• 66,42 ↓
  • 75,22 ↓
  • 2,39 ↓
6 декабря 2018 г. 14:04:07

Известная писательница встретилась с читателями в универсальной научной библиотеке и ответила на вопросы «Белгородской правды»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
88 детективов в тетрадках. Как Татьяна Полякова на спор написала книгу и стала знаменитостью
Татьяна Полякова на встрече с читателями в Белгороде. Фото Павла Косухина

22 года назад она работала воспитательницей в детском саду и даже не думала, что станет одним из самых издаваемых и читаемых российских авторов.

Сейчас на писательском счету Поляковой более 85 книг в жанре авантюрного детектива общим тиражом около 25,5 млн экземпляров, по её произведениям снимают фильмы и сериалы (например, «Тонкая штучка» с Александрой Захаровой в главной роли).

Писательская изнанка

— Как получилось, что из воспитательницы детского сада вы стали писателем? Что послужило толчком?

— Первую книжку – небольшую повесть «Ставка на слабость» – я написала на спор. Как‑то мы с моим другом-поэтом зашли в книжный магазин и увидели, как люди раскупают сентиментальные романы. И я ему говорю: «Володь, ты ж лирик, напиши любовный роман, прославишься, денег заработаешь». А он мне: «Нет, жанровая литература очень сложная, её читать легко, а писать тяжело». Мы поспорили на эту тему, я сказала, что любовный роман, может, и не напишу, а вот детектив – запросто.

И написала. Очень гордая, принесла ему в доказательство, и на этом, как я считала, всё и закончилось. А Володя прочитал мою повесть и отправил её в издательство «Эксмо», а мне ничего не сказал. Так что, когда мне позвонили из издательства, я сначала даже решила, что это розыгрыш кого‑то из друзей. А когда пришла к редактору, то он первым делом спросил, могу ли я ещё написать что‑нибудь подобное. И это был очень смешной для меня вопрос, потому что, конечно, я могла!

— А разве не сложно находить сюжет для новой книги? Как это происходит?

— Для меня очень важны эмоции, которые меня зацепили. Главный толчок – это всегда впечатление от чего‑то. Если в моей душе что‑то происходит, от этого уже можно танцевать.

С этой эмоцией я живу, продумываю её, смотрю, что из этого может получиться, как выстраивается сюжет. И только когда у меня уже есть заключительная фраза, к которой я буду идти свои 320 страниц, тогда сажусь за стол и начинаю работать. Передо мной словно идёт видеоряд, и моя задача – быстро всё записать. А потом уже начинается работа со словом, отшлифовка текста.

— Неужели у вас не бывает творческого кризиса?

— Дело в том, что я из тех писателей, которые не могут работать над книгой долго. Я по натуре спринтер: пишу книгу за три-четыре месяца, 8–12 часов в день, и очень не люблю, когда меня отвлекают. Мой личный рекорд – книга «Тонкая штучка», которую я написала за 24 дня. Не представляю, как можно писать роман год и больше – вот в этом случае я бы уже перегорела сто раз, забыла бы, что хотела, у меня пропал бы всякий интерес к персонажам. А при моём режиме на кризис просто нет времени.

 

Фото Павла Косухина

Хотя иногда, когда прорабатываешь уже готовый сюжет, начинает казаться, что всё ужасно и отвратительно, хочется всё собрать, выкинуть и никогда больше к этому не возвращаться. Поначалу меня это пугало, и я действительно бы всё выкидывала, если бы на страже не стоял муж. Теперь я уже понимаю, что это просто такой период: от него никуда не денешься, нужно просто пережить, отвлечься.

Сочинить 100 детективов

— То есть всё дело в том, что вы очень интенсивно работаете. За 21 год в литературе у вас вышло уже больше 80 книг, а какое точное число?

— То ли 87, то ли 88 – на девятом десятке я сама сбилась со счёта. А мечтаю написать 100 книг, мне нравится эта цифра – такая кругленькая, симпатичненькая.

— Когда ждать сотую?

— Учитывая, что я пишу три книжки в год, а осталось около 12 – через четыре года у меня есть твёрдый шанс достигнуть этой цели.

— И все 100 будут детективы? Нет желания попробовать себя в другом жанре?

— Желание, конечно, есть. Но недостаточно сильное. Видимо, если бы очень хотелось, уже сделала бы. А пока всё только на уровне мыслей. Например, есть идея написать роман о XX веке – о моих бабушках и дедушках, которые ухватили по самое не могу. Сложное время было, тяжёлое. А с другой стороны – очень интересное. Кроме того, хочется на примере собственной семьи показать, что необязательно быть потомками аристократов, чтобы история твоей семьи была захватывающей.

Перестрелки под Верди

— А чем вы вдохновляетесь?

— Нередко – музыкой. Она создаёт эмоции, нужное настроение. Включишь соответствующую музыку, поймаешь нужный настрой – можно садиться писать. Но пишу я в тишине.

— А какую музыку вы любите?

— Наш отечественный рок – Славу Бутусова, «Сплин», «Би-2». Очень люблю Шнура, а его великолепный клип «В Питере пить», по‑моему, вообще заслуживает «Оскара».

Ещё меня вдохновляет классика. Например, я очень люблю Верди, особенно «Травиату». Если мне нужна какая‑то душещипательная сцена, я, как правило, слушаю её. Вообще мне кажется, на хоры Верди великолепно легли бы перестрелки – не знаю, почему никто до сих пор не догадался снять блокбастер, где все перестрелки были бы под его музыку.

 

Фото Павла Косухина

Ручка или интернет?

— На встрече вы упомянули, что пишете от руки. Почему? Не дружите с техникой?

— На самом деле это ничего в себе не несёт, вовсе не желание как‑то выделиться. Просто мне так удобней. Например, в самолёте нужно отключать ноутбук, где‑нибудь нет связи. А тетрадка с авторучкой всегда с собой – хоть прямо здесь сел и на коленке пиши. Ну а всякие статьи и ответы на письма читателей я, естественно, пишу в компьютере.

— То есть в интернете, в соцсетях вас всё‑таки можно найти?

— У меня есть группа в «ВКонтакте». И я есть в «Фейсбуке», но мне там не нравится: не могу писать большие тексты, если мне за это не платят. К тому же я всегда могу высказать свою точку зрения на мир, на любое событие в книге.

Очень люблю «Инстаграм». Красивая фотография и короткая подпись: я считаю, это мой формат. Мне нравится фотографировать, делиться каким‑то настроением, рассказывать о том, что вокруг. Ты делишься чем‑то интересным, тебе кто‑то что‑то любопытное подскажет – это здорово.

Детектив в Белгороде

— А в Белгороде вы раньше бывали?

— В советское время я часто ездила на юг через ваш город, несколько раз мы даже останавливались тут, гуляли. А потом появился загранпаспорт, мы принялись ездить в другие страны, и с тех пор я тут не была уже лет 25.

С тех времён осталось впечатление, что город очень хороший. Мне вообще южные города нравятся – они такие спокойные, степенные, милые. Конечно, нет старины, как в моём родном Владимире, зато есть своё очарование этой неспешности и южного хлебосольства.

— А не может, например, действие вашей следующей книги происходить в Белгороде?

— На самом деле у меня город никогда не назван. Так что чисто теоретически это может быть любой областной центр. Районный город не подойдёт: он слишком маленький, там какая‑то история невозможна. Но точно так же не подходит город-миллионник, потому что в таком большом городе невозможно быстро отыскать человека. Сюжет диктует именно такой город, как мой родной Владимир или ваш Белгород, Тула или Ярославль – типичный такой город средней полосы России, не очень большой и не очень маленький. Поэтому всегда можно вообразить, что всё действие происходит у вас.

— Что бы вы пожелали начинающим авторам?

— Помните, что всё самое интересное происходит только наедине с самим собой и чистым листом бумаги или экраном компьютера. Не разменивайтесь на всякие тусовки. Творите!


для комментариев используется HyperComments