Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 июля 2021,  16:22

Шуня Мещерякова: «Мы слушаем сердце, а не делаем что‑то в угоду другим»

В замке UTARK выступила московская группа SHOO

Шуня Мещерякова: «Мы слушаем сердце, а не делаем что‑то в угоду другим»Шуня МещеряковаФото: Валерия Алисова
  • Статья

Перед концертом основательница и солистка группы Шуня Мещерякова рассказала «БелПрессе» о стиле исполнения, переменах и о том, как пандемия повлияла на их творчество.

Спой мне, спой мне

— Вы называете свой стиль absolute soul. Что это означает? 

— Нам всегда было очень интересно смешивать несовместимое, экспериментировать, миксовать разные направления. Поэтому, когда в начале нашего пути нас спрашивали о стиле, мы начинали перечислять огромное количество направлений, и я говорила, что мне не хотелось бы, чтобы в том мире, который мы выстраиваем в своей музыке, присутствовали какие‑либо границы между странами и культурами. Одна журналистка сказала: «О, это же абсолютный соул!» Абсолютный – в значении безграничный, всеобъемлющий. С тех пор мы взяли это выражение.

И по сей день мы не хотим останавливаться на каком‑то конкретном стиле, хотим создавать музыкальную эклектику. Так, я очень люблю народные инструменты, красивую перкуссию и тому подобное. У нас есть большой интерес к народной музыке разных стран, например нередко встречается и русский фолк, и латино, и африканские рифы.

— То есть вы не ставите перед собой никаких рамок?

— Да, стараемся слушать сердце, а не делать что‑то в угоду другим. Это с одной стороны тяжёлый путь, потому что мы не всегда попадаем в тренды, но с другой, мне кажется, это единственный правильный вариант для того, кто творит: делать то, что приходит в голову, а не то, что нужно кому‑то. Безусловно, мы следим за тенденциями, но на первом месте всё равно эмоции. Потому что, когда что‑то создано искусственно, это всегда очень видно, слышно и понятно.

— О чём в целом ваша музыка?

— В первую очередь это что‑то очень честное. Всё в наших песнях – в основном разговор с самим собой и ближним. Хочется, чтобы человек мог не просто потанцевать, поймать какой‑то ритм, но и услышать себя, понять какие‑то свои глубинные мысли. Я часто говорю, что мы поём о любви, о мире, о жизни, обо всём настоящем и действительно ценном.

 

Сны и перемены

— В июне вы выпустили мини-альбом «Сны». Расскажите об этой работе. 

— Его идея в том, что во снах человек переживает невероятный спектр эмоций. Допустим, один сон может быть легкомысленным и добрым, а другой – открыть самые страшные тайны нашего внутреннего мира, в которых мы сами себе боимся признаться. И четыре трека альбома как раз стали воплощением совершенно полярных эмоций.

Вторая глобальная мысль, которую я вкладываю в альбом, заключается в том, что если мы начинаем менять себя, это ключ к чему‑то серьёзному. А для того чтобы начать менять себя, нужно очень чутко к себе прислушаться, и первый шаг к этому – понять свои эмоции. Карантинный год и все сумасшедшие события, которые происходили в мире, дали всем в очередной раз в этом убедиться: когда люди остались наедине с собой, эта психологическая раскрутка кого‑то напугала, а кого‑то, наоборот, сильно подтолкнула вперёд.

— Что касается пандемии, повлияла ли она как‑то на ваше творчество?

— Да, как раз альбом «Сны» мы задумали очень давно, наработки песен у нас были ещё до карантина. Но он всё это немножко прервал – как мы сейчас понимаем, к счастью. В том режиме было совершенно невозможно делать большие работы, и мы словно впервые за долгое время смогли остановиться и осмотреться, поняли, где нам нужно подтянуться, и решили повременить с альбомом. Во время карантинного года мы все много учились, копали, продолжали развиваться, потому что внутренне хотелось чего‑то другого, найти какой‑то новый звук. 

— А как переживали отсутствие живых концертов?

— Живые концерты, ощущение синергии совместного звучания всегда были для нас невероятно важным моментом. Поэтому без них мы сначала почувствовали вакуум, но это дало нам стимул, чтобы развиваться. К тому же у нас было гигантское количество онлайн-мероприятий – бывало по 5 виртуальных выступлений за день! А как только стало чуть-чуть можно, мы сразу встретились для того, чтобы прочувствовать звук живых инструментов. Потому что это некий вид эмоциональной подпитки, без которой нам не жить. Мы очень жадные до выступлений, очень любим играть. Для нас это не столько про какую‑то выгоду, скорее про образ жизни. Конечно, так много, как два года назад, мы сейчас не работаем, но всё равно выступления есть.

— Сегодня вы в пятый раз выступаете в Белгороде. Какой в ваших глазах белгородский слушатель?

— В первый раз мы попали в Белгород на фестиваль «Этажи». Мы нередко выступаем на региональных фестивалях и думали, что это будет стандартный небольшой фестивальчик. А когда приехали, нас поразило то, насколько это оказалось красивое, со вкусом и тонко сделанное мероприятие. Есть несколько фестивалей, от которых у меня внутри просто пылает восторг. «Этажи» – один из них.

Тогда мы выступали на арт-веранде, было очень много людей, и нам бросилось в глаза, что они действительно слушают, очень настроены на искусство, открыты для поглощения нового. Такое бывает редко, но с Белгородом всегда всё хорошо – надеюсь, сегодняшний концерт тоже не будет исключением. И ещё меня очень радует, что ваша публика интересуется искусством более сложным, чем массовое.

 

Душа музыканта

— Что бы вы сказали молодым исполнителям?

— У меня будет для них два совета. Нежный совет звучит так: если вы что‑то создаёте, это надо обязательно кому‑то показывать. Нельзя своё творчество хранить и скрывать, потому что оно может быть очень крутым, а мы сами не всегда объективны в оценке себя. И это очень важно с самого молодого возраста – как только приходит импульс что‑то создать, не подавлять его в себе.

Суровый совет будет заключаться в том, что надо очень много работать. Музыка – это такая сфера, где лафа не прокатывает. Это гора, в которой нам предстоит выскоблить лестницу, чтобы подняться дальше. Это очень сложно, но то, что ждёт наверху, того стоит: честь делиться своим искусством и быть услышанным – это важно. Но нужно понимать, что это колоссальная работа, в которой всё непонятно. У тебя есть тысячи путей, и нужно выбрать и протоптать какой‑то один. Первопроходцам всегда тяжело, а в музыке почти каждый первопроходец. И преуспевает тот, кто предложил что‑то своё.

— Музыканты – какие они? 

— Это люди, которые в целом очень тонко понимают мир, и это ощущение мира передаётся у них через какие‑то мелочи, маленькие символы, движения, слова. Но я не могу сказать, что все музыканты блаженные, витают в воздухе – нет, это миф. Некоторые из них очень прагматичные люди, у них всё по полочкам разложено, и при этом они создают музыку.

— Продолжая тему исполнителей, кого вы сами слушаете? 

— О, я слушаю очень много музыки! Как правило, это не целые альбомы, а какие‑то определённые песни, которые тебя захватывает. В разные периоды жизни слушается совершенно разное, и разные песни ценятся за разное – у кого‑то крутой грув, у кого‑то каждая песня – словно целый мир. Очень много внимания уделяю текстам – как в своих песнях, так и чужих. Из наших современных артистов люблю тех, с которыми играют мои музыканты: это Manizha, Gayana, «Моя Мишель». Это артисты, которые делают популярный продукт и при этом очень качественный. И это качество мы должны беречь и понимать, что если вся музыка будет такой, будет клёво.

 

 

— Вы сказали «артисты, с которыми играют мои музыканты». Нет в этом плане какой‑то творческой ревности?

— Ничего такого нет. Мы все очень разные. Наоборот, я с большой радостью замечаю, что сейчас наступила эра поддержки друг друга. Вражда – это полный бред. Слушателей хватит на всех. А если ты пытаешься отвоевать первое место у другого артиста, это значит только то, что ты недостаточно уникален, чтобы сделать что‑то, что тебя от него отличит.


Справка. SHOO – московская группа, которую в 2010 году образовала вокалистка Шуня Балашова, выпускница Академии им. Гнесиных и Музыкального колледжа Беркли. Музыканты играют в стиле absolute soul, в котором можно услышать мотивы джаза, неосоула, этно, фолка, фанка, блюза, регги, различных народных мелодий. Группа участвовала во многих российских фестивалях («Усадьба Jazz», «Дикая мята», «Таврида-Арт» и другие), а в 2017 году вошла в тройку победителей по итогам международного фестиваля-конкурса Emergenza. Тогда же коллектив получил приз за лучший вокал.

Беседовала Александра Токтарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×