• 63,79 ↑
  • 73,69 ↑
  • 2,43 ↑
12 марта 2018 г. 17:17:04

О страхе, воровстве, необычных находках и доброжелательности сельчан

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как романтика и опасность сочетаются в профессии электромонтёра
Фото Вадима Заблоцкого

О трудностях работы на высоте – в монологе электромонтёра.

Учёба

«Если позволяет здоровье, электромонтёром может работать практически любой. Имея среднеспециальное профильное образование, ты можешь получить сразу третий или четвёртый разряд. А при высшем техническом, скорее всего, четвёртый или пятый. Всего существует шесть разрядов и пять групп допуска. Чем выше группа допуска и разряд, тем более сложную работу тебе доверяют.

Если человек раньше работал поваром, архитектором, парикмахером, но у него есть общие представления об электричестве и желание учиться, то он тоже может работать в этой сфере.

Я получил высшее экономическое образование. Но, постажировавшись в банке, понял, что это не моё. Не понравился карьеризм людей, работающих в этой сфере, их привычка идти по головам. Не хотелось навязчиво предлагать бабушкам кредиты, которые им абсолютно не нужны. У меня были неплохие знания в сфере электричества, поэтому после обучения и экзамена я получил сразу же третий разряд и третью группу допуска.

Я работаю электромонтёром по строительству и ремонту линий электропередачи. Это линии с напряжением 10 тысяч и 380 В. Мы ставим железобетонные опоры, на которые монтируем провод. Также можем прокладывать кабель в земле».

9 метров над землёй

«Мне приходится забираться на опоры высотой 7,5 и 9 м над землёй. Если ты трудишься в крупной организации, то там выделяют автогидроподъёмник, ты залезаешь в люльку, тебя поднимают, и высота, в общем‑то, особого значения не имеет.

Если это частные конторы, то там таких вышек минимум и приходится работать на лазах. Ты сам поднимаешься вверх. Конструкция лаза сделана так, что ты шагаешь по опоре, надавливаешь всем весом на пятку лаза и поднимаешься выше и выше. Иногда соскальзываешь. Если это высоковольтная опора высотой 9 м над уровнем земли, то фактически 7 м ты летишь вниз.

Первый раз я лез очень долго, минут 20, боялся упасть. Монтажный пояс, которым был пристёгнут к опоре, постоянно мешал, не знаешь, куда его деть, потому что он тянет вниз. Ноги тряслись. Ты лезешь как косолапый мишка. Для обычного человека это достаточно сложно, нужно заставить себя выворачивать колени внутрь. Но спустя время уже привыкаешь к этому и просто не замечаешь.

Забравшись на опору, ты немного отдыхаешь и в это время любуешься открывающейся красотой природы, деревнями, которые раскинуты вокруг. А люди идут где‑то там внизу и не замечают тебя, потому что не думают, что кто‑то может находиться на такой высоте.

Бывает, стоит тихая-тихая погода. А иной раз резко поднимается сильный ветер. Мало того что он начинает сдувать тебя, так ещё и расшатывает опору. Иногда душа уходит в пятки. Но такое бывает очень редко. И со временем ты понимаешь, что у тебя проверенные лазы, и уверенно стоишь на ногах. Однако, если упадёшь с опоры, есть вероятность получить травмы даже при абсолютном соблюдении техники безопасности».

Отношение

«Люди по‑разному реагируют на нашу работу. Вот, например, тянем мы линию 380 В в деревню. Допустим, это новый сектор ИЖС. Ставим новые опоры и устанавливаем на каждого потребителя свой счётчик. Естественно, люди, у которых раньше вообще не было электричества, встречают его появление положительно. Другое дело – реконструкция. Её проводят в тех местах, где до сих пор стоят старые деревянные опоры. Либо же они бетонные, но пришли в негодность и покосились. Таких опор в нашей области, конечно, меньше, чем в других регионах, но всё равно много. А реконструкция идёт только тогда, когда из бюджета выделяются деньги.

Это достаточно трудно. Нужно отключить электричество у всей деревни. Бригада должна оперативно вытащить старые опоры, поставить новые, натянуть новый провод и подключить каждого потребителя. Хорошо, если старая линия шла по одной стороне дороги, а новую мы можем построить по другой стороне. Тогда мы отключаем свет только на момент подключения. Это всего полдня-день. Если же приходится ставить на старом месте, то свет отключается с утра и включается поздно вечером. Так может происходить на протяжении месяца. Если это лето и идёт заготовительный период, то постоянно у всех размораживаются морозилки, а вечером люди не могут посмотреть телевизор.

 

Фото Татьяны Бугровой

В таких случаях местные жители часто ведут себя неадекватно, порой даже приходят с вилами и начинают угрожать. А кто‑то наоборот говорит: «Молодцы! Трудоголики». Радуются, что будет новая линия и электричество без перебоев.

Когда работаем в отдалённых деревнях, то там люди относятся к нам совершенно иначе. Местные жители сразу начинают здороваться с тобой. К твоей профессии испытывают уважение. Казалось бы, край географии, но вот именно там ты встречаешь доброжелательных людей, готовых тебе помочь.

Иногда вечером производишь включение и какой‑то из домов не включается. И именно оттуда выходят бабульки, которые перекрестят тебя, скажут добрые слова, мол, не переживай, всё сейчас заработает, а не обматерят, как нередко бывает в новых ИЖС. Там люди зачастую думают, что им все должны, и не понимают, что с электромонтёрами тоже надо общаться по‑человечески.

В большинстве случаев в обед съездить в столовую времени нет, и ты берёшь с собой термос, быстро перекусишь и начинаешь работать. В таких отдалённых деревнях местные жители часто приглашают на обед к себе. Иногда даже дают что‑то с собой.

Как‑то была дикая жара. А мы работаем в спецформе, каске и сапогах. Потому что снять ничего не можешь – это не по правилам. Да и без сапог ты на лазах не заберёшься. И вот подходит очень старая бабушка и говорит: «Внучки, не хотите ли мохито?» А в руках держит банку.

Мы удивились: что это у неё? Она рассказала, что делает домашний квас и добавляет туда лимон и мяту. Так мы потом к этой бабушке постоянно ходили. Часто нам предлагают козье и коровье молоко. Иногда даже зовут выпить спиртного. Но на работе это строго запрещено».

Криминал и находки

«Нередко приходится сталкиваться с воровством. В основном это касается новых ИЖС. У кого‑то уже готов фундамент, у кого‑то коробка дома возведена. Но, так как там никто ещё не живёт, начинаются кражи. Снимают светодиодные фонари (они достаточно дорогие), срезают провод и сдают его на цветной металл. И поймать таких людей сложно. Всё это потом продаётся фирмам-конкурентам в полцены.

Часто крадут счётчики и шкафы «Гелиос». Достаточно подойти и срезать, а стоимость этих шкафов равна нескольким средним зарплатам. Нередко срезают наши провода местные алкоголики. Однажды такое у нас случилось на Новый год.

Мы работали до 30 декабря. Потом уехали домой. А когда приехали 3 января, оказалось, что 3 км провода вырезали. Никто не обратил на это внимания, потому что произошло это как раз 31 декабря. Как изделие этот провод стоил очень дорого, а как цветной металл – копейки. Сразу видно, что его украли люди, абсолютно во всём этом ничего не понимающие. Скорее всего, просто срочно понадобились деньги на бутылку. В таких случаях вероятность найти воров очень высока. Нужно проехать по металлобазам. И часто полиция после этого находит виновников. Для нас же такие случаи очень печальны: это потерянные и время, и деньги.

Во время работы мы подчас сталкиваемся с неожиданными находками. Например, можем раскопать снаряды времён Великой Отечественной войны. А однажды мои коллеги наткнулись на военный кабель, который не был отражён на картах. Тут же прилетел вертолёт, всех их скрутили. Но после разбирательства отпустили. Ещё был случай, когда один электромонтёр во время работы нашёл на мотке проводов пакет с младенцем. Девочку бросила мать. Он вызвал скорую и полицию, а сам попытался до их приезда согреть новорождённую. Малышка чуть не умерла от переохлаждения».

Я – электромонтёр

«Неважно, какое образование получили и кем работали мои коллеги, до того как пришли сюда. Каждый уверенно ответит: «Я – электромонтёр». Эта работа нужна людям, и она приносит пользу. Нам необходимо постоянно находиться в тонусе, чтобы не совершить ошибку. Стоит человеку расслабиться – это может обернуться печальными последствиями. В моей профессии есть свои риски, есть плюсы и минусы. Но мне нравится то, что я творю что‑то своими руками. Вот, например, еду вечером по дороге, а она освещается, на ней стоят фонари. И я понимаю, что этот участок делала моя бригада, и какая‑то гордость внутри пробирает. Это твоё творение. Это сделал ты».


для комментариев используется HyperComments