• 56,76 ↑
  • 63,67 ↑
  • 2,15 ↑
12 января 2017 г. 17:51:25

Накануне Дня печати «Белгородская правда» вспоминает, как в газете формировались журналистские кадры

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«12 чашек» и ренегат Каутский
Выставка-конкурс стенных газет

Происхождение: «из крестьян», «из батраков». Образование: «низшее», «школа 2-й ступени», «неоконченная сельская школа». Это типичные сведения из личных дел редакторов «Белгородской правды» 1920–30-х годов. За очень редким исключением десятки сменивших друг друга руководителей в те годы специально газетному делу не учились.

Ковать на месте

Недостаток образования восполняли на краткосрочных партийных курсах. Попадали в «Белгородскую правду» по разнарядке партии, набирались опыта на ходу. Тогда все учились быстро. Потом перебрасывались на другие объекты. Было в порядке вещей, когда вчерашний пропагандист или агитатор райкома партии назначался редактором, а через два месяца – директором пивзавода, школы партпросвещения или музея.

Возможно, что частая смена редакторов как раз и была связана с их непрофессионализмом. Но найти в то время человека хотя бы с гимназическим аттестатом было трудно. Образованных граждан, а они были, как правило, не рабоче-крестьянского происхождения, в партию не принимали (большинство состоявших в ней представителей дореволюционной интеллигенции исключили во время партийной чистки 1929 года). А руководить газетой беспартийные не могли.

Ещё больше не хватало компетентности сельским корреспондентам, редакторам и корреспондентам многотиражек и стенных газет. При этом на низовую печать возложили тогда задачу стать «важнейшим участком партийной работы». Поэтому в 1933 году для повышения уровня журналистских кадров Белгородский райком партии организовал при «Белгородской правде» кабинет печати, которым по очереди руководили редакторы Александр Скрынченко, Симон Колыванов, Владимир Алёхин и другие.

Слёты, курсы, конкурсы

Кабинет печати просуществовал до Великой Отечественной войны, а в 1947 году открылся вновь как рабселькоровский. На его занятиях потенциальных авторов и редакторов учили в первую очередь разбираться в политической ситуации. Лекторы разъясняли цели всесоюзных кампаний (уборочная, подписка на займы, коллективизация, выборы и другие) и задачи газет по их воплощению в жизнь.

  • Занятие редакторов.

  • Третье занятие редакторов.

В 1935 году заработали трёхнедельные заочные курсы для редакторов колхозных и бригадных стенных газет. Председателей колхозов обязали «создать заочникам нормальные условия, обеспечить подводами и отпуском». А директора машинно-тракторной станции – «изыскать 1 000 рублей на оплату консультантам». Непосредственно в сёлах при избах-читальнях лучшие учителя должны были обучать селькоров русскому языку.

Опять же, в 1930-е годы зародилась традиция выставок-конкурсов стенных газет с говорящими названиями: «Пила», «Голос рабочего», «Стахановец», «За стройматериалы», «Энергетик» и другими. Победителей поощряли премиями райкома партии. Смотры стенгазет и многотиражек «Белгородская правда» курировала вплоть до 1980-х годов.

С 1935 года, когда селькоровское движение стало массовым, в Белгороде и районе День большевистской печати, 5 мая, стали отмечать как «праздник всех трудящихся». Проводили его масштабно, с массовыми собраниями, слётами селькоров и рабкоров.

В 1950-е годы «Белгородская правда» два раза в неделю консультировала членов редколлегий стенгазет по особому расписанию: сельских – днём, городских – после шести вечера. Редакторам читали лекции по темам: «Организационная работа редколлегий», «Передовая в стенгазете», «Как выпустить новогодний номер» и другим.

За селькора – под суд

Областная (ранее районная) газета «Белгородская правда» не только учила селькоров, но и стояла за них горой, провозгласив лозунг «Береги селькора как зеницу ока».

Так, в 1930-е годы прошло несколько судебных процессов по поводу гонений на сельских корреспондентов. Одним из самых нашумевших стало дело председателя Стрелецкого сельсовета Хатунцева, который преследовал пятерых корреспондентов за критику. На суде заместитель редактора «Белгородской правды» Бессчастных выступал на стороне обвинения. Хатунцев получил пять лет тюрьмы со строгой изоляцией.

Вообще, если факты преследования селькоров в те годы подтверждались, то виновного как минимум исключали из партии.

Речь в защиту селькора.
Речь в защиту селькора.

На передовой вне штата

Внештатные корреспонденты в городах и сёлах были основными поставщиками новостей в «Белгородскую правду». Так, в 1951 году от них ежедневно приходило 10–12 писем. Среди авторов были председатели колхозов, бригадиры, рабочие. Многие сотрудничали с газетой десятки лет.

В 1977 году в честь 60-летия газеты грамотами обкома партии наградили постоянных внештатников «Белгородской правды»: механизатора колхоза имени XII съезда КПСС Белгородского района Михаила Лучникова, рассказывавшего о передовых методах возделывания сахарной свёклы, и Героя Социалистического Труда, бригадира экскаваторщиков Лебединского рудника, внештатного корреспондента с 20-летним стажем Виктора Сотниченко.

Поощряли и тех, кто способствовал популяризации областной газеты. Как, например, почтальона Иловского отделения связи Дарью Бортникову, перевыполнявшую план подписки на издание.

В 1984 году при редакции числилось 1 600 авторов из разных районов области. Из них 66 внештатных корреспондентов вели расследования для рубрики «По следам опубликованных материалов».

Центр всего

«Белгородская правда» по роду своей деятельности всегда объединяла творческих людей. С начала существования в ней печатались начинающие и опытные поэты и писатели, фотографы, театралы. Неудивительно, что именно при «Белгородке» в 1933 году создали местное отделение (оргбюро) Союза советских писателей.

Делегация Старооскольского района на областную конференцию рабселькоров.
Делегация Старооскольского района на областную конференцию рабселькоров.

Одним из его первых членов стал уроженец села Журавлёвка Весёлолопанского района Пётр Молчанов. Бывший батрак в 1930-е годы возглавил общий отдел Белгородского райкома партии. Пётр Анисимович активно писал в центральную прессу и, разумеется, в «Белгородскую правду», где был рабкором. Сочинял стихи, имел «немалые способности к литературной деятельности».

В 1960–70-е годы областное издание следило за творчеством тогда ещё начинающих писателей и поэтов, а ныне широко известных Олега Кириллова, Игоря ЧернухинаАлександра Филатова и многих других талантливых белгородцев. Для неформального общения в редакции даже учредили клуб под названием «12 чашек».

«На его заседания приглашали литераторов, актёров, музыкантов, руководителей предприятий. Между собой сотрудники обсуждали планы, интересные материалы. В 1970–80-е годы вели заседания опытные журналисты Лев Ухов, Юрий Анциферов и другие», – пояснил бывший сотрудник «Белгородской правды» Виталий Брысин.

Первые шаги в газете делали юные авторы, которым отдали литературную страничку «Пёрышко». Взрослых писателей и поэтов в разное время представляли рубрики «Творчество», «Литература и искусство».

Судьба Кооля

Газета всегда поощряла самодеятельных писателей и поэтов, помогала им засветиться. А некоторым попросту сделала судьбу. Один из самых ярких тому примеров – история Николая Кооля, автора стихов знаменитой песни «Там, вдали за рекой». Её рассказал белгородскому краеведу Борису Осыкову при личной встрече сам Николай Мартынович много лет назад. Позже она вошла в книгу Осыкова «Здесь рождались синие звёзды».

В 1921 году никому не известный Кооль принёс свои стихи редактору «Белгородской правды» Владимиру Янсону (возглавлял газету в 1921–22-х годах).

«Меня зовут Колька Пекарь. Это потому что в пекарне работаю. А настоящая моя фамилия сложная – Кооль. На эстонском значит «школа». Возьмите стихи, а то мне с работы в другой раз не уйти», – примерно так сказал паренёк, которого хотелось накормить: таким тощим и бессильным он казался.

Стихи Янсону не понравились, но парень произвёл хорошее впечатление. Редактор написал записку и велел ему идти в совпартшколу: «Там тебе общежитие дадут, будешь учиться. В пекарню не возвращайся».

 Николай Мартынович Кооль.
Николай Мартынович Кооль.

Так Николай Кооль получил путёвку в жизнь, вошёл в состав Белгородского уездного комитета комсомола. В 1923 году он возглавил отдел политпросвета в Курском райкоме комсомола и начал публиковаться в «Курской правде» под псевдонимом Колька Пекарь.

Собственные кадры

Кадровый голод в профессионалах отступил лишь в 1954 году – после преобразования районной газеты в областную. Тогда в редакцию «Белгородской правды» приехали со всей страны опытные журналисты: Григорий Крупа, Давид Фунштейн, Фридрих Дубровский и другие. Впоследствии редакция пополнялась в основном выпускниками журналистского факультета МГУ. Так что необходимость учить новичков азам профессии с нуля отпала.

А вот политпросвещение продолжалось непрерывно: в 1960-е годы коллектив «Белгородской правды» в полном составе систематически знакомился с трудами основоположников коммунизма. Приглашённые пропагандисты рассказывали, например, что именно говорил Ленин о ренегате Каутском и какой вред видел Карл Маркс в существовании частной собственности.

В повседневной же работе редакция стремилась сделать издание приближенным к жизни. Появилась специализация корреспондентов. Пишущие об экономике, политике, сельском хозяйстве, промышленности, строительстве должны были разбираться в этих сферах не хуже занятых в них работников. Постепенно в газете отошли от простой констатации фактов В 1984 году в редакции заговорили о совести журналиста, его неравнодушии, умении видеть жизнь сердцем. Это было актуально для того времени. Но по сути эти качества: неравнодушие, открытость, честность – остаются основными критериями профессиональной пригодности. И главное подтверждение тому – 100-летний юбилей газеты. Будь иначе – поддерживать интерес читателей к изданию на протяжении века было бы просто невозможно.


для комментариев используется HyperComments