Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 октября 2020,  13:37

Вижу рифмы. О чём пишут молодые белгородские поэты

Журнал «ОнОнас» встретился с тремя авторами

Вижу рифмы. О чём пишут молодые белгородские поэтыФото: pixabay.com
  • Статья

Муза, Евгений Дробязко и Бесс Велиаль рассказали в чём актуальность поэзии и почему сам вопрос о её актуальности – обидный, чем она отличается от рэпа и стендапа и обязательно ли в эпоху Интернета издавать сборники.

 

Меня зовут Лиза Афанасьева, хотя в поэтических кругах все называют меня просто Музой. Мне 20, окончила универ, сейчас работаю и пытаюсь заниматься организацией литературного слэма и руководить белгородским клубом поэтов.

Занимаюсь поэзией, наверное, всю жизнь. Родители рассказывают, что уже в детстве я ходила и что‑то рифмовала. Да и сама я помню, как в 10 или 12 лет раз в полгода заводила тетрадку для стихотворений. Осознанно стала писать в 2016 году – с тех пор больше не бросала. Тогда я попала на литературный слэм и была окружена людьми, которые пишут; плюс первая влюблённость – в общем, стандарт. И пошло-поехало. В треке одного рэпера (которого никто не слушает, кроме меня) была строчка: «Я читаю не потому, что мне в кайф, а потому, что не могу не читать». У меня так со стихами. Я пишу, потому что по‑другому не могу: без этого впадаю в уныние.

Мои стихотворения – хоть это банально, но зато точно – обо мне. Какие бы метафоры я ни придумывала, моё творчество так или иначе про меня. Часто в моих стихах встречается тема любви, но я рада, что постепенно от этого отхожу, сейчас мои стихи – про поиск себя и жизненного пути.

У меня складывается ощущение, что поэзию считают пережитком прошлого. К прозе при этом относятся нормально: мы спокойно её пишем, читаем, снимаем фильмы. А когда дело касается поэзии, возникает спор о её месте в жизни. Поэзия – это другая форма, это не рэп или стендап, и поэтому она актуальна. Она не превратилась в какой‑то другой жанр, чтобы стать пережитком прошлого.

Я против слияния рэпа и поэзии. Считаю, что это совсем разные вещи, практически противоположности, потому что форма часто может определять содержание. Поэзия, рэп и стендап – три разных жанра, в которых можно по‑разному говорить об одной и той же проблеме, но их сложно сравнивать – я не вижу в них ничего похожего.

Всегда важно знать, что кто‑то чувствует то же, что и ты. Поэтому нам нужно искусство, и отделять «зачем стихи», «зачем музыка», «зачем живопись» не нужно.

Поиск читателя не зависит от того, издаёшься ты или нет. Можно нигде не печататься, но быть популярным автором, а можно издать сотни экземпляров книги – и остаться неизвестным. Я нигде не издаюсь, считаю, что сначала нужно, чтобы тебя знали и читали, а потом уже печатали и издавали. То есть, если хочешь найти аудиторию, сначала нужно стать ей интересным с помощью выступлений или страничек в Интернете. Хотя если говорить об издательствах, то тут всё наоборот: тебя напечатают, издадут, узнают – и вот ты любимец публики.

***

Чёрные ночи белого города
мы себе сами горизонт и события – 
прошлое стёрто, оставлен бесценный опыт. 
месяц до около-белых чёрного Питера, 
а пока укрывают чёрные ночи и Белый город. 

мы себе сами Русский музей и Дворцовая, 
а пока Драм. театр и Краеведческий. 
в нашей жизни так не хватает чего‑то нового, 
да и чего‑то старого уже нет практически. 

мы себе сами слёзы от счастья и радости – 
прошлое стёрто, оставлен бесценный опыт. 
больше нет места горю и даже жалости – 
есть самые чёрные ночи и самый любимый город.


 

Евгений Дробязко

Евгений ДробязкоЕвгений Дробязко / Фото: из личного архива

 

Я осознанно занимаюсь поэзией 8 лет. А начал писать лет 20 назад. В начальной школе пытался писать сочинения в стихотворной форме – так казалось интереснее. Но выходило не всегда.

Сложно ответить, о чём моя поэзия. В разные периоды получается акцент на разные темы: город, любовь, шуточки. На данный момент мои стихотворения о том, как нельзя рифмовать слова.

Стараюсь не задавать себе вопрос, зачем пишу стихи, потому что не знаю ответа. Наверное, чтобы что‑то доказать. Раньше писал для конкурса «Литературный слэм», чтобы со сцены заходили. Потом писал, чтобы сформировать себя настоящего. Сейчас пишу, чтобы поддерживать самоприсвоенный статус поэта.

Поэзия как форма искусства всегда будет актуальна. Это лёгкий способ красиво сказать о прекрасном и задеть за живое. Всегда будут слушатели, которым захочется что‑то рассказать со сцены. А как литература – в форме книг и сборников – ну, старым поэтам нужно же чем‑то заниматься. Вот они и состоят во всяких союзах, выпускают сборники, собираются на чтения, выражают мнения о современном. Рэперы тоже когда‑то постареют и будут выпускать книги со своими текстами, чтобы зарабатывать. И тогда это будет называться поэзией.

Стихи – это всего лишь чьё‑то мнение. Я не верю в то, что если читать стихи, то тебе откроются ответы на вопросы и что чья‑то поэзия сможет помочь тебе в трудный период. Это просто убийцы времени, как и многое другое. Кому‑то песни, кому‑то кино, кому‑то стихи. Нашему городу поэзия необходима! У нас её просто нет. У жителей должен быть выбор развлечений и направлений искусства. А этот вид у нас практически мёртв. Поэту, который хочет быть знаменитым и зарабатывать этим, нужно печататься. У меня сейчас такой цели нет. Если бы я регулярно выступал и ездил на гастроли – это было бы необходимой мерой, да. А так, когда меня никто не знает, и я не делаю никакой шумихи – к чему это.

Я читаю только тех поэтов, кого знаю лично. Так правильнее понимать поэзию. К сожалению, у нас в городе редко проходят сольники тех ребят, кого люблю. Из белгородских мне нравится Бесс Велиаль. У неё в поэзии ни одного лишнего слова. Постоянно совершенствуется и образовывается. Ещё Муза. Уверена в себе, в своём стиле, в каждом написанном слове. С удовольствием слушаю её живые выступления. Из неместных – Ананасова. Это тот человек, которого и читать, и слушать, и видеть очень приятно. Пример того, каким должен быть современный поэт-артист, настоящая труженица, у которой уже около семи книг. Нравится Максим Тесли. Он двигает поэзию в своём стиле, как танк. На примере его творчества можно понять, чем отличаются стихи от текстов песен.

В Белгороде мне не хватает мужской поэзии. Как‑то все затихли.

***

Три чашки кофе – и я в гущу.
Передозировка молотого зерна.
На первый взгляд – грущу,
по состоянию – опущен.
Из личных наблюдений – 
жизнь сытна.

Из сотен благ комфорта –
ленты кружев…
Твои слова – без тени макраме:
«Лучше был бы будущим, но мужем,
чем настоящим, но ни бэ, ни мэ».

 


 

Бесс Велиаль

Бесс ВелиальБесс Велиаль / Фото: из личного архива

 

Меня зовут Елизавета. Но около 8 лет я пишу под псевдонимом Бесс Велиаль.

Начала писать, потому что просто хотелось. Это было неосознанное желание. О качестве и смысле я тогда не задумывалась. Осознанно стала заниматься в 2014 году – поэт Саша Савицких тогда начал проводить литературные слэмы. Сначала я ходила и просто наблюдала, потом стала участвовать сама, общаться с другими авторами. Не думаю, что я смогла бы зайти так далеко в поэзии, если бы не они.

Я могу выделить два направления своей поэзии. Первое – это фэнтезийные истории в стихах, где я пишу о ведьмах, драконах, других мирах, самураях и русалках. Второе – это стихи о себе, в которых отсутствует сюжетная составляющая, зато больше моего личного. Есть, конечно, какие‑то промежуточные варианты или не подходящие ни к одной из категорий, но их не так много.

Вопрос «зачем я пишу» подразумевает какую‑то цель, а в поэзии у меня её нет. Я вообще по складу ума прозаик, просто между делом рифмую что‑то, поэтому отношусь к своей поэзии как к хобби – она приносит радость, удовольствие от процесса и результата, но у меня нет цели стать признанным поэтом. Мне достаточно того, что стихи пишутся, причём вроде с каждым годом всё лучше, и кто‑то их читает.

Любое стихотворение – это всегда сотворчество поэта и читателя: автор создаёт образы, а потом читатель воспроизводит их в своей голове и наполняет близким ему смыслом. В стихах мы ищем отражение себя, а не пытаемся разглядеть автора, поэтому, наверное, и остаются люди, которым поэзия близка.

Не думаю, что современный человек так уж отличается от несовременного в своём отношении к поэзии. Ему поэзия нужна затем же, зачем и любое другое искусство – чтобы выразить себя, почувствовать что‑то новое, получить эстетическое довольствие, соприкоснуться с внутренним миром других людей.

Сейчас необязательно печататься, чтобы тебя читали. Интернет и социальные сети порой помогают найти своего читателя лучше, чем толстые журналы или сборники. Даже если тебя издаст крутое издательство вроде «Эксмо», вряд ли это сделает тебя читаемым – поэзию не покупают в книжных магазинах, если только ты не Ах Астахова или Дмитрий Быков. Ну или Бродский с Пушкиным – классику всегда покупают охотнее. В то же время популярность в соцсетях не гарантирует, что твои стихотворения впечатлят мэтров литературы. Ты можешь писать незатейливые стишки-пирожки на злобу дня, которые станут мемами и разлетятся по всему Интернету, но книжку твою вряд ли купят. В современном мире быть читаемым, печататься в журналах и издавать книги – это три разные, не всегда пересекающиеся плоскости.

Не бойтесь читать современных авторов. Среди них много тех, чьи стихи выворачивают душу и меняют мир вокруг вас. Из белгородских авторов я люблю стихи Анастасии Кинаш (и нет, это не потому что мы дружим). Её стихи мне понравились раньше, чем мы близко познакомились. Они мрачноваты, но в них есть цепляющая надрывность и светлая грусть, поэтому мне после чтения её стихотворений хочется улыбаться сквозь слезы. Очень давно, ещё с 2013 года, слежу за творчеством Безумного Арчи. Здесь ещё более ломкие и надрывные стихи, чем у Насти, в них больше оголённого нерва и угловатости, от которой остаются шрамы. И вместо светлой грусти – тоска, как будто после чтения ты потерял что‑то важное.

***

Ничего не случилось. 
Просто 
Я устала всегда быть сильной. 
Двадцать восемь — дурацкий возраст, 
Когда гнёшь на работе спину, 
Забываешься вечерами 
Под прибой надоевших фильмов. 
Равнодушием лечишь драмы, 
Сердце смазываешь «Заживином», 
Чтоб не ныло в субботу утром, 
Не просилось сбежать куда‑то. 
Врёшь себе, что всё точно будет: 
«Я красива, умна, богата… 
И несчастна. А что такого? 
Мы в России, здесь всем несладко». 
Для нытья ведь не нужен повод. 
Каждый день превратился в схватку 
С нежеланием просыпаться. 
Я живу и не вижу жизни. 
Поднимите мне веки пальцем 
И на верный путь укажите, 
Чтобы я не терзалась вопросом, 
Как мне жить и что надо делать. 
Это всё придурастый возраст. 
Надоело.


Записал Андрей Шилин

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×