05.12.2016, Понедельник 13:46
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
20 июля 2016 г. 17:19:39

В Международный день шахмат рассказываем, куда податься начинающему шахматисту

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«В жизни большинство шахматистов адекватные и нормальные ребята»

Единственный гроссмейстер в Белгородской области Александр Иванов рассказал о том, почему не стал профессиональным спортсменом и как в регионе развивается шахматный спорт.

Иванов переехал в Белгород из Архангельска в 2002 году будучи международным мастером по шахматам. В 2004-м его приглашают работать в шахматный клуб НИУ БелГУ. В 2008-м получает звание международного гроссмейстера по шахматам, в 2014-м – звание международного арбитра. 

— Как случился ваш переход от игровой практики к общественной работе?

— Игровой карьеры как таковой у меня не было. Я не был профессиональным шахматистом. Играл 4–5 раз в год – это всё‑таки непрофессионально. Принято считать, что если человек стал международным гроссмейстером – он профессионал. Это неправильно. Профессионал тот, кто зарабатывает шахматами, играет по десять турниров в год. А есть любители, которые могут работать кем угодно и просто играть в шахматы.

— И амбиций у вас никогда не было?

— Амбиции есть у всех шахматистов, но шахматами очень тяжело заработать. Только элитные шахматисты это могут. Многие становятся тренерами и продолжают играть. Если к этому подходить профессионально, то у тренера должна быть более достойная зарплата. Сегодня молодому специалисту, окончившему вуз, дают зарплату тренера 6–7 тыс. рублей, поэтому шахматисты в большинстве и не учатся на факультете физической культуры, а получают другие специальности. Кадры – одна из самых больших проблем в шахматах в нашем регионе. Возраст тренеров – от 45 до 68 лет, хотя есть молодые ребята, которые ведут занятия в детских садах.

— В регионе вы единственный гроссмейстер?

— К сожалению, в Белгородской области – да. Их не так много в ЦФО: в Курской области ни одного нет, в Воронеже, кажется, четверо. Чтобы стать гроссмейстером, нужно выполнить нормативы в трёх турнирах, причём на момент выполнения у спортсмена должен быть соответствующий рейтинг.

— Когда в 2002-м вы приехали в Белгород, на каком уровне застали здесь шахматный спорт? И что поменялось с вашим появлением?

— Когда я приехал, в областном календаре было два соревнования – спартакиада Белгородской области среди муниципальных образований, которая одновременно являлась чемпионатом области среди мужчин, и турнир «Белая ладья». В 2004 году появились городской шахматный клуб и шахматный клуб Белгородского госуниверситета, который я возглавляю. Появились два значимых и ставших уже традиционными для области соревнования, которые проходят на базе нашего вуза – Кубок Белогорья (будет проходить в шестой раз) и Кубок ректора (провели уже 11). В этих турнирах наши спортсмены могут поднять свой уровень и сыграть с более сильными соперниками.

Александр Иванов.
Александр Иванов.
Фото из личного архива

— И как сегодня выглядит Белгородская область на фоне других регионов?

— Шахматы у нас хорошо развиты по массовости. Но впечатляющих результатов пока нет. В этом году в первенстве ЦФО участников до 9 лет первое место заняла Милена Ельникова, я занял второе среди мужчин по быстрым шахматам. 

— Почему результаты не впечатляют?

— Для успеха нужно много составляющих, которых нам не хватает. Нужна правильная система подготовки детей. Нужно менять менталитет, чтобы родители понимали, что надо вкладываться в своих детей. Многие ведь думают: привели ребёнка, он вундеркинд и из него обязательно вырастет звезда. Но это не так. Чтобы был результат, надо в год участвовать в восьми-десяти соревнованиях и вкладываться финансово.

— Но есть ведь шахматная федерация…

— Федерация – это общественная организация, которая может существовать только за счёт спонсорских средств и членских взносов. У неё нет денег. Видов спорта много, на всех не хватит. Если бы был бизнесмен, который любил шахматы и мог бы оказать содействие, было бы гораздо лучше. Любящие шахматы есть, а тех, кто дал бы денег, – нет. Есть организации, которые нам помогаю при проведении соревнований и выделяют призы. 

— Вы поддерживаете идею сделать шахматы школьным предметом?

— Это хорошая идея. Мы думали об этом, но опять всё упирается в кадровый вопрос. Для того чтобы пригласить специалиста для работы в школу, ему нужно платить достойную зарплату. Несколько лет назад к нам обращались учителя и воспитатели детсадов с вопросом, где им научиться шахматам, чтобы преподавать детям. Это правильно: обучением детей лучше заниматься людям, которые находятся с ними постоянно. Есть ещё проблема: шахматам, как любому другому предмету, хочется иметь свой класс, а не везде их можно оборудовать. Хотя в 11 регионах России в школах обучают шахматам. 

— Стать членом шахматного клуба НИУ «БелГУ» может каждый? 

— Если честно, то нет. Формально клуб создан именно для студентов и преподавателей. В университетских соревнованиях участвуют более 200 человек. Многие сильные шахматисты области являются членами клуба. Мы ведём занятия с детьми, и любой ребёнок может к нам записаться. С 1 сентября на базе вуза планируется создание центра интеллектуальных видов спорта, задача которого – собрать сильнейших молодых шахматистов со всех районов области. А для любителей шахмат есть другие клубы, куда могут прийти все желающие.

— Что это за клубы? Для пенсионеров в парке Ленина?

— Можно прийти в клуб на Некрасова, 5б, где собираются любители разного уровня. Но летом там жарко, и все переходят в парк. Шахматисты собираются там с 1960-х годов. Застеклённый павильончик сейчас снесли за неприглядность, а раньше мы могли поставить там столы и играть. Теперь же мало места, и это большая проблема. Иногда мы проводим в парке блиц-турниры. 

В отличие от других видов спорта шахматами можно заниматься и дома. Очень популярны партии по скайпу, турниры в Интернете. Само понимание времяпрепровождения за шахматами изменилось.

С Виктором Корчным на Кубке ректора в БелГУ в 2008 году.
С Виктором Корчным на Кубке ректора в БелГУ в 2008 году.
Фото из личного архива

 

— Вы позитивно смотрите на тенденцию ухода шахмат в Сеть? 

— Понятно, что это уже не та живая игра, но и время сейчас другое. Всё меняется, и мы должны принять то, что есть. Зато есть плюс: можно не выходя их дома повышать свой уровень и не нужно искать поле, инвентарь или специальную одежду для занятий. В Интернете можно смотреть онлайн-трансляции с комментариями… А минус, пожалуй, только в том, что мы не можем, как раньше, собирать полные залы. Но потенциально зрители сидят, они есть, только за компьютерами. Шахматы, благодаря Интернету, только набирают популярность.

— Вы поддерживаете разделение шахматных турниров на мужские и женские? 

— Во всех видах спорта женщины и мужчины выступают отдельно. Но шахматы – единственный вид спорта, в котором женщины могут играть в мужском турнире, однако мужчины в женском не могут. Так исторически сложилось. Моё мнение – они должны играть отдельно. Вообще в мире до сих пор спорят и не могут решить: шахматы – это спорт или искусство? 

— И как вы отвечаете для себя?

— В них есть и творчество, и спорт. Но я бы относил их скорее к спорту: всё‑таки искусство не ограничено во времени, а в шахматах есть контроль времени. Не может шахматист творить в течение, допустим, 24 часов, а должен за определённое время создать что‑то за доской. Поэтому шахматы – умственный спорт с элементами творчества. Ведь если красоту художественной гимнастики может понять практически каждый, то оценить красоту шахматной партии может только тот, кто в этом понимает.

— В обычной жизни шахматисты, должно быть, немного снобы?

— Снобы – нет, но любой творческий человек со стороны кажется не от мира сего. И шахматист как раз относится к разряду этих людей: задумался о чём‑то своём и как бы отрешился от мира. Но одни – только во время партии, а некоторые и по жизни такими остаются. Правда, редко. Как правило, в жизни большинство шахматистов адекватные и нормальные ребята. Интеллектуально развитые, любознательные, начитанные. Многие любят футбол, занимаются другими видами спорта.

— Физическая подготовка действительно так важна для шахматистов?

— Учёные доказали, что это один из самых энергоёмких видов спорта. Во время партии спортсмен много переживает (от 4 до 7 часов), находится в напряженном состоянии и за партию может многократно испытывать стрессы.

Александр Иванов в 2008 году на Воронежском шахматном фестивале даёт сеанс одновременной игры
Александр Иванов в 2008 году на Воронежском шахматном фестивале даёт сеанс одновременной игры

— Припомните вашу самую длинную партию?

— Я в основном играю в быстрые шахматы, блиц, а в классические – меньше. В Америке в 1994 году участвовал в турнире New York Open, где был очень жёсткий контроль времени – можно было просидеть за доской 14 часов, а играли по две партии в день. В командном чемпионате России было несколько партий, которые длились более 7 часов. 

— Какой стиль игры вам ближе?

— В молодости любил острые счётные позиции. С возрастом стал играть более спокойные шахматы, в позиционном стиле. Учился я на партиях Фишера – 11-го чемпиона мира по шахматам. Со временем я стал более позиционным шахматистом.

— Много времени потратили, изучая партии великих мастеров?

— В плане занятий я был немного лентяем. Больше любил практику, много общался с шахматистами более высокого уровня, и это давало понимание того, почему он сыграл так, а не иначе. Одни занимаются на компьютере, другие читают книги, но без занятий с человеком – тренером, секундантом, наставником – высокого результата не добиться. Общение важно: не может машина заменить человека.

— С кем из великих шахматистов вам удалось поиграть?

— В 2008 году в Белгород на Кубок ректора приезжал Виктор Корчной, легенда мировых шахмат, к сожалению, уже ушедший из жизни. Мы сыграли матч в быстрые шахматы и закончили вничью 3:3, провели более ста партий блиц. На командном чемпионате России я добился почётной ничьей с Василием Иванчуком. Играл белыми, и оказалось, что позиции были даже лучше, как потом показал компьютер. Партия с ним длилась более 7 часов. Это один из тех шахматистов, которых причисляют к гениям. Он в чистом виде шахматист не от мира сего: гениальный, но по жизни совершенно неадекватен – наши мирские заботы его совершенно не интересуют. Общался и играл блиц с Борисом Спасским, Нонной Гаприндашвили и другими. Меня привлекали для работы в техническом директорате крупных турниров, поэтому пообщаться довелось со многими великими шахматистами, например Василием Смысловым, Владимиром Крамником, Виши Анандом, Магнусом Карлсеном.

— Шахматы, наконец, включили в Олимпийские виды спорта? 

— Нет, не включили. Но на зимней Олимпиаде 2018 года шахматы будут показательным видом спорта. Они кандидаты на включение в Олимпиаду, но не факт, что их включат. Шахматы давно добиваются этого, и надеюсь, что это случится. Тут есть свои минусы и плюсы. Плюс в том, что в шахматы пойдёт совсем другое финансирование (у нас вначале финансируют олимпийские виды спорта, потом игровые, национальные и все остальные, и шахматы всегда приравнивались ко второй группе). Плюс реклама, совсем другие спонсоры и деньги. Минус: шахматные олимпиады проводятся раз в два года и собирают большое количество участников, а если они станут олимпийским видом, то олимпиада будет раз в четыре года.

 


для комментариев используется HyperComments