Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10 января 2021,  10:05

Сыровар, овощевод и пасечник: молодые белгородцы рассказывают, как пришли в бизнес

«Белгородская правда» продолжает рассказывать о молодых сельских предпринимателях

Сыровар, овощевод и пасечник: молодые белгородцы рассказывают, как пришли в бизнесФото: kiwienergy.us
  • Статья

Каждому из героев газета задаёт три вопроса: как стали предпринимателем, каким станет их бизнес через 20 лет и какие сны им снятся?

Сыр патриота

Александр Шипулин, 29 лет. Занимается сыроварением в селе Петровка

По образованию Александр – инженер-технолог общественного питания. Женат, воспитывает двоих детей. Собственное дело открыл четыре года назад. Считает, что в условиях экономических санкций у сыроваров России появилась возможность себя реализовать. «Для нас ситуация с закрытыми границами – это прорыв», – уверен он.

— Александр, как ты стал предпринимателем?

— После вуза работал в общепите, и мне было очень комфортно. Всё нравилось, я вкладывал душу. Не устраивала только зарплата. Почему‑то в нашей стране в этой отрасли много не заработаешь. Шеф-поваром ресторана я получал скромно. При этом у меня была семья, рос первый ребёнок, мы строили дом.

Как‑то меня с коллегой, которому 40 лет, отчитали, как пионеров на линейке. Я представил, что мне тоже 40. Я люблю своё дело, отдаюсь ему целиком, а в ответ не благодарность получаю, а по шапке… Уволился. Сейчас, открыв свой бизнес, я уверен, что уже никогда не буду работать на дядю.

 

Затевая дело, я ничего не знал о сыре. Всё было с бухты-барахты. Сейчас думаю, что тогда «не порвался» только потому, что держался на энтузиазме. Мы все финансово необразованные люди. Нас не учили просчитывать риски, куда вкладывать деньги, а куда не стоит. Половина России не знает, что такое дебет, зато все в школе решали задачки с логарифмами.

Но я уверен: в любом деле можно добиться успеха. Первый шаг – определиться с суммой, которую хотел бы зарабатывать. Второй шаг – понять, в какой сфере можно заработать такие деньги. Дальше решить, подходит это тебе или нет, принесёт ли это пользу обществу и удовлетворение тебе. Я всегда стремлюсь найти вариант, который всё это объединяет, – чтобы и нравилось, и деньги приносило.

Почему сыры? Поговорил со знакомыми, которые занимаются молочкой, и понял, что у нас в регионе отвратительно обстоят дела с сырами. Людей кормят суррогатом и жирами. Одни не контролируют, другие, пользуясь моментом, наживаются. Обидно за родной город. Захотелось его приподнять.

У меня с совестью и честью всё в порядке. Делать настоящий продукт, чтобы люди получали удовлетворение, а я удовольствие от работы, – моя цель.

 

Сыровар Александр Шипулин: «Затевая бизнес, я ничего не знал о сыре» Сыровар Александр Шипулин: «Затевая бизнес, я ничего не знал о сыре» / Фото: Вадим Заблоцкий

 

С сырами в стране тяжело, особенно с твёрдыми сортами. Не хочу обидеть никого из наших сыроваров, но нам ещё очень далеко до изобилия. И культуры потребления, как за рубежом, у нас нет. Потому что там столетиями варят и едят твёрдый сыр. А наши начали делать его лет пять назад. Качество продукта пока отстаёт. Однако я считаю, что собрать хорошую сырную тарелку у нас можно. И она не сильно уступит швейцарской.

На старте продал всё движимое имущество. Всё полетело в бизнес. Узнал о грантах для начинающих фермеров, выиграл 1,5 млн рублей на оборудование для производства сыра.

Мама пугала и не поддерживала, переживала, боялась, что ничего не получится. Наше старшее поколение загодя приучено бояться всего нового. А я упёртый. Поэтому придерживался принципа «не попробуешь – не узнаешь». Супруга – мой надёжный компаньон. Она верит в меня.

Варить сыр учился самостоятельно. Вы не представляете, сколько выкинул денег и вылил молока, потому что не получалось добиться того, чего хотелось. Я заходил на YouTube, а там больше 50 вариантов рецептов молодых рассольных сыров. Как говорится, сто хозяек – сто борщей. В итоге я придумал свой сыр.

— Что будет с вашим бизнесом лет через 20?

— Строить корпорацию я не стану. Хочется делать эксклюзивные сыры, чтобы люди тебя искали. Если дочь захочет, передам ей свой бренд, который к тому времени, надеюсь, станет известным.

— Один из предпринимателей сказал, что сны не поспевают за фермерами. Вам что‑то снится?

— Каждый день как день сурка. Сны не приходят.

 

Александр Шипулин: «Достойную сырную тарелку мы можем приготовить» Александр Шипулин: «Достойную сырную тарелку мы можем приготовить» / Фото: из личного архива Александра Шипулина

Хочешь чего‑то – добивайся

Алексей Николаенко, 22 года. Глава крестьянско-фермерского хозяйства в селе Нижний Ольшанец

Алексей – самый молодой фермер региона. До армии отучился в техникуме на строителя. Год назад, демобилизовавшись, решил продолжить учёбу по этой же специальности, поступил в БГТУ им. Шухова. Индивидуальным предпринимателем и главой КФХ стал семь месяцев назад. На пару с отцом-фермером на 15 га Алексей выращивает овощи, которые затем поставляет в детские сады и школы. На грант от государства – 3 млн рублей – младший Николаенко построил овощехранилище.

— Алексей, почему стали фермером?

— Я видел, как трудно отцу, поэтому после армии стал помогать ему на поле. Отец 15 лет работает на земле. Что это такое, я узнал в седьмом классе. Тогда у всех моих друзей появились скутеры. Я не знал, где мне взять 30 тыс. рублей. Папа просто так не давал. Поэтому сразу спросил у него: «Что мне сделать, чтобы у меня появился мопед?» – «Заработай», – ответил тот.

Два месяца пахал на мотоблоке. Как же я этот агрегат ненавидел! Я же был маленький, а машина неповоротливая – кидала меня в разные стороны постоянно. Тяжело – не то слово. И обидно. Почему, думал, одни получают то, чего хотят, просто так, а другие должны пахать? Сейчас я понял, что отец так воспитывал меня: хочешь чего‑то – добивайся.

 

Фермер Алексей Николаенко: «Не люблю, когда говорят: «Тебе всего 22». Мне уже 22!» Фермер Алексей Николаенко: «Не люблю, когда говорят: «Тебе всего 22». Мне уже 22!» / Фото: Вадим Заблоцкий

 

На скутер я заработал и потом всегда, когда нужны были деньги, впахивал на отцовом поле. Грядка – 100 рублей. В день три-четыре грядки пройду – деньги в кармане. Мама жалела меня, иногда совала деньги. Просить было стыдно. В 14 лет я усвоил: работая, получишь больше, чем прося.

Перед армией приходилось вставать в два часа ночи и везти продукцию на рынок в Белгород. Распродавали – возвращались на поле. Пока машину загружали новой партией капусты, я отсыпался.

После армии думал про Москву, даже прикидывал, чем бы мог там заниматься. Ну а кто меня там ждёт? Здесь – семья. И готовое семейное дело.

Не люблю, когда говорят: «Тебе всего 22». Мне уже 22! А я ещё далеко не всего добился. Многого пока не знаю. Мой кумир – бизнесмен Дмитрий Портнягин, который в 21 год заработал миллион долларов.

— Вы думали, чем займётесь через 20 лет?

— Так далеко трудно загадывать. Поживём – увидим. Скорее всего, продолжу дело отца. Хорошо бы поставить теплицы для выращивания овощей в закрытом грунте.

— Что снится во время уборочной?

— Не вижу снов. Еле-еле добираюсь до дома. Падаю в кровать, как подкошенный.

 

Сыровар, овощевод и пасечник: молодые белгородцы рассказывают, как пришли в бизнес - Изображение Фото: pixabay.com

Мыть, рубить – на всё готов

Евгений Ткачёв, 30 лет. Индивидуальный предприниматель, глава крестьянско-фермерского хозяйства, владелец пасеки и цеха переработки мёда в Новой Нелидовке

До медового бизнеса Евгений выучился на инженера-механика, но по профессии ни дня не работал. Зато с восторгом монтировал холодильное оборудование. По словам молодого чегодвека, каждый день на работе был как праздник. Однажды признался сам себе, что не чувствует развития. И решил учиться новому, начать своё дело.

— Евгений, расскажите о своём опыте предпринимательства.

Половина бизнеса в России строится по принципу: давай попробуем, займёмся хоть чем‑нибудь, а потом посмотрим, что из этого выйдет. У меня была похожая ситуация. Вначале планировал открыть пивнушку или точку с шавермой. Последнее особенно привлекало. Но надо было попробовать всё изнутри. Понюхать, пощупать – стоит ли с этим связываться, вкладываться.

Взял отпуск, оформил санкнижку, пошёл по точкам с шавермой. Полы мыть, мясо рубить – на всё был готов. Отказали везде, хотя работники там всегда требуются. Нет опыта работы. Интерес к общепиту как к бизнесу пропал, когда увидел, что многие такие предприятия закрываются.

 

Когда Евгений Ткачёв начинал своё дело, про пчёл он знал две вещи: больно кусают и собирают нектар Когда Евгений Ткачёв начинал своё дело, про пчёл он знал две вещи: больно кусают и собирают нектар / Фото: Владимир Юрченко

 

Засел в Интернете. Читаю: сельское хозяйство на подъёме. И поддержка от государства есть. Можно попробовать. Животноводство и растениеводство отмёл – знаний нет. Плюс требовались большие вложения собственных средств.

Про пчёл знал две вещи: больно кусают и собирают нектар. Интернет подбадривал, рассказывал, как всё легко и просто, дразнил золотыми горами и недорогим «входным билетом» в бизнес. Воодушевился.

Купил 30 семей пчёл (сейчас около 80). Отучился по специальности «пчеловод-рабочий». Оказалось, мне это нравится. Может, я о чём‑то таком всю жизнь и мечтал, но не понимал. Правда, капиталовложений потребовалось в десять раз больше, чем врал Интернет, но это выяснилось позже.

В 2015-м заинтересовался производством крем-мёда. На одном мёде не выплывешь. Бегать с банками и продавать через объявления не хотел, за копейки сбывать перекупщикам – тоже. Как новинка крем-мёд обещал хорошие заработки. Для производства требовался цех. Выиграл грант, открыл предприятие.

 

Продукция Евгения Ткачёва: мёд и крем-суфле Продукция Евгения Ткачёва: мёд и крем-суфле / Фото: из личного архива Евгения Ткачёва

 

Вначале целью бизнеса было желание стабильного дополнительного дохода. Сейчас хочу зарабатывать, чтобы реализовать свои идеи. Например, выращивать голубику, малину, чтобы добавлять ягоду в мёд-суфле. Хочу посадить сад с хурмой. Поэтому собираюсь снова пойти учиться.

Два-три года назад ни о чём таком и не думал. Как и многие, ругал власть за то, что мы так плохо живём. Сейчас я нейтрален к правительству. Есть вопрос к жалобщикам: «Что ты сделал для себя, чтобы жить лучше? Приходишь вечером домой, открываешь бутылочку пива перед телевизором?» Когда у меня мёд не покупают, я спрашиваю с себя – значит, я что‑то делаю неправильно.

— Представьте, что прошло 20 лет. Вы останетесь в этом бизнесе?

— Пчёл не брошу. Возможно, открою новые направления. Думаю заняться пчелотерапией для агротуристов.

— Расскажите красивый сон пчеловода.

— Ничего не снится. Наверное, из‑за усталости.

Анна Золотарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×