Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 апреля 2021,  19:43

Эндопротезирование: кому и когда оно необходимо

О специфике замены повреждённого сустава на искусственный – в материале «Белгородской правды»

Эндопротезирование: кому и когда оно необходимоФото: Павел Колядин
  • Статья

Заведующий травматолого-ортопедическим отделением клинической больницы святителя Иоасафа Александр Зарудский рассказал, как долго служит человеческий сустав, кому показана операция по его замене и почему Белгородская область считается лидером по эндопротезированию в Черноземье.

Статистика утверждает: в эндопротезировании сегодня нуждаются 72 человека из тысячи. Этим людям недоступны самые простые движения. Они тормозят торопящихся, неловко выходя из общественного транспорта. Это их, с трудом преодолевающих ступеньки, все обгоняют на лестнице. И, вопреки сложившемуся мнению, им совсем не обязательно за 60. Половина людей, страдающих из‑за проблем с тазобедренными и коленными суставами, работоспособного возраста.

На операцию настроены

— Александр Витальевич, для многих одно слово «операция» – уже стресс. А тут речь идёт о протезе, хотя и высокотехнологичном.

— Пациенты, с которыми мы работаем, настроены на операцию. Они категоричны: «Доктор, делайте со мной, что хотите, но так жить больше нет сил». Они измучены суставными болями, не дающими покоя ни днём ни ночью.

— Неужели нельзя без операции поставить человека на ноги?

— На ранних стадиях – да, помогает консервативное лечение. Но процесс нельзя повернуть вспять. В запущенных случаях хрящ – прослойка между суставными концами костей – деформируется, местами отсутствует. Кость трётся о кость, а это вызывает боль при малейшем движении и ограничение подвижности. Страдают окружающие сустав ткани – сухожилия, мышцы. Ни лекарства, ни физиопроцедуры при этом не помогают. Сустав перестаёт выполнять свои функции: пациенты ограничены в движении, некоторые в буквальном смысле ползают, о каком качестве жизни можно говорить?

 

 

— Многие на себе почувствовали: чем старше, тем больше проблем с суставами. Ваши пациенты – люди в возрасте?

— К сожалению, нет. У молодых проблемы с тазобедренными и коленными суставами часто появляются из‑за врождённой патологии или развития некроза головки бедренной кости. У девушек нередки диспластические (из‑за неправильного развития тканей – прим. ред.) артрозы. В детстве это не вызывает особых жалоб, но после родов из‑за нагрузки происходит декомпенсация, а далее – утиная походка, страдания в интимной жизни, разрушенные семьи. Мы избавляем молодых женщин от этих мучительных проблем.

Пожилых пациентов на операционный стол, в основном, приводят запущенные артрозы. Операция показана при повреждении суставов при остеоартрите, ревматоидном артрите, травматическом артрите, болезни Бехтерева, переломе шейки бедра.

 

Лучшие в мире

— Я знакома с человеком, который живёт на обезболивающих. Он боится, что сустав долго не прослужит и его придётся менять.

— Об этом беспокоятся многие больные. Первое эндопротезирование сделали в нашей больнице более 20 лет назад, за это время тазобедренные и коленные суставы заменили более чем у 9,5 тыс. пациентов. Вторичная замена понадобилась единицам, и для этого были серьёзные причины.

20 лет назад, когда встал вопрос о внедрении эндопротезирования в нашей больнице, нам дали возможность побывать в лучших клиниках Европы, обучиться этой методике, выбрать из многих протез, который до сих пор считается лучшим в мире.

Хороший имплант – важнейшая составляющая успеха. Искусственный сустав подвергается большим нагрузкам, он должен как можно дольше сохранять работоспособность. Для повторных операций нужны более обширные разрезы, более массивные конструкции, и это намного дороже. Американцы подсчитали: первичное эндопротезирование стоит около 5 600 долларов, а замена искусственного сустава обходится в 58 тысяч! Есть разница?

 

 

— Но ведь это наверняка зависит не только от качества импланта, но и от мастерства хирурга?

— В нашем отделении наработан солидный опыт. В день врачи, выполняя федеральную программу, делают четыре-пять операций. Работает пять хирургов, все они мои ученики. Самое главное – чёткое взаимодействие всей операционной бригады: хирургов, операционных сестёр, анестезиологов.

— А у кого учились вы?

— Когда в стране только начинали эндопротезирование, я проходил ординатуру в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте (МОНИКИ) им. М. Ф. Владимирского. Уже тогда, в начале 1990-х, я присутствовал на первых операциях в СССР, мечтал, что и сам буду их делать. В Белгороде, когда в 2001 году встала задача внедрить эндопротезирование в нашей больнице, погрузился с головой не только в освоение хирургической техники, но и в создание материальной базы, коллектива единомышленников. На первые операции приглашал главного травматолога Московской области Виктора Волошина, с которым сдружился во время учёбы. Сотрудники проходили курсы в федеральных центрах и европейских клиниках.

 

 

Поэтому мы быстро снизили продолжительность операции с двух часов до 50 минут, у нас очень низкий процент осложнений. С 2003 года эндопротезирование выполняли в рамках обязательного медицинского страхования, с 2004-го на эти операции выделили квоты.

— Как мы выглядим на фоне других клиник ЦФО?

— Смотрите сами: в Курске в прошлом году поставили 400 эндопротезов, в Липецке – 100, в Воронеже – 1 100, но там давно выделили ортопедическое отделение и население почти в два раза больше. Мы из‑за пандемии два месяца не оперировали, но федеральную программу выполнили, поставив 759 протезов.

Сейчас в нашей области в очереди более 3 тыс. человек, замену тазобедренного сустава пациенты ждут год, коленного – три года. Эндопротезирование – одно из самых востребованных вмешательств, ведь болезни суставов вышли на второе место после сердечно-сосудистых.

 

Забывают беречь

— Чувствуют ли больные, что у них установлен эндопротез?

— Цель протезирования – устранить боль, сохранить опороспособность конечности, восстановить функцию сустава. И в идеале, когда это происходит, пациент протеза не чувствует.

— Но ведь все мы очень разные. Как инородная конструкция может стать родной?

— Мы проводим обследование и индивидуально для каждого подбираем нужный размер протеза. Но многое зависит от пациентов – после операции важна правильная реабилитация, чтобы болевые ощущения быстро исчезли. Возвращается подвижность, и люди забывают, что сустав нужно беречь. Как‑то к нам обратился пациент с жалобами. Стали разбираться и выяснили, что он с протезом ежедневно поднимает мешки и 50-килограммовые бидоны.

— Кому вы отказываете в операции?

— Противопоказания – гнойные процессы в организме. Не приживётся эндопротез и при туберкулёзе. Многим приходится отказывать из‑за тяжёлых сердечно-сосудистых заболеваний, при которых очень высок риск.

— А возраст?

— Возраст не противопоказание, было бы здоровье. У нас немало пациентов за 80. Люди хотят вести активный образ жизни, и мы им в этом помогаем.

 

 

— Вы лично сделали тысячи операций. Кому, как не вам, знать, отчего страдают суставы?

— На первом месте – избыточный вес, травмы и заболевания опорно-двигательного аппарата, непомерно высокие нагрузки на суставы, сахарный диабет и другие заболевания.

А сколько через наше отделение прошло людей со спортивными травмами! Понятно, что у профессионалов это осознанный риск, но повышенный травматизм часто сопровождает спортсменов-любителей, которые без должной подготовки, нарушая простые методические требования, выполняют упражнения.

Сегодня наши будущие пациенты в тренажёрных залах активно накачивают мышцы, занимаются горными лыжами на трассах высокой сложности, снижая вес, бегают на большие дистанции, ходят десятки километров по асфальту, отчего коленные суставы изнашиваются. Врачи приветствуют физическую нагрузку, но всё нужно делать с умом, без надрыва и фанатизма. И желательно под контролем специалистов. Тогда ваши суставы, сердце и лёгкие скажут вам спасибо.

Беседовала Елена Мирошниченко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×