• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
13 июля 2016 г. 17:18:37

Белгородец, играющий за ханты-мансийскую «Югру», рассказал журналу «ОнОнас» о том, как стать настоящим хоккеистом

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Александр Шевченко: Девушка может подождать
Фото Вадима Заблоцкого

Профессиональный спорт – большие деньги и слава. Стать знаменитым спортсменом в детстве мечтает почти каждый мальчишка. Но из миллионов, желающих получать миллионы и вагоны популярности со всеми причитающимися приятными бонусами, до вершины добираются немногие.

Мой собеседник не звезда мирового уровня, но игрок Континентальной хоккейной лиги – хоккеист Александр Шевченко. Из Белгорода там выступают всего три игрока. Александру 23 года, и он знает, как стать настоящим профессиональным хоккеистом и играть на таком высоком уровне, что круче только NHL. И то не факт, что круче. Впрочем, то, что рассказал Саша, пригодится любому, кто захотел посвятить свою жизнь спорту высоких достижений.

Пощады для молодых нет

— Саш, чем тебя привлёк хоккей, как ты в него попал?

— До восьми лет я футболом занимался. Родители отвели на хоккей – здоровье укреплять. Хотя я и кататься не умел (на это ушло года три). Мне просто так понравилась эта игра, что в девять лет решил стать профессиональным хоккеистом. На льду всегда борьба, скорость, играешь пять на пять, а не одиннадцать на одиннадцать, динамика. Лучшая работа – это когда занимаешься любимым делом и получаешь за это деньги. Так мне ещё в детстве отец говорил.

В хоккейной школе я прошёл все ступени и добрался до хоккейного клуба «Белгород», который тогда в Высшей лиге играл. А я за дубль выступал в первой. Противостоял там дублёрам ЦСКА, «Динамо», в общем, командам с самого верха. Наш дубль сильно отличался от этих молодёжных команд. Там всё построено на дисциплине. Если ты не выполняешь установки тренера – вон из команды. А если всё делаешь правильно и хорошо, то и в первую команду позовут, в КХЛ. Моим же клубным потолком была Высшая лига.

— Но всё‑таки ты попал в КХЛ…

— На драфте меня выбрал мытищинский «Атлант». Первый сезон пропустил. Готовился к сборам, а у меня нашли паховую грыжу. Восстанавливался в команде «Приосколье», за область играл. Потом поехал в Мытищи на просмотр – и всё получилось.

— В основу же не сразу попал?

— Играл за молодёжку, до полуфинала лиги доходили. Состав мощный был. Почти все сейчас в КХЛ и ВХЛ играют, а наши тренеры с основой ЦСКА работают, который в прошлом сезоне до финала дошёл.

— И как условия в клубе КХЛ?

— Всё было в диковинку. Сначала у нас была тренировка, потом у основы. Мы шли на обед, а там на арене окна ресторана выходили на площадку. Смотрел даже после еды, как занимаются мастера. Это очень интересно. Поначалу у меня был культурный шок, удивлялся каждый день. Даже в молодёжной лиге. В Мытищах была сказка. Нужна изолента, коньки, шнурки, всё что хочешь – тебе это выдаётся. Все условия – проживание, питание, экипировка. Дали две сумки с вещами для тренировок, парадный и повседневный костюмы, форму. Живи, пей, ешь, только играй в хоккей. Всё для игры.

— В чём главное отличие молодёжной лиги от высшей?

— В опыте и силе. В ВХЛ мужики играют, а не дети. Где‑то могут на паузе обыграть или пас ради паса сделать. В молодёжке такое редко встречается.

 

— До того как из молодёжки пошёл на повышение, тренировался с основой?

— Конечно. Многих ребят привлекали. Надо привыкать к большому хоккею. Если тебя берут в 18–19 лет в первую команду, где сильные люди с очень большим опытом, то надо показывать себя во всей красе, биться за место в составе. Там никакой пощады молодым не будет. Все бьются, играют. Это спорт, это хоккей. Конкурировал со всеми, кто по краям играет, и они так же со мной. Это спорт, тут ничего не сделаешь.

— Как к молодым относились взрослые хоккеисты?

— Дедовщины никакой не было. Как за правило было молодым шайбы собрать и всё. Баулы за ними не таскали: на выезде скидывались по 500 рублей, и массажисты, доктора, в общем, персонал клуба этим занимался. В аэропорту, бывало, помогали, но не напряжно: закинул баулы в автобус – и поехали. Я ни разу не сталкивался с пренебрежительным отношением. Все всё понимают. Сами же были молодыми, и с ними, думаю, тоже никто плохо не обращался.

Первым делом тренировки, девушки – потом

— Что самое важное для хоккеиста?

— Однозначно – характер. Тебя могут бить в спину, по ногам, по рёбрам. Надо сдерживаться, не отвечать. Ну только если судья не видит (улыбается). Если проигрываешь – не раскисать, пробовать забивать на одну шайбу больше, чем соперник. Без характера никак.

— Какой матч из карьеры запомнился больше всего?

— Каждая игра с накалом. Все бьются за 3 очка. Мне запомнилась игра, когда забил первый гол в КХЛ, в матче с «Динамо». Моим кумиром был Овечкин, а тут вышел играть против него, да ещё и забил. Такие эмоции, что не передать. Когда с детства за игроком смотришь, а потом против него выходишь играть – это дорогого стоит. С возрастом понимаешь, что он звезда, с ним надо ближе играть, что он такой же человек. Я за свою команду бьюсь, он – за свою. Тут без выбора – либо ты, либо тебя.

— Как же попасть из Белгорода на самый верх?

— Трудом. Если одна тренировка в день, ты занимайся ещё отдельно. Иди смотри видео, как занимаются в НХЛ. Бери у тренеров программу для зала, чтобы стать быстрее и мощнее. Тренироваться надо хотя бы ещё раз полноценно после командного занятия. Одной тренировки недостаточно. Каждый, кто хочет пойти на высокий уровень, должен так делать. Я когда в «Атланте» был, там Стольберг, Озолиньш, у которых уже всё есть и которые могут закончить и жить очень хорошо, всё равно занимались дополнительно и в зале, и с клюшкой. Вот представьте, у человека уже всё есть, он уже поиграл везде, где хотел, в НХЛ много лет провёл, а он всё равно работает. И не просто так, а дорабатывает, со страстью и желанием.

А когда человеку 17–18 лет, он не хочет работать, ему бы пивка да с девушкой погулять. И потом заканчивают и говорят, что у них не получилось. А ты отзанимайся ещё час-два, а потом иди к девушке. Она и подождать может. Неправильно после тренировки сразу думать о девушке, а не о хоккее. В таком возрасте нужно работать в два-три раза больше, чем в любом другом.

— А ты в «Атланте» занимался дополнительно?

— Там на это уже сил не было. Тренировки очень серьёзные, система занятий в зале и на льду была чётко расписана. Мы: я, Сошников, Шмелёв, Тетюлин – ходили отдельно в зал. Но в основном регулярно тренировали броски. Там площадка была за ледовым дворцом. Искусственное покрытие типа пластика лежало, и ворота стояли. Мы бросали в день по 100–150 шайб в разные углы. Кто что тренировал. И это давало свои плоды. На игре потом в два раза легче. Когда натренировал уже два угла, то понимаешь, как и куда бросать. Налево смотришь – он закрыт, значит, справа вверху угол открыт. Бросаешь уже не глядя, на автомате. Заниматься надо. Ни на кого не смотреть, а заниматься. Будешь смотреть – закончишь.

 


для комментариев используется HyperComments