Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 июня 2021,  15:30
 721

Социализация и профориентация. Как в Губкине работают с особенными детьми

«Белгородские известия» рассказывают, как в творческих мастерских центра ребят с РАС учат вести быт и общаться

Социализация и профориентация. Как в Губкине работают с особенными детьмиФото: Колядин Павел
  • Статья

В губкинском Центре внешкольной работы открыты четыре мастерские для детей с расстройствами аутистического спектра, в том числе кулинарная, швейная и упаковочная. В конце лета к ним добавят ещё четыре.

Всё началось с обычной гончарной мастерской «Жар-птица», которую открыли при губкинском Центре внешкольной работы несколько лет назад на средства гранта, обучали детей и подростков, участвовали в конкурсах. В какой‑то момент педагоги и руководитель центра решили пойти дальше и начали заниматься с особенными детьми. Так родился проект «Особенная мастерская для РАСпрекрасных детей», который нашёл поддержку и за очень короткое время перерос в нечто большее.

Дом белого кролика

«Самая главная цель работы этих мастерских, – говорит директор губкинского Центра внешкольной работы Татьяна Коваленко, – это социализация и профориентация. Потому что очень многие дети с РАС не могут себя даже обслужить, сделать какие‑то элементарные вещи, например налить чай в чашку. Здесь они учатся социально-бытовому обслуживанию, а самое главное, общению.

Пока Татьяна Сергеевна рассказывает, мы заходим в просторный класс, из которого доносятся манящие ароматы выпечки. На двери висит табличка: «Кулинарная мастерская «Дом белого кролика». Дети уже закончили работу с тестом, убрали за собой и ждут, когда можно будет пить чай с караваем. Дениска и Лев накрывают на стол, аккуратно переносят чашки и блюдца. Педагог Наталия Нехвядович приглядывает за духовкой. Тут же и мамы ребят. Они вместо тьюторов-наставников.

 

 

«Когда только начинали ходить сюда в прошлом году, мы всегда были рядом с детьми, – рассказывает мама Лёвы Кристина. – А теперь дети даже выпроваживают нас в коридор, а когда всё готово, зовут обратно. Стали самостоятельнее».

Глаза у Кристины Александровны буквально светятся, когда она рассказывает, каких результатов добился её Лёва благодаря занятиям.

«Дома стал тоже накрывать на стол. А после еды убирает за собой чашку, как настоящий мужчина, ставит её в раковину и заливает водой, – смеётся мама Лёвы. – Раньше ему неприятно было брать в руки губку, теперь смотрит на других детей и моет посуду. А ещё он перестал бояться жужжания миксера и пробует готовить сам».

Синий кот

Каравай готов, дети отламывают хрустящие кусочки и запивают чаем из настоящего самовара. Они очень довольны своей работой. А мы переходим в другой класс. Татьяна Коваленко продолжает свой рассказ:

«В 2019 году, когда мы только начинали придумывать проекты, мы были пионерами в работе с детьми с РАС, – говорит она. – Ездили за опытом в воронежскую общественную организацию «АутМама», белгородскую «Синюю птицу», инклюзивные мастерские «Простые вещи» в Санкт-Петербург. Наши педагоги учились и очно, и дистанционно, в том числе в Белгородском институте развития образования. Все мы росли профессионально вместе с нашими проектами. Но впереди у нас не менее трудный путь».

 

 

Этим летом губкинский центр ждут большие преобразования. Не так давно стало известно, что его новый проект «Синий кот», направленный на социализацию детей с ментальными нарушениями, выиграл очередной грант в рамках программы социально-экономического партнёрства компании «Металлоинвест» и правительства Белгородской области.

Теперь центр не только переедет в новое, отремонтированное здание в микрорайоне Журавлики, но и расширит количество своих мастерских до восьми. На эти цели организации выделят больше 6 млн рублей. К уже существующим классам добавят столярную мастерскую, мастерские компьютерной грамотности, парикмахерского искусства и адаптивной физкультуры. При этом доступны они будут не только детям с РАС, но и с другими ментальными нарушениями.

РАСпрекрасная керамика

Синего кота, который дал название проекту, слепила девочка Даша. Она занимается в гончарке с сентября. Когда мы заходим в гончарную мастерскую, Даша что‑то очень шумно обсуждает с другими ребятами и кота нам фотографировать запрещает.

«У него ещё глаз недокрашен, – объясняет она. – Будет странно».

Но потом она всё же смягчается и отвлекается на новую глиняную фигурку, которую нужно покрасить. Гончарную мастерскую дети любят всей душой. И даже несмотря на то, что посещение занятий у них часто зависит от настроения, могут прийти в класс просто посидеть. Саша на прошлом занятии сделал очень красивого ангела, но красить его категорически отказывается. Просто наблюдает за происходящим. А вот сидящий рядом Аким, наоборот, увлечённо раскрашивает слепленную на прошлых занятиях подставку для мыла.

 

 

Рядышком сидит мама Акима – Елена. Когда нужно, она помогает сыну, мягко его направляет.

«Мы сюда уже второй год ходим, – делится она с улыбкой. – В первый год Аким вообще не принимал глину, только красить любил. Сама фактура глины, её консистенция была ему неприятна. Сейчас уже вовсю раскатывает, вырезает. И некоторые его работы стоят у нас дома».

Рядом с рабочим столом на стене висит большая доска. На неё дети перед началом занятия прикрепили свои фотографии и маленький смайлик с настроением. У всех оно сегодня отличное. Тут же, у доски, есть небольшая корзинка с конфетами. Все ребята знают: как только они закончат работать, смогут взять по конфете в качестве поощрения.

Педагог Евгения Веникова обходит каждого и для всех находит слова поддержки, мягко призывая к работе. Она была одной из первых в Губкине, кто начал работать с особенными детьми. Благодаря своему особому подходу в этом году она стала призёром всероссийского конкурса профессионального мастерства «Сердце отдаю детям» как педагог, работающий с детьми с ОВЗ и инвалидностью.

Инклюзивное кафе

Мы присутствуем на финальном занятии гончарной студии. С начала учебного года здесь и в других мастерских постоянно занимались 26 детей 7–12 лет. Многие из них настолько полюбили кулинарию, лепку из глины и швейное дело, что хотят продолжить учиться дальше. Как отмечает Татьяна Коваленко, центр ведёт работу и в направлении профобразования для детей с ментальными нарушениями.

«Сейчас при училищах создают программы для особенных детей по тем же направлениям: швейное дело, кулинария, – говорит она. – Мы хотим с ними сотрудничать, чтобы в дальнейшем наши дети были настроены поступить по профилю и учиться дальше. Вопросы последующего трудоустройства сложнее. Не все смогут устроиться на работу из‑за степени инвалидности, которую определят только после 18 лет, да и работодатели, как правило, не заинтересованы в таких сотрудниках».

 

 

Именно поэтому в отдалённых планах у коллектива Губкинского центра открыть в своём городе инклюзивное кафе, где могли бы работать люди с особенностями, в том числе их бывшие воспитанники. Как отмечает Татьяна Сергеевна, это не только рабочие места, но и возможность использовать созданные при мастерских вещи: чашки, тарелки, стулья, столы и т. д.

Нужно пробовать

Пока результаты работы воспитанников центра можно увидеть на местных благотворительных ярмарках и выставках в краеведческом музее. Но в перспективе, когда решат сложные организационно-финансовые вопросы, у мастерских появится свой интернет-магазин.

«Работы у наших детей очень оригинальные, живые, яркие, потому что у них особый взгляд на жизнь, – говорит Татьяна Коваленко. – И самое главное, все они практичные, то есть могут использоваться, а не просто пылиться на полке. Это и сумки-шоперы, и новогодние игрушки на ёлку, и подставки под яйца, и кашпо. Искусство – это, конечно, красиво, но для наших детей это понятие расплывчато, им важно делать конкретные вещи».

Детям довольно трудно расставаться с собственными поделками, но после того как они видят свои работы на прилавке или полках музея, быстро меняют своё отношение. А после ярмарок на заработанные от продажи деньги устраивают вместе с педагогами чаепития со сладостями.

«Когда мы начинали всё это делать, – завершает свой рассказ Татьяна Коваленко, – нам было очень страшно. Но я считаю, что, когда ты пробуешь, у тебя всегда два варианта: получится или нет. Но если ты не попробуешь, путь только один. И вот мы стараемся, пробуем. Да, это риск, потому что ты окунаешься во что‑то неведомое. Но тема эта очень серьёзная и нужная. Ведь речь о детях, которым нужна помощь взрослых. Кто, если не мы?»

Анастасия Состина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×