Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 мая 2021,  17:13

Как жители бывшего СССР помогают искать родственников солдат, погибших под Белгородом

«Белгородские известия» рассказывают о новых успехах поисковика Людмилы Мирошниковой

Как жители бывшего СССР помогают искать родственников солдат, погибших под БелгородомЛюдмила МирошниковаФото: Наталия Козлова
  • Статья

Людмила Мирошникова шесть лет назад осознала, что погибших в наших краях в годы Великой Отечественной войны гораздо больше, чем значится на памятных монументах, а их родные зачастую более 70 лет остаются в неведении о судьбах отцов и дедов. И не смогла жить с этой мыслью спокойно.

Белгородка не старается объять необъятное, а шефствует лишь над терновской территорией, входившей в эпицентр боёв во время Курской битвы. Но и на этом пятачке, небольшом по меркам глобальных битв, можно годами искать скрытую информацию. Благо в разных уголках бывших союзных республик есть люди, готовые ей помогать в этом поиске.

Две области

Женщина из Москвы специально приехала в Горшеченский район, чтобы найти могилу деда Василия Горячева: в военном архиве есть информация, что он погиб 29 июля 1943 года у села Вислого Курской области. Но никаких его следов там не нашла: не знала, что до образования Белгородской области в 1956 году к курским землям относилось наше Вислое, которое теперь в Яковлевском округе. Эти административно-географические преобразования, к слову, часто сбивают неместных, которые ищут погибших в наших краях. 

Москвичка оставила сообщение на курском краеведческом сайте «Горенка», где его и обнаружила Людмила Мирошникова. Она пояснила, что солдат покоится в братской могиле в Терновке, куда перезахоронили погибших под яковлевским Вислым, в хуторе Дружном, других близлежащих сёлах.

«Название области изменилось, и архивные документы зачастую дублируют друг друга: в одних указано, что солдат захоронен в Курской области, а в других – в Белгородской, иногда названы обе области. И если ищущий не будет копать и разбираться, что да как, может и не найти нужное захоронение», – поясняет Людмила Васильевна.


 

Братская могила в Терновке Братская могила в Терновке / Фото: Юрий Коренько (архив)

Свой «Бессмертный полк»

Таких человеческих микроисторий, которыми обрастает работа Людмилы Мирошниковой, множество. Больше года она сравнивала на сайтах «Мемориал» и «Память» списки погибших под Терновкой и фамилии солдат, увековеченные на плитах окрестных братских могил, и обнаружила, что 219 павших воинов в официальных захоронениях не значатся. 

Яковлевский райвоенкомат эту информацию подтвердил. Администрация Терновского поселения взяла на себя подготовку и установку плит на братской могиле с вновь открывшимися именами. Планировали сделать это ещё в прошлом году, но помешала пандемия.

Мирошникова, помимо сверки и узаконивания списка, посчитала своим моральным долгом найти ещё и родственников героев: вдруг те считают их пропавшими без вести (что в кровопролитных боях и при путанице в фамилиях далеко не редкость) или захотят приехать на братскую могилу.

«А ещё я хотела найти фотографии этих солдат. Чтобы 9 Мая терновские школьники в «Бессмертном полку» несли портреты тех, кто защищал их землю», – делится Людмила Мирошникова.

Забегая вперёд, скажем, что на сегодня у поисковика 39 фотографий погибших. Нашлись и спонсоры, которые оплатили изготовление портретов: местные предприниматели-аграрии Алексей Михайлов, Александр Скребков и белгородский штаб партии «Новые люди».

Соцсети помощи

Людмилу Васильевну поддерживают близкие: дочь Дина помогает с официальными запросами, оформлением документов, давний товарищ Анатолий Антонюк, который несколько лет назад в своём огороде в Шопино обнаружил печную заслонку с именами 14 погибших солдат.

Но как этими скромными силами найти 219 семей, разбросанных по республикам бывшего Советского Союза? Годы работы!

Поэтому Людмила Васильевна обратилась к людям, в том числе и в наш издательский дом. Несколько раз в «Белгородских известиях», «Белгородской правде» и на сайте belpressa.ru мы просили людей присоединиться к поиску. В соцсетях «Одноклассники» и «ВКонтакте» Людмила Васильевна создала группы «Братская могила с. Терновка».

Разместила списки солдат, объяснила алгоритм действий, стала публиковать результаты находок. Из белгородцев на её призыв сразу откликнулись Анна Чечина из Шебекино, которая за два дня нашла родственников Кузьмы Шутова.

Очень помогает москвич Кирилл Кириллов. Судя по всему, молодой человек – правнук одного из погибших под Терновкой. Оказалось, что он знает о боях на этом участке в июле – августе все детали чуть ли не поминутно. Кирилл нашёл четыре фото солдат из списка, подсказал, где находятся другие. Он отыскал и поделился координатами нескольких семей, в том числе внучки однополчанина своего прадеда, которая живёт в Ивановской области. Та в свою очередь прислала Мирошниковой фронтовые письма деда.

Вот так в процессе поиска и складываются цепочки человеческих взаимоотношений, рождается чувство солидарности.

 

Как жители бывшего СССР помогают искать родственников солдат, погибших под Белгородом - Изображение Фото: Юрий Коренько (архив)

«В списке есть Дермидонтов Илья Тимофеевич, погибший под селом Вислым, – рассказывает Людмила Мирошникова. – В донесении о потерях есть адрес его семьи: Аксубаевский район в Татарстане. Но в процессе поиска выясняется, что, возможно, в фамилии ошибка и она пишется «Дормидонтов». Как это проверить? Вдруг совершенно незнакомая женщина из этих краёв в «Одноклассниках» предлагает свою помощь. Она едет в село, где жил погибший, выясняет, что в документах действительно ошибка: все местные – Дормидонтовы. И организует статью в газете через свою подругу. Невероятная, конечно, женщина. Но самое главное, что она нашла‑таки родных солдата. Они живут в Тюмени, и его внук тоже военный. Он был потрясён: семья действительно ничего не знала о гибели и месте захоронения солдата».

А сколько историй, которые невозможно слушать без слёз, приходит из Узбекистана, Казахстана, других южных союзных республик! Там родственные связи и сарафанное радио работают безотказно. И даже если не находят родных в одном селе, поиск подхватывают в других. Людмила Васильевна уже знает, что, если пишет в восточные республики однофамильцу погибшего под Терновкой солдата, он, как правило, воспримет её просьбу о помощи как дело чести.

Человеческий отклик, благодарность, радость от того, что ещё один терновский солдат не будет лежать безродным, внуки и правнуки смогут поклониться его могиле, – главные стимулы, которые движут Людмилой Васильевной и её единомышленниками.

Вечная история

Процесс этот, похоже, бесконечный. Не успели в Терновке установить плиты с новыми именами, как можно уже готовить другие. Списки пополняют постоянно: пока военные архивы были закрыты, на братских могилах значились только опознанные солдаты, которых успели похоронить или перезахоронить после войны. Но когда и куда вписывать вновь установленных, есть ли возможность расширять списки на мемориалах бесконечно? Это вопрос не праздный, не только проектно-архитектурный, но и финансовый. Да, память о Победе бесценна, но реальность такова, что работы по увековечению – дело весьма затратное, особенно для окружного бюджета.

Мы не будем в день нашего общего праздника Победы повторять, что никто не забыт. А повторим то, что говорим каждый раз, когда речь идёт о поисковой работе. Нужна система в поиске таких неувековеченных героев, узаконенные взаимоотношения между официальными органами и энтузиастами, сайты-агрегаторы, концентрирующие максимально подробную информацию о братских захоронениях, включая чёткие фото списков на плитах. Только начертав все пропущенные по разным причинам имена солдат на памятных плитах братских могил, мы сможем закрыть свои долги перед ними и с чистым сердцем сказать: «Никто не забыт».

Ольга Бондарева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×