05.12.2016, Понедельник 05:19
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
16 сентября 2015 г. 16:40:08

Как в Белгородскую область вдохнули новую православную жизнь

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
20 лет возрождения

В дни празднования 20-летия Белгородской и Старооскольской епархии корреспондент «БелПрессы» рассказывает, как в регионе в 1990-х восприняли создание епархии и как жители областного центра в 1991 году встречали мощи святителя Иоасафа.

Время метаморфоз

Белгородская и Старооскольская епархия образовалась в июле 1995 года по указу Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и стала духовной наследницей той епархии, первое упоминание о которой встречается ещё в Никоновской летописи. Создана она была в X веке, но вскоре пала под ударами Батыя. Её восстановил царь Алексей Михайлович, и до распада Российской империи она стремительно развивалась. Советское время привело в упадок институт церкви, но явило миру новых священномучеников.

Рушится Советский Союз и в Белгородской области, как и по всей стране, начинается время метаморфоз. Вчерашние атеисты выступают за восстановление храмов, люди идут в церкви и начинают молиться – кто-то нерешительно и с опаской, кто-то горячо и самозабвенно.

В 1991 году на чердаке Казанского собора в Санкт-Петербурге находят мощи святителя Иоасафа. Через время их привезли в Белгород. Это первое важнейшее событие, открывшее новую страницу в православной жизни области. 17 сентября встречать раку с мощами вышли тысячи белгородцев. Автомобильная процессия въехала в Белгород с севера и остановилась на перекрёстке улиц Попова и Мичурина. Отсюда священнослужители и горожане крестным ходом направились в Николо-Иоасафовский собор.

Пожалуй, лучше всех описала противоречивые чувства, царившие тогда в душах белгородцев,  корреспондент «Белгородской правды» Наталья Козлова:

«Нас снова много на улицах, осыпанных пёстрыми сентябрьскими хризантемами, по которым торжественно ступают с крестами и хоругвями священнослужители в сверкающих золотых шитьём облачениях. И хор поёт ангельскими голосами, и прозрачные слёзы текут из глаз старушек, прикрывающих от ветра пламя тоненьких свечей: «Господи, помилуй нас, грешных…» Мы толкаемся, как в очереди, оттесняя слабых и старых, мы зло ругаемся на стоящих впереди, что те «не стеклянные», мы уже не вслушиваемся в слова песнопений – не до того! Пожилая карлица в платочке, с измятым, как кора, лицом, стоит под локтем у мышино-серого омоновца с дубинкой и пистолетом на боку, и в глазах её надежды нет, как и не было».

Верующие в день прибытия патриарха Алексия в честь второго обретения мощей святителя Иоасафа, 1991 год.
Верующие в день прибытия патриарха Алексия в честь второго обретения мощей святителя Иоасафа, 1991 год.
Фото из госархива Белгородской области

Несколько дней готовился к встрече мощей и Преображенский кафедральный собор, ставший для них местом постоянного пребывания. Прихожанки шили чехлы для мебели, утвари, ленты. Ночами сидели за работой и не замечали хода времени.

На торжества прибыли Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, архиепископ Курский и Белгородский Ювеналий, митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим и другие священнослужители.

17 сентября патриарху торжественно передали ритуальные предметы, изготовленные в 1911 году московским мастером Хлебниковым в память первого обретения мощей: потир, лжицу, копие, звездицу, крест, дискос, тарелочку, малую чашу. Много лет они хранились в Троицком соборе рядом с мощами святителя Иоасафа. Потом, когда собор был разрушен, переходили от верующих к верующим. В 1964 году их принесли к уполномоченному совета по делам РПЦ, потому что боялись потерять (на начало 1990-х стоимость этих вещей составляла более 600 тыс. рублей). Затем они хранились в краеведческом музее, после чего наконец вернулись в лоно церкви.

«Пытаемся сейчас возродить, восстановить… А между одной стройкой и другой – неизбежно пустыня, пустота. Только кажется, что легко её заполнить, поставив церковную чашу на прежнее место», – писала Наталья Козлова всё в том же 1991-м.

Но между тем пустота начала заполняться.

Крестный ход на 400-летие Белгорода, 1993 год.
Крестный ход на 400-летие Белгорода, 1993 год.
Фото из госархива Белгородской области

К культурным истокам

16–17 сентября 1995-го верующие вновь собрались в центре Белгорода на праздник, посвящённый обретению мощей и возрождению епархии. Женщины разбрасывали перед колонной крестного хода яркие осенние цветы, прохожие заинтересованно останавливались.

«Прошло четыре года, как белгородцы снова обрели своего небесного покровителя по тернистому и трудному пути к храму, православному бытию. Сегодня, как никогда, необходимо консолидировать общество на основе идеи нравственного и духовного возрождения России», – обратился тогда к белгородцам губернатор Евгений Савченко.

А страницы региональных газет уже пестрили новыми рубриками, в которых рассказывалось о православных праздниках и забытых в советские годы традициях, о наших священнослужителях. И вот на страницах «Смены» выходит интервью с епископом Белгородским и Старооскольским Иоанном, возглавившим епархию. Тогда ему было 35 лет.

«Епископ должен стремиться к оживлению церковной деятельности, к тому, чтобы церковь вышла за церковную ограду – больше занималась благотворительностью, духовным просвещением, миссией. Этому я и буду отдавать свои силы», – обещает владыка.

Он признаётся, что любит читать Гоголя, Достоевского и Лескова, а также стихи Высоцкого. Одно из его любимых занятий – прогулки по лесу. Теперь православные знают, что владыка, который в 2006 году стал лауреатом национальной премии «Человек года», также очень любит играть на фортепиано.

Владыка Иоанн и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Владыка Иоанн и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Кстати, в 1991-м в Белгороде прошёл первый в России фестиваль духовной музыки.

«И то, что фестиваль русской духовной музыки начался именно на сцене белгородского облдрамтеатра, кажется мне глубоко символичным. Ведь некогда на этом самом месте располагался женский монастырь, в котором с неиссякаемой силой на протяжении многих десятилетий бил духовный источник. Неужели и впрямь всё возвращается на круги своя? И звучат не тайно, а совершенно открыто церковные песнопения, обращая наши души к торжеству света и добра, а зал (в котором большинство – вчерашние непримиримые атеисты) самозабвенно внимает живому человеческому голосу, поющему аллилуйю Всевышнему», – писала Ольга Истомина в «Ленинской смене».

В 1995 году открылась первая в области православная гимназия, где детей воспитывают и обучают на основе традиций христианской педагогики и культуры. Закон Божий, история религий, Священная история Ветхого и Нового Завета, история церкви, православная литература, духовное краеведение, греческий язык – изучение этих предметов позволяет выпускникам успешно поступать на профильные гуманитарные факультеты и в духовные семинарии.

Спустя год в Губкине распахнул двери второй по величине храм в России – Спасо-Преображенский собор. Для его строительства удалось собрать больше миллиарда рублей и более миллиона долларов. Жертвовали и простые россияне, и отечественные предприятия (в том числе работники ЛГОКа), и зарубежные партнёры.

Белгородские таможенники передали храму семь икон XVII–XIX веков, которые контрабандой пытались вывезти за границу граждане Израиля. Первый камень в фундамент собора был заложен 18 октября 1992 года. Ансамбль собора создавали русские, украинцы, чехи и греки, отделку производили югославы, которые работали в Задонском монастыре.

Крестный ход с иконой Николая Ратного, 1997 год.
Крестный ход с иконой Николая Ратного, 1997 год.
Фото из госархива Белгородской области

От Белгорода до Колымы

Современная епархия – это более 260 православных приходов, Центр православной книги, детский православный театр «Лествица», встречи в митрополичьей гостиной, Иоасафовские чтения, православные выставки и встречи, ежегодный день православной молодёжи, детско-юношеская студия «12 месяцев» и многое, многое другое.

В 1996 году в Белгороде впервые после революции 1917 года собрались епархиальные миссионеры Русской православной церкви. Митрополит Иоанн возглавляет синодальный миссионерский отдел, и белгородские семинаристы несут православную веру в самые отдалённые уголки нашей страны. В 2001 году храм-вагон в честь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы отправился в Карелию. С тех пор миссионерская география расширилась… Колыма, Саяны, Тува, Магадан, Иркутская область, Таймылыр… Сквозь непогоду семинаристы пробираются к домам, которые надо освятить, к людям, которые решили креститься.

Миссионерские дневники как отражение силы духа и силы веры.

«Попали в пургу. По снегу без старой колеи ехать тяжело, первая машина пробивает дорогу остальным. Выехавшие за нами добрались бы сюда очень быстро. Проехали очень мало: 12 км, в обед пришлось остановиться, так как дальше крутые спуски и ехать с минимальной видимостью было опасно. Перебежал без тулупа к Лёхе в кабину пообедать, когда возвращался, открыл дверь по ветру и еле закрыл. Пока боролся с дверью – ветром унесло шарф. Так и проходит наше путешествие. Стоим среди арктической пустыни и греемся в кабинах. Это довольно опасно, но с Богом нигде не страшно», – писал Даниил Яковов в дневниках якутской миссионерской поездки.

Фото из миссионерского альбома Белгородской семинарии в «ВКонтакте»

А Владимир Тарасов побывал в Абаканской и Кызылской епархиях:

«Volkswagen Passat понёс нас в бескрайние заснеженные степи Урянхайского края (так называлась Тува в составе Российской империи). Клонит в сон… Просыпаюсь в Танзыбее – последней остановке перед Саянами. Дальше дорога осторожно набирает высоту 3 000 м. У перевала заметно чувствуется перепад температур. Внизу – лужи, наверху – метель и сугробы в три человеческих роста. Дальше сила ветра всё нарастает и нарастает. Снежная стена перед лобовым стеклом усугубляется ещё и снегоуборщиками, постоянно дежурящими на перевале. Но и это испытание пройдено. Водитель говорит, что адреналин должен присутствовать всегда. Из-за снежной стены показался хребет Спящий Саян – завораживающее зрелище. Тува встречает ледяными степями».


для комментариев используется HyperComments