместе с отцом в лес?

— Да куда там. У неё на руках трое нас, а партизаны по лесам бегали. Места себе не находили. Отец, насколько я знаю, ещё несколько раз по ночам приходил в село. Продуктами разжиться да поесть чего‑нибудь.

— Вы помните день Победы?

— Само торжество – нет. Но помню слёзы матери, она плакала от радости. Ей тогда было 29 лет, и жили мы в землянке, потому что немцы при отступлении сожгли наш хутор.

С войны, как вспоминает Анатолий Борисович, в хутор вернулся лишь один мужчина. Остальные погибли.

«Разруха, пахали на коровах. И мы, малолетки, помогали родителям. Голодно было. В памяти отложилось, как собирали почки с деревьев, смешивали их с картофельными очистками и пекли «хлеб». Ели всё, что под ногами находили».

Соседский костюм

После войны его дядя, который жил в Тульской области, забрал третьеклассника Толю к себе.

«У него не было своих детей, и я стал для него как сын. Тогда я впервые увидел железную дорогу. Дядька, когда приехал в наш хутор меня забирать, привёз костюм, туфли и банку гуталина. Так я этот гуталин за день исчистил. На улице ведь пыльно было. И я по несколько раз в день прибегал домой начищать новые ботинки».

Как потом оказалось, дядя Анатолия Борисовича взял костюм у своих соседей по тульской коммунальной квартире.

«Он, правда, заплатил за эту одёжку соседям, но мне было обидно, когда соседский мальчик, увидев меня в обновке, сказал, что это его вещи».

В Тульской области Самойлов окончил третий класс и вернулся обратно. Скучал сильно по маме. И уже на Белгородчине получил аттестат о восьмилетнем образовании.

Общежитие для вечерников

«После школы я устроился слесарем-мотористом на стройку молокозавода и мясокомбината с зарплатой в 280 дореформенных рублей в месяц. Поступил в вечернюю школу. Позже меня избрали секретарём комсомольской организации нашего треста «Белгородпромстрой».

Но надо было, как рассказывает Анатолий Борисович, получить хотя бы среднее образование.

«Я как комсорг стал выбивать общежитие для учащихся школы рабочей молодёжи. Были заброшенные здания недалеко от школы. Мы их переделали под общежития для работников нашего треста, которые одновременно получали образование в вечерней школе. Аттестат об окончании десятилетки я тоже там получил».

После вечерней школы Анатолий Самойлов поступил во Всесоюзный заочный строительный институт (теперь это БГТУ имени В.Г. Шухова).

«На втором курсе обучения мне предложили поступить в Ростовскую высшую партийную школу. Я согласился, и по её окончании в 1973 году меня назначили инструктором Свердловского района партии Белгорода».

Полковник в отставке

В райкоме Анатолий Самойлов проработал два месяца, и его утвердили секретарём партийного комитета Белгородского управления Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР.

«Мы тогда построили завод металлоконструкций. И контролировали работу организаций, которые занимались электромонтажными, сантехмонтажными, энергомонтажными работами».

В 1975 году Самойлов перешёл на работу в Белгородский областной комитет партии.

«Меня назначили заместителем заведующего организационным отделом. В то же время я состоял в резерве на должность секретаря горкома партии. Но не срослось, и в 1988 году я стал заместителем начальника областного УВД по кадрам».

В милиции Самойлов прослужил десять лет и ушёл в отставку в звании полковника.

— А почему ушли?

— Тогда по положению о прохождении службы полковники служили до пятидесяти лет. Я не стал ходатайствовать о продлении службы. Тем более что председатель Белгородского областного суда Иван Гаврилович Заздравных предложил мне возглавить вновь создаваемое региональное Управление судебного департамента.

Новое дело

В июне 1998 года Анатолий Самойлов стал начальником Управления судебного департамента в Белгородской области.

«В то время делами судов занималось Управление юстиции. И получилось так, что возник конфликт между уже давно работающей структурой и вновь созданной. Проблемы с кадрами, помещения нет. В Свердловском районном суде выделили нам небольшую комнатушку. Пришлось набирать штат из знакомых мне людей. Благо, мне всегда попадались хорошие люди. Мне вообще повезло работать с хорошими людьми. Но денег не было. Я вышел на заместителя министра по финансам Министерства юстиции. И оказалось, что мы знакомы. В общем, выбил я 114 тысяч рублей на мебель для районных судов. А по тем временам это были большие деньги».

А ещё Анатолий Самойлов купил недостроенное здание завода на улице Сумской в Белгороде.

«Мы заплатили за него шесть миллионов рублей. На его достройку ушло ещё 50 миллионов. В этом здании разместился Октябрьский районный суд».

Парк у дома

В 2007 году Анатолий Самойлов ушёл на пенсию.

«Я, пока работал, построил себе дом в родном хуторе. А когда губернатор Евгений Степанович Савченко объявил о начале программы «Зелёная столица», то я выкупил у соседей два участка, выкорчевал старые деревья и посадил молоденькие дубки, сосны, ели, тополя и берёзки. И ещё выкопал небольшой прудик. Всё делал на свою пенсию. Теперь у меня рядом с домом парк».


для комментариев используется HyperComments