Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14 февраля 2021,  17:15

Будет трактор – будет пища. Как живётся оленю, кабану и косуле в шебекинском охотхозяйстве

«Белгородская правда» побывала на базе ассоциации по охране диких животных «Русский лес» в посёлке Батрацкая Дача Шебекинского округа

Будет трактор – будет пища. Как живётся оленю, кабану и косуле в шебекинском охотхозяйствеФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

У егерей ассоциации по охране диких животных «Русский лес» нет горячего сезона: в любое время года сотрудники охотхозяйства наблюдают за копытными обитателями природы, заготавливают для них пищу и кормят, контролируют законность охоты, следят за количеством и качеством поголовья. И борются с браконьерами.

Наше благородие

На базу охотхозяйства прибываем рано утром. И сразу пересаживаемся в проходимый УАЗ: гендиректор «Русского леса» Виктор Селиванов обещает лично показать угодья ассоциации и самое главное их достояние – благородных европейских оленей. Если повезёт, конечно, уточняет руководитель, имея в виду невероятную осторожность и пугливость этих парнокопытных, не подпускающих к себе человека на близкое расстояние. 

Впрочем, в закрытом вольере на площади 1 300 га, кроме 600 оленей, живут около 150 косуль и примерно столько же кабанов, поэтому на импровизированную фотоохоту отправляемся с надеждой: кто‑нибудь в фокусе нашего объектива обязательно окажется.

«Хозяйство ориентировано в первую очередь на популяцию оленя, – рассказывает Виктор Селиванов, лавируя по заснеженной дороге между деревьями. – Перед прежним директором стояла задача увеличить поголовье животных в угодьях, и к 2016 году он с ней справился. Сейчас на открытой территории обитает около 800 оленей, порядка 500 косуль. Посмотрите налево: олени стоят! Снимайте, пока не убежали».

 

Уазик резко тормозит. Фотокорреспондент быстро выбегает из автомобиля, пытаясь сначала разглядеть сквозь сосновый частокол рогатых красавцев, а потом успеть нажать на кнопку спуска. Несколько оленей, спрятавшихся за деревьями метрах в 50, замирают буквально на пару секунд, предчувствуя опасность, затем распрямляются, словно пружины, и мчатся вдаль. Без единого шанса. 

Мы не сдаёмся и продолжаем грести двумя мостами по лесным неровностям в поисках удачи. Сопровождающий нас в поездке заместитель директора Александр Лобачев открывает в машине люк и предлагает фотографировать животных на ходу, чтобы не тратить время на остановки и выходы. Так и делаем.

 

Качество зависит от рогов

Когда в охотничьих угодьях насчитывалось достаточное количество поголовья, принялись работать над его качеством. К своему удивлению, узнаю о том, что качественный самец определяется не тем, что способен оплодотворить до 20 самок, а тем, какие рога носит. Хорошая длина, объёмный развал, число отростков в короне и вес – те параметры, по которым олень часто становится признанным лидером в стаде и объектом особого внимания охотоведов.

Например, осенью 2018 года на открытой территории хозяйства добыт уникальный трофей – рога благородного европейского оленя весом более 14 кг. Особи с малым количеством отростков выбраковываются.

«Во время брачного периода бои между ними идут страшные. Они бьются за самок, за высоту, отстаивают кормовое место, и если у оленя вместо ветвистых рогов палки, то пронзают друг друга, как шилом, – говорит директор. – Чтобы не допустить возможной гибели качественных самцов, а также участия бракованных особей в размножении, открываем на них коммерческую охоту».

Будет трактор – будет пища. Как живётся оленю, кабану и косуле в шебекинском охотхозяйстве - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

Трястись в отечественном УАЗе по ухабам и невидимым ямам зимой, пусть и с хорошо работающей печкой и в приятной компании, – удовольствие, сами понимаете, ниже среднего. Однако увидеть животных очень хочется, и мы углубляемся внутрь огромного вольерного комплекса, испугав по пути трёх косуль, двух кабанов и четырёх оленей, стремительно метнувшихся в противоположную сторону, – лишь копыта мелькают где‑то на горизонте. Охотники из нас так себе, но Александр Лобачев успокаивает:

«Двигатель уазика для животных – сигнал опасности. Мы их не видим, а они давно уже вычислили нас благодаря отменному зрению, слуху и обонянию. Вот если бы услышали звук трактора или «Урала», привозящего на подкормочные площадки еду, реакция была бы другой. Кабаны иногда сопровождают такую технику до места, потому что знают: будет трактор – будет пища».

Будет трактор – будет пища. Как живётся оленю, кабану и косуле в шебекинском охотхозяйстве - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Кушать подано

Останавливаемся у невысокого деревянного строения, напоминающего малогабаритный домик без крыши, с низким входом. Виктор Селиванов объясняет, что это специальные ловушки для кабанов, выполняющие две функции. Егеря, во‑первых, раскладывают в них корм для поросят, чтобы те могли вволю поесть отдельно от ненасытной матери: взрослая особь внутрь просто не пролезет. Во‑вторых, ловушки нужны для отлова конкретных экземпляров – сделать прививку, повесить бирку и так далее.

Скоро упираемся в одну из подкормочных площадок, где наблюдаем лишь остатки разбросанного корма. По словам Виктора, за четыре дня животные съели пять больших тюков сена, силос и самое любимое своё лакомство – кукурузу. В лежащие рядом автомобильные колёса засыпают зерно. Для удобства зверей егеря прорезают в покрышках щели, чтобы вытекала вода, а нижнюю часть, наоборот, обшивают фанерой во избежание потери пищи. На краю леса – кормовые лотки для скармливания оленям ветеринарных препаратов. Сервис, однако.

 

Ловушки для кабана Ловушки для кабана / Фото: Вадим Заблоцкий

 

— Уход за животными можно разделить по сезонам. Весной, например, когда у кабанов опорос, на южных склонах нужно предварительно разложить сено и солому, чтобы малыши в первые дни жизни не простыли, – объясняет Виктор Селиванов. – Для косуль и оленей важно уменьшить фактор беспокойства людьми, вовремя наполнить солонцы смесью глины и соли. И, конечно, посеять поля, чтобы летом обеспечить копытных кормами. Для наших нужд сельхозработами по договорённости занимается компания «Русагро-Инвест».

— Что сеете? – интересуюсь у руководителя.

— Кукурузу, зерновые, люцерну, овёс, – отвечает Селиванов. – В планах тюковать топинамбур. Зелёную его часть обожают и олени, и косули, и кабаны.

Летом егеря и охотоведы готовятся к охотничьему сезону, ремонтируют наблюдательные вышки, заправляют солонцы. Осенью хозяйство договаривается с сахарными заводами и привозит в угодья свёклу и её хвостики: эти питательные продукты, по словам директора, съедаются на ура. А зимой животных интенсивно кормят тем, что заготовили летом.

Будет трактор – будет пища. Как живётся оленю, кабану и косуле в шебекинском охотхозяйстве - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Цепочка доказательств

Общую радужную картину портят браконьеры, активизирующиеся в тёплое время года, по чернотропу, когда можно бесследно забраться в любое место и незаконно застрелить животное. Закрытый вольер для незаконных охотников не препятствие, потому что, как утверждает Виктор Селиванов, такой промысел приносит приличный доход. Они и вооружены солиднее, чем штатные егеря: тепловизорами, карабинами, прицелами стоимостью от 100 тысяч рублей каждый, глушителями по 30 тысяч штука.

«Работают группами от двух до десяти человек, все хорошо известные нам жители окрестных сёл и посёлков, которых мы неоднократно задерживали и передавали в руки сотрудников правоохранительных органов, – сокрушается директор. – Однако часто получаем от полиции постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Взяли как‑то браконьера на территории вольера с убитым кабаном. Казалось бы: вот человек, вот кабан, вот дырка в кабане от пули, вот карабин, глушитель, тепловизор, штык-нож, испачканный в крови животного. Но уже на третий день пришёл отказной материал».

Доказать факт незаконной добычи сложно. Задержание браконьера рядом с тушей застреленного животного на деле ничего не означает. Если горе-охотник добровольно не признается в преступлении, назвать его виновным не сможет ни один суд. Впрочем, цепочка неопровержимых доказательств, по словам Селиванова, всё‑таки существует.

 

«Чтобы осудить человека за незаконную добычу животного, нужно поймать его с тушей и ножом в крови, карабином, целиком сохранившейся пулей в туше и снять на видео момент, когда он стреляет, – рассказывает руководитель «Русского леса». – Вот в этом случае браконьер железобетонно будет привлечён к ответственности. В последний раз такое происходило в 2016 году».

Александр Лобачев делится некоторыми объяснениями задержанных, которые пытались избежать наказания. 

«Один так и написал: «Я прогуливался в районе села, увидел в вольере рог оленя, решил перелезть и посмотреть. И вдруг прибежали егеря и обвинили в убийстве поросёнка», – цитирует заместитель директора слова злоумышленника. – А то, что прогуливался он в три часа ночи с карабином, глушителем и прибором ночного видения, никого не смутило».

Для отлова оленей строят такие ловушки Для отлова оленей строят такие ловушки / Фото: Вадим Заблоцкий

Отважный кабан

В противостоянии нашего фотокорреспондента, охотившегося за животными из открытого люка УАЗа, и оленей, убегавших от него в течение дня, побеждает дружба. Нам удаётся‑таки увидеть многочисленную группу рогатых, которых невольно выгоняем из леса в открытое поле. Правда, в тот момент, когда безостановочно начинает работать затвор камеры, боязливые олени находятся на безопасном расстоянии. На кадрах – только дальние планы.

«Глаз не сводят с нас и будут следить до тех пор, пока мы заметны, – резюмирует Александр Лобачев. – Стоит сейчас начать движение в их сторону – моментально убегут. Поехали обратно в лес, может быть, ещё повезёт».

За несколько часов проезжаем по угодьям, расположенным в Шебекинском округе, Корочанском и Белгородском районах. Олени и косули, наверное, успевают разнести весточки о беспорядочно катающемся по лесу УАЗе со странными людьми, но до одного кабана эти новости не доходят. Три щелчка, и отважный кабан успешно запечатлён.

Правда, в следующую секунду срывается с места и мчит в лесные дебри.

 

«Кабан – интересное животное и не такое скрытное по сравнению с оленем, – комментирует повадки беглеца старший егерь вольера Андрей Тимченко. – Они и ведут себя по‑разному в случае угрозы потомству. Олень, например, уводит малышей от врага, свинья же, наоборот, нападает. Когда столько лет наблюдаешь за животными, ежедневно их кормишь и охраняешь, относишься к ним как к детям. Я владелец оружия, но на охоту практически не выхожу. Жалко стрелять. Мне нравится лес, нравится зверь – в этом и есть удовольствие».

К концу дня основательно замерзаем, но с базы охотничьего хозяйства возвращаемся в прекрасном расположении духа. Тест на собственную безопасность животные, особенно олени и косули, прошли безукоризненно. Хорошо, что боятся и не подпускают – целее будут. Человек им, к сожалению, и не друг, и не враг. 

Владимир Писахов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×