Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14 марта 2014, 10:26
 Полина Максудова 2088

Музыка Нового Рима

Шебекинский хорист владеет певческой традицией византийцев

Музыка Нового Рима Фото Владимира Юрченко
  • Полина Максудова
  • Статья

В соборном зале храма Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии белгородцам представили византийское пение. О древней традиции в рамках «Народного лектория» рассказал певчий Дионисий Тетенёв.

Византийское пение – понятие греческое. Ещё в апостольские времена зародилось в Константинополе, или, как ещё называли благословенный город, Новом Риме, или Византии. Традицию передавали из уст в уста, от поколения к поколению. Тетенёв изучал её вместе с греческими монахами. Более пяти лет. Он возвратился на Белгородскую землю и поёт в приходском хоре шебекинского храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость». Такую форму Дионисий считает, по его словам, «наиболее понятным и естественным способом разговора с Богом».

История пения неотделима от истории самой православной церкви. Псалтырь – та первая книга, чьи тексты исполняли на богослужениях в Иерусалимском храме, в синагогах. Пока христианство не оформилось как официальная религия, пению уделяли не так много внимания – каждый вошедший в храм пел, как умел. С III же века им занимались вполне осмысленно.

Любовь к величию и пышности правителей Восточной Римской империи послужила и развитию церковного пения. Император Юстиниан построил храм Святой Софии, в хоре которого пели порядка ста певчих и чтецов. VI век отмечен фигурой Романа Сладкопевца. По преданию, во сне ему явилась Богородица, протянул свиток, который он должен был съесть. Проглотивши его – обрёл мелодичный голос и дар поэта. И сразу же сочинил кондак Рождества Христова.

«Дева днесь Пресущественнаго раждает…» – пропевает Тетенёв.

Его пение сопровождает катавасия. Забавное слово, не правда ли? Суматоха – в таком значении обычно используем его мы. Между тем катавасия – схождение вместе для пения церковных стихов. Сходились хоры для более мощного, протяжного звучания.

«Святой Роман оставил после себя тысячу кодаков. И через столько лет их мелодия не претерпела существенных изменений», – поясняет Дионисий.

  • Дионисий Тетенёв.

  • Дионисий Тетенёв.

Иоанн Дамаскин, церковный гимнограф VIII века, упорядочил существовавшие напевы и разделил их на восемь гласов, создав Осмогласник, книгу церковных напевов. Самое интересное из достижений Дамаскина, на взгляд шебекинского певчего, – самогласны. Они имеют особую мелодию, которая подчёркивает, делает более рельефным текст песнопения. Тетенёв привёл пример, исполнив Воскресный кондак. Запел о небесах – и мелодия устремилась вверх, о подземном мире – вниз.

«Мы не пользуемся самогласными. Их культура нам незнакома. А греки (наследники византийской системы – прим. авт.), приходя в свои храмы, поют хором, ведь их церковное пение тесно переплетено с фольклорной традицией», – рассказывает лектор.

Службы воскресные и праздничные – Осьмогласником до сих пор пользуются в греческой церкви. В сербской и болгарской тоже. В наших церквях в основном поют переложения именно сербов и болгар. Адекватный же перевод греческих образцов невозможен. Между греческими и русскими песнопениями большая ритмическая разница. Сильно отличаются и мелодии – греческие лады не ложатся на наш фортепианный темперированный звукоряд. Есть такие интервалы, которые принимают за фальшь.

Перед воскресной службой Дионисий Тетенёв поёт в византийской традиции. И пока только в шебекинском храме можно соприкоснуться с этим древним явлением культуры.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×