• 57,57 ↑
  • 67,93 ↑
  • 2,17 ↑
19 сентября 2017 г. 10:32:47

Известный белгородский юрист – о судьбе, судебной машине и справедливости, семье и матриархате

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Адвокат Михаил Бажинов: Хороших людей больше
Фото Вадима Заблоцкого

Он отстаивает права белгородцев в силу профессии и на общественном поприще. Многое может рассказать о гранях зла, но предпочитает верить в добро.

Без звёздной болезни

— Михаил Александрович, поздравляю вас с избранием в Общественную палату России. Вы уже осознали значимость этого события в вашей жизни, приступили к работе?

— Спасибо за поздравление. Только начинаю осознавать. Был на заседании палаты, общался с президентом Владимиром Путиным, представителями других регионов. Главная работа впереди.

— Как думаете, новый статус вас как‑то изменит? Как вы относитесь к материальным атрибутам, сопровождающим преуспевающего человека?

— Из моих наблюдений: чем умнее люди, тем они проще и тем меньше думают о своей значимости и значительности. Надеюсь, что звёздная болезнь и меня минует. Что же касается вещественных атрибутов благополучия, если вы это имели в виду, то они имеют значение на каком‑то жизненном этапе. Я этот этап давно прошёл. Сейчас главное – какие функции выполняет вещь, насколько она полезна, как экономит время.

— У вас такая правильная официальная биография. Трудно представить, что в детстве вы, например, за яблоками лазили в чужой сад…

— Да нормальный я был (смеётся)! За яблоками не лазил, потому что во дворе на улице Фрунзе в Белгороде, где прошло моё детство, росли шелковица, вишня. Вот их мы обносили. Ну вы же знаете, что в 1970-е годы у детворы вся жизнь на улице, в играх, погонях проходила. Я ботаником не был.

Амурская + белгородская

— У вас интересная семейная история?

— Да, и необычная. В ней белгородцы постоянно соединялись с дальневосточниками.

— Расскажете?

— Конечно. Мой отец Александр Александрович, уроженец Старого Оскола, после вуза по примеру ровесников-активистов попросился на работу в прокуратуру на восточную передовую – в Амурскую область, Благовещенск. Там он встретил мою маму – Альбину Григорьевну, молодого врача-гинеколога. Как выяснилось, её бабушка была родом из Борисовского уезда, попала на Дальний Восток во время переселения крестьян по Столыпинской реформе в 1907 году.

Интересно, что первый год моей жизни прошёл в одном из кабинетов прокуратуры, где мы жили, пока отцу не дали квартиру. Тут же допросы проводили, мама с кастрюльками, я ползаю. Ну какую ещё профессию, кроме юриста, после этого я мог выбрать (смеётся)?

Мне было шесть лет, когда наша семья переехала в Белгород. Здесь окончил школу, встретил свою будущую жену – Валентину. Оказалось, что она, как и я, родом из Амурской области, из семьи юристов. И среди её предков, как и моих, были железнодорожники.

 

Михаил Бажинов с родителями.
Михаил Бажинов с родителями.
Фото из личного архива Бажинова

— Ну как тут не поверить в судьбу…

— Я верю в то, что очень многое зависит от самого человека, его выбора, упорства. Но нельзя не задуматься, случайны или закономерны некоторые совпадения в нашей жизни.

Упорно-закономерно

— Ваше поступление в МГУ – закономерность или пример упорства?

— Наверное, и то, и другое. Отец там учился в своё время. Поэтому в моём представлении главный университет страны не был чем‑то недоступным. Забегая вперёд, скажу, что в 2014 году МГУ окончила и моя дочь. Так что у нас уже семейная династия эмгэушников сложилась.

Но тогда, школьником, решение о поступлении принимал сам. Родители даже не знали о том, что я задумал. Мама вообще мечтала, чтобы я стал врачом. В первый раз при поступлении не добрал один балл. Обидно было. Вернулся в Белгород и устроился на работу в областную научную библиотеку.

— Библиотекарем?

— Да, в обменно-резервный фонд. Попал в царство архивных документов, старых изданий и строгих наставниц. Работал и готовился к институту потихоньку, спокойно так, основательно. На следующий год как бы сам собой прошёл.

— Романтику студенческой жизни познали?

— Да, только недолго это длилось: со студентов сняли бронь на первом курсе, и пошёл я служить на два года в армию. В Подмосковье попал, в ракетные войска.

— А девушка у вас на тот момент была?

— Была и ждала, и письма писала, и я к ней в самоволки мотался. Когда на третьем курсе учился, мы расписались. Валентина к тому времени Белгородский кооперативный институт окончила. Приехала ко мне в Москву – семья же. Время тяжёлое было, продуктов никаких. Белгородская потребкооперация у метро «Войковская» открыла магазин «Белгородец». Он был забит курами, овощами, другой нашей продукцией. Жена туда устроилась кассиром. Так что можно сказать, она меня и выкормила, и выучила. До сих пор люблю фирменное семейное блюдо того времени – курицу, запечённую на бутылке.

Бескорыстно и свободно

— Каково это – защищать человека?

— Обычные люди часто не представляют, какая машина обрушивается на обвиняемого в совершении преступления. Последний оказывается один против системы, в которой все механизмы нацелены на то, чтобы его покарать. Знаете, сколько до недавнего времени у нас было оправдательных приговоров по уголовным делам? 0,3 %. По судам с присяжными – в десять раз больше.

Адвокат проходит с подзащитным все этапы процесса, видит самые отчаянные моменты его психологического состояния. Это непросто.

 

Михаил Бажинов в армии.
Михаил Бажинов в армии.
Фото из личного архива Бажинова

— Вы много лет занимаетесь общественной деятельностью. Зачем вам, состоявшемуся, самодостаточному человеку, эта нагрузка?

— Расскажу такую историю. Однажды я защищал девушку-сироту, обвиняемую в изготовлении наркотиков. Выступал как государственный, назначенный адвокат. То есть обвиняемая мне не платила. Я стоял на том, что доказательств её вины нет, и в конце концов судья вынес ей оправдательный приговор. Эмоции, которые я тогда испытал, благодарный взгляд девушки, освобождённой из‑под стражи, слёзы её неподдельного счастья запомнились мне на всю жизнь. Для адвоката такой момент – апофеоз его работы, возвращение к первоначальной сути своей профессии: бескорыстной помощи человеку. К сожалению, это понимаешь лишь с годами. Как и то, что удовлетворение от своего труда далеко не всегда можно измерить деньгами.

Поэтому общественная работа не является для меня тяжёлой нагрузкой. Это то поприще, где я свободно, независимо и бескорыстно могу помогать людям, опираясь на свои знания и опыт.

Коротко и ясно

— Михаил Александрович, завершает наше общение блиц-опрос. Какие привычки сохранились в вашей семье с дальневосточных времён?

— Их две: чаёвничать и париться в бане.

— Умеете ли вы беречься? Например, избегаете стресса, правильно питаетесь?

— Если честно, ничего этого я не умею и не делаю. После 15-летней работы с уголовными делами о нервах думать бессмысленно. На еде я вообще не зацикливаюсь. Иногда разве что выспаться хочется, это да.

— Есть ли у вас зависимость от современных гаджетов?

— Этого точно нет, хотя необходимый арсенал техники для работы имеется. Но я никогда не променяю возможность живого общения на виртуальное.

— У вас дома матриархат или патриархат?

— Матриархат, да ещё какой: жена – сильная женщина, дочка с крепким характером и тёща – судья в отставке.

— Чего на земле больше: добра или зла?

— Добра, конечно. Только оно тихое, незаметное за шумным и агрессивным злом. И хороших, порядочных людей больше, чем плохих. Не сомневайтесь.


Справка. Михаил Бажинов родился в 1966 году в Благовещенске Амурской области в семье работника прокуратуры и врача. Окончил среднюю школу № 5 Белгорода, юрфак МГУ. Служил в армии. Занимается адвокатской деятельностью с 1991 года.

В настоящее время – кандидат политических наук, заведующий адвокатской конторой «Бажинов и Партнёры», член квалификационной комиссии палаты Совета адвокатской палаты Белгородской области, с сентября 2017 года – член Общественной палаты РФ. Отмечен медалями I и II степеней «За заслуги в защите прав и свобод граждан» и другими наградами. Женат, имеет взрослую дочь.


для комментариев используется HyperComments