Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
04 июня 2024,  18:33
 1404

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел»

Журнал «Спортивная смена» публикует воспоминания о жизни и карьере легендарного белгородского футболиста и тренера

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел»Геннадий СошенкоФото: Сергей Белых
  • Статья
  • Статья

Воспитанник белгородского «Салюта» Геннадий Сошенко сыграл за родную команду более 100 матчей. Из Белгорода его вызывали в юношескую сборную СССР. Болельщики со стажем помнят невысокого левого полузащитника с прекрасной скоростью, умелой обработкой мяча и длинным точным пасом.

Золотые годы игровой карьеры Сошенко пришлись на середину и конец 1980-х, когда он выступал за воронежский «Факел».

Мы встретились в одноимённом спорткомплексе в Воронеже, где мастер спорта СССР тренирует детей.

«Полрайона пришли за меня поболеть»

— Геннадий Владимирович, вы родились в Белгороде. Помните, как начиналась ваша футбольная карьера?

— Занимался в группе подготовки у Юрия Николаевича Клочкова. Когда учился в 9 классе, в Белгороде проходил турнир с участием команд из Чечни, Санкт-Петербурга, Воронежа. И мы там заняли первое место. Воронеж, кстати, обыграли 3:1, и два мяча я забил. В 1976 году меня пригласили в «Салют».

 

Белгородский «Салют» в конце 1970-х годов. Геннадий Сошенко – крайний справа в нижнем ряду Белгородский «Салют» в конце 1970-х годов. Геннадий Сошенко – крайний справа в нижнем ряду / Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— Какие ощущения, впечатления были?

— Волновался, конечно. Приехал, а там все звёзды: Васильев, Богданов, Навоченко, Цыганов, Монголин. Дело было вечером. Захожу в номер и ложусь сразу в кровать. А они там читают кто газеты, кто книги. Все всё прочитали и кто‑то говорит: «Кто ж свет выключать будет?» Ну я, как самый молодой, вскакиваю быстрее, и бегу к выключателю. 

Что касается футбола, думал, может, на замену будут выпускать. У нас главным тренером был Федосеевич (Виктор Одинцов – прим. авт.), и он на установке перед домашней игрой с Мурманском объявляет, что левым полузащитником выходит Сошенко. Я просто обалдел. Ну и так получилось, что в этой игре гол забил. 

Ощущения, конечно, непередаваемые. На центральный стадион в Белгороде на матчи тогда по 12 тысяч человек ходили. Люди в проходах сидели. Времена были такие. Жил я в районе, который назывался «Жилая» – это за стадионом как раз. Так полрайона пришли за меня поболеть. Приятно было.

 

В юношеской сборной СССР В юношеской сборной СССР / Фото: личный архив Геннадия Сошенко

Вызов в сборную

— Что было дальше?

— У «Салюта» через шесть дней выезд сразу на три игры: в Рязань, Тулу и Новомосковск. А я же ещё в школе учился. Прихожу на учёбу и вижу Клочкова. Он уже договорился с директором школы, с управлением образования, чтобы меня отпускали на игры. Сказал: «С завтрашнего дня на тренировки и готовишься». И уже с этого дня меня приняли в команду и дали ставку стажёра.

— Какая зарплата у вас была?

— 90 рублей. Это стажёрская категория. Потом шли 110 рублей, 130 и самая высокая – 160. Проходит месяц. Мы выиграли у Тулы, сыграли вничью в Новомосковске и проиграли Рязани. Приношу матери домой деньги – по‑моему, 120 рублей вместе с премиальными. А она работала продавцом. Испугалась, спросила, где взял. Думала, что украл. Объяснил, что я в команде и мне платят. Она: «А что, за футбол ещё и платят?»

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— Лучший бомбардир в истории «Салюта» – Юрий Васильев. Каким вы его помните?

— Конечно, мастер выдающийся, да и в жизни порядочный человек, друг. На поле это вообще универсал был. Скорость высокая, левша, удары сумасшедшие. Он много забивал, потому что с мячом работал так, как сейчас, наверное, никто в Премьер-лиге не может.

Его же приглашали в московский «Спартак». Он отказался – ему четырёхкомнатную квартиру дали от «Энергомаша».

— А вас же вызывали в юношескую сборную СССР. Как это было?

— Мы играли последний матч сезона с кем‑то в Подмосковье. И там человек был от сборной, следил. Я об этом узнал уже после игры. Заканчивается 1976 год и в «Салют» приходит телеграмма – вызов. С 31 декабря на 1 января в 4 утра поезд идёт в Сухуми. Там была база, где тренировались юношеские, молодежные сборные на пяти полях.

Я участвовал в турнире «Дружба». Он проходил в Ташкенте, а играли Польша, Чехословакия, ГДР, Югославия. И мы вышли в финал с немцами. Получается 1:0 проигрываем, остаётся полторы минуты. Идёт подача с фланга, вратарь не достаёт, а мяч опускается ко мне. Прыгаю, достаю его головой, но бью в перекладину. Так и закончили 1:0, заняли второе место.

 

Белгородский «Салют» в начале 1980-х годов. Геннадий Сошенко – третий справа в нижнем ряду Белгородский «Салют» в начале 1980-х годов. Геннадий Сошенко – третий справа в нижнем ряду / Фото: личный архив Геннадия Сошенко

«Для тебя всё делают – только играй»

— Вы отыграли пять сезонов в «Салюте», потом уезжали в Ставрополь и возвращались в Белгород в 1983-м. Почему через год после этого перешли в воронежский «Факел»?

— «Салют» тогда занял четвёртое или пятое место во второй лиге – давно такого не было. Банкет. Ко мне подходит главный тренер Валентин Хахонов и говорит: «У директора был сегодня. Сдаёшь свою двухкомнатную квартиру и получаешь четырёхкомнатную. И ещё машину». Я обрадовался и думаю: приду домой, расскажу жене. 

И тут меня приглашают к телефону. Тогда же мобильных не было. Звонит жена и спрашивает, когда я приду. Оказывается, ко мне домой приехало руководство «Факела» и ждут меня. Приезжаю, а они мне объясняют, что ставят задачу выхода в высшую лигу, обещают квартиру в Воронеже.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— Сложный выбор был?

— Я в футбол другого уровня хотел играть прежде всего, поэтому и решил уехать. Жена поначалу расстроилась, она хотела больше остаться в Белгороде. 

Мы приехали в Воронеж, нам показали базу «Факела», а тогда она считалась второй в Советском Союзе после базы «Днепра». Поля великолепные, кормят, поят, все для тебя делают. Только тренируйся и играй. 

Сказали, что жену устроят на работу, дети будут ходить в садик и школу рядом с домом. В общем все условия.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

«Передайте Гене привет от Славы»

— Первый сезон в «Факеле» получился и у вас, и у команды очень ярким. Вы стали чемпионами первой лиги и вышли в Высшую. И ещё в ¼ Кубка СССР в Воронеже обыграли московский «Спартак», получили звание мастера спорта. Помните это?

— Ну конечно. Получилось, что Валерий Шмаров приехал на игру после сборной буквально с поезда. Поэтому в стартовом составе вместо него вышел я под его девятым номером. Так я играл под шестым. 

У меня раньше была очень высокая скорость – стометровку бегал за 11,2 секунды – и играл я крайнего полузащитника. Но после двойного перелома ноги, когда ещё за Ставрополь играл, конечно, уже так быстро не бежал. Пришлось перестраиваться и уже я играл опорника.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

Помню, что в той игре за Фёдором Черенковым я замучился бегать. Вот он рядом – раз! И уже за спиной. Но он нам не забил, как и «Спартак».

А у нас первый мяч Слава Мурашкинцев забил, а второй Саша Минаев. Выиграли 2:0, вышли в полуфинал, но там проиграли «Зениту».

— Я слышал, что у футболистов «Факела» была тогда огромная популярность в городе.

— Когда‑то я уже рассказывал эту небольшую историю. Приезжала к жене подруга, они работали вместе в универмаге «Маяк» в Белгороде. Тогда можно было за 40 минут прилететь. И она прилетает, садится в такси из аэропорта, таксист спрашивает, куда ехать. Та называет Южно-Моравскую. И в разговоре он как‑то спросил, к кому едете или что‑то такое. Прозвучала моя фамилия. Ну подъезжают к подъезду, и таксист говорит: «Денег не надо, Гене передайте привет от Славы». Таксисты нас, футболистов, любили.

50 рублей за победу над «Спартаком»

— Вы выступали за «Факел» с 1984 по 1989 годы. Это время – лучшее в вашей карьере?

— Да. Город сходил с ума от футбола и от команды. Стены чуть ли не всех домов болельщики расписывали, признавались в любви «Факелу». Даже мэр обращался к болельщикам, просил этого не делать. 

Если вернуться к игре со «Спартаком», могу сказать, что Центральный стадион профсоюзов тогда вмещал 33 тысячи человек, а заявок было 280 тысяч из Белгорода, Тамбова, Курска, Липецка. Понятно, что из‑за «Спартака», но и на «Факел» людям было интересно посмотреть.

— Много футболистам платили в те времена?

— Официально за победу над «Спартаком» премиальные были по 50 рублей. Но мы получили в тот месяц по 1 500 рублей, потому что ещё заплатили от стадиона, ещё откуда‑то. Мы же, наверное, были рекордсменами по играм с иностранцами. К нам приезжали команды из городов-побратимов. Например, из Чехословакии – из Брно, из Польши. Обыгрываешь – платят 200 рублей официально. «Спартак» обыграть – 50, а тут 200. Четыре игры выиграл – у нас по 800 рублей уже лежит.

 

Геннадий Сошенко в тренерском штабе «Факела» в 1990-х (третий справа в среднем ряду) Геннадий Сошенко в тренерском штабе «Факела» в 1990-х (третий справа в среднем ряду) / Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— Вы тренировали «Факел», причём несколько раз. Работали и помощником, и главным тренером. Потом в Липецком, Красноярском «Металлургах». Почему никогда не работали в Белгороде?

— У меня было такое приглашение, звонили из спорткомитета. Это было, насколько я помню, когда мы за выход в Высшую лигу с «Факелом» боролись середине 1990-х. Ну я не хотел уходить из «Факела», подставлять друга своего Сергея Савченкова

Мысли о Белгороде, конечно, и желание тренировать было, но как‑то всё не совпадало, не складывалось. То в Красноярск уезжал на два года, потом в Липецк, потом ещё «Локомотив» лискинский тренировал.

«Болельщики до сих пор вспоминают»

— Из «Салюта» вы приглашали в «Факел» Игоря Ермакова и Максима Васильева. Когда это было?

— Не помню точно год. Мы приняли команду с Савченковым в 1994 году. В 1998-м мы их приглашали. Ну, мне, конечно, Игорь больше нравился – такой быстрый, техничный. А Макс больше брал физическими данными, мог побороться, но он помедленнее. По‑моему, два года они у нас играли. Болельщики до сих пор вспоминают – тут вопросов нет. Я просто знал их хорошо, поэтому предложил Савченкову, я был его помощником. Он согласился, мы с ним вообще друг друга с полуслова понимаем. У нас вопросов по игрокам не было никогда.

— Лучшие белгородские футболисты в истории – ваша версия.

— Я не видел, как играл центральный защитник Александр Жолтиков, но говорят, что он был супер. Из тех, что я видел, первый – это Юра Васильев. Потом Мишка Монголин – он много забивал и большая часть его голов была из штрафной площади, у него чутьё было сумасшедшее. 

Однозначно вратарь Валерий Городов (родился в Воронеже, выступал за «Салют» с 1979 по 1983-й – прим. авт.). Конечно же, Валера Масалитин –забивал и по четыре, и по пять мячей в одной игре.

Из старой гвардии мне очень нравился ещё Сергей Бережной, но он мало играл. Сергей Крестененко мог так на публику сыграть, что стадион визжал. Например, обыграть красиво, между ног мяч пробросить. Его, Монголина и Бережного болельщики называли тремя мушкетёрами.

— Почему в ваше время, когда не было особых условий, полей, инфраструктуры вырастали хорошие футболисты, а сейчас, когда всё есть, их как‑то меньше?

— Наверное, потому, что дети мало на улице бывают, большинство физически слабые. Нас домой с улицы загнать не могли, и играли мы на любых площадках, покрытиях. У меня первоклассники сейчас занимаются: отыграли, садятся и сразу берут в руки телефоны. Не знаю, ну что, отбирать что ли?

Плюс питание. Что они едят? Чипсы и всякую ерунду. У нас в «Факеле» был тренер Анатолий Полосин. Он, например, если видел, что кто‑то пьёт кока-колу, штрафовал за это.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— В Белгороде бываете?

— Каждый год ездим на Пасху, убираем могилы. У меня и у жены там родители похоронены. В октябре прошлого года брата моего похоронили. Я туда езжу, бывает. Но у меня сейчас по пять тренировок в день с детьми, времени особо нет.

«Хочется пожить для себя»

— Вы работаете в воронежской детской футбольной школе «Легион». Как она появилась?

— В «Факеле» тренером работал великолепный человек – Константин Сарсания, который «Зенит» поднял в своё время. И вот он принял команду в 2010 году во втором круге, и команда прошла его, кстати, без поражений – заняла четвёртое место. 

Костя расшевелил здесь всё, в том числе детский футбол. Открыли школу: я и бывшие футболисты «Факела» Андрюха Карпенко и Вовка Пономарёв. Потом Вовка ушёл, мой сын Серёжка пришёл. Он больше занимается документацией, но тоже вникает в тренировки, упражнения. И у нас ещё есть тренер вратарей. И вот сейчас 2016-й год рождения самый старший. Это частная футбольная школа. Всего у нас около 200 детей занимаются.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: личный архив Геннадия Сошенко

 

— Ещё мечтаете вернуться в большой футбол в качестве тренера, например?

— Мне нравится работать с детьми, приятно, когда родители счастливы. Я уже, честно говоря, не думаю… С утра просыпаюсь – колени болят, пока не расхожусь. Здоровье – это же тоже фактор серьёзный и для работы, и для всего. 

У нас в Советском Союзе турниры «Кожаный мяч» начинались, по‑моему, с 7 или 8 лет. Вот сейчас мне 66 будет в ноябре. То есть получается 59 лет я в футболе. Детские турниры, потом группа подготовки, тренировки, команда мастеров, тренерство… Хочется уже немножко расслабиться и для себя пожить. Поэтому большого футбола уже скорее всего не будет.

 

Геннадий Сошенко: «В Белгороде давали квартиру и машину, но я выбрал «Факел» - Изображение Фото: Сергей Белых

 

— Какой клуб для вас дороже, «Салют» или «Факел»?

— Провокационный вопрос. В «Салюте» я начинал, а наибольших успехов добился в «Факеле». Не хочу выбирать. Обе команды люблю. 

— А каким видите их будущее?

— Я хотел бы, чтобы «Салют» играл в первой лиге, но пока нет подходящих условий. Может быть времена поменяются к лучшему и в целом, и в плане финансирования. 

А «Факел», конечно, хочется, чтобы выступал в Высшей лиге, но опять же деньги нужны. Воронеж тоже небогатый. По‑моему, в этом году бюджет у клуба 350 или 400 миллионов. Для Премьер-лиги этого мало.

Беседовал Сергей Белых

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×