Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
04 сентября 2020,  15:38

«А потом выяснилось, что его отец бьёт». Исповедь школьного психолога

О своей работе рассказывает психолог одной их школ Белгорода

«А потом выяснилось, что его отец бьёт». Исповедь школьного психологаФото: pixabay.com
  • Статья

«Да кто его видел вообще?» – написали нам в соцсетях о школьном психологе. Между тем у этих специалистов полно работы: тестирования и консультации, горы документов и отчётов, а ещё – просто выслушать того, у кого накипело на душе.

Не мечта

«Вряд ли вы найдёте человека, который мечтает стать школьным психологом. Как и большинство одногруппниц, я не собиралась работать в школе, говорила категорично, что не пойду туда, это не моё. Думала: ну ладно свои дети, но общаться с чужими – да ни за что! Но однажды в сентябре мне позвонила знакомая завуч и предложила попробовать. И я согласилась. И втянулась.

Далеко не все девочки, с которыми я училась, работают по профессии. Некоторые из них стали психологами, пара человек работает в детском саду. Но в школе работаю только я.

Сложно сказать, что именно их отпугнуло. Может, ответственность, может, огромное количество бумажной работы, может, маленькая зарплата. Всё это есть в работе школьного психолога».

Стопка за стопкой

«Когда думаешь о работе психолога, представляешь себе идеальную картинку, похожую на иллюстрацию со стоков: клиент, расслабившись, сидит в кресле, психолог внимает и делает пометки в блокноте. На деле же в работе школьного психолога практике отводится хорошо если 40 % времени. Большую часть дня занимают бесконечные бумаги, письма, отчёты.

 

 

 

Вот ты вроде бы запланировал на день с детьми поработать, провести какое‑то практическое коррекционное занятие, но у тебя висит отчёт, и ты, естественно, делаешь его. Минут 40 заполняешь бумаги, не успеваешь выдохнуть, как сверху прилетает какая‑то новая задача.

В итоге на коррекционную диагностику, консультирование времени почти не остаётся. Я не исключаю, что кто‑то любит работать с бумагами, но лично меня это всё очень расстраивает: хочется больше практики».

Всё успеть

«У школьного психолога очень много задач. Если говорить научным языком, есть четыре направления: диагностическое, коррекционное, просветительское и консультирование (и в каждом из них бумаги, бумаги, бумаги). Много времени уходит на диагностику: мы работаем со всеми детьми, выясняем, есть ли какие‑то проблемы.

Есть особые категории детей, с которыми приходится работать на постоянной основе: из неблагополучных семей, изгои, дети с ограниченными возможностями здоровья. Нужно адаптировать их, социализировать, проводить с ними коррекционные занятия.

Просветительские беседы – это разговоры о СПИДе, наркомании и прочих глобальных вещах. Эти разговоры не всегда эффективны, но они есть в плане, и мы стараемся в максимально доступной форме, учитывая особенности возраста, прорабатывать их с детьми».

 

«А потом выяснилось, что его отец бьёт». Исповедь школьного психолога - Изображение Фото: pixabay.com

Двери открыты

«Я часто слышу о том, что дети и родители даже не знают, что в школе есть психолог. Надеюсь, это не обо мне. Потому что и с детьми, и с родителями я встречаюсь регулярно. Часто ко мне приводят детей родители или учителя. Иногда приходят и сами дети – мои двери всегда открыты.

Родители обычно приводят младшеклассников. К примеру, у ребёнка сложно идёт адаптация, и мама говорит: «У меня ребёнок тревожный, он стеснительный, боится отвечать». Или «Моя дочь не такая, просто ей надо зажатость снять, помогите». А бывает «Он у меня психованный, поработайте с ним».

Конечно, зачастую проблема не в ребёнке, а в том, что класс его не принимает, учитель не смог найти подход, а порой загвоздка в самих родителях. Я стараюсь изучить эти проблемы со всех сторон. Чаще всего получается помочь».

«Я тебя не люблю»

«Ребята из старших и средних классов знают ко мне дорогу, иногда приходят сами. Самая распространённая проблема – взаимоотношения с родителями. Если точнее – что родители не любят. Одна девочка рассказывала, что мама напрямую ей заявила: «Я тебя не люблю, все мои проблемы из‑за тебя». Бывают страшные истории. Пришёл мальчик, я вижу, что с ним что‑то не то, на контакт идёт сложно. В итоге после долгих попыток разговорить, я выяснила, что его отец бьёт.

Я имею право рассказать кому‑то о такой ситуации, если существует угроза жизни и здоровью. Но обычно сделать этого не могу: я вижу, что ребёнка аж трясёт, ему сложно было даже мне это рассказать, но он раскрылся, доверился. Как я могу предать это доверие?

Поначалу такие истории меня пугали, но со временем ко всему привыкаешь.

Порой учитель приводит ребёнка, жалуется на дисциплину. Мы сначала говорим про дисциплину, а потом я понимаю, что проблема гораздо глубже, в семье, его это беспокоит, он пытается это выплеснуть в школе или показать, что он не такой как все. Мы выходим на семью, и выясняется, что там проблемы с родителями очень серьёзные.

С родителями работать сложно. У меня они делятся примерно 50 на 50. Половина относительно беспроблемные, с ними легко общаться, они понимают, что мы действуем в интересах ребёнка. А бывают родители с таким гонором, что им слова нельзя сказать, начинается: «Почему я это буду делать?», «Ничего такого, нет никаких проблем».

 

«А потом выяснилось, что его отец бьёт». Исповедь школьного психолога - Изображение Фото: pixabay.com

Всё, как прежде

«Говорят, дети сейчас какие‑то особенные. Мне, конечно, сложно сравнивать, я не так давно работаю, да и сама не так давно была ребёнком. Но мне кажется, что проблемы точно такие же, как и всегда. Просто раньше к психологу не ходили, и всё оставалось в границах семьи и детских голов. Сейчас дети идут на контакт. Они ищут утешения, они не могут найти его дома и идут к посторонним людям, например к психологу. Загвоздка в том, что они идут, думая, что я решу их проблему. Но я ведь не решаю проблемы. Психологи могут только подтолкнуть к самостоятельным решениям».

Молодость: плюсы и минусы

«Конечно, коллектив, в котором работает психолог, имеет большое значение. Сложно, когда тебе не помогают, не воспринимают всерьёз. Мне поначалу было трудно, была адаптация, как и у всех. Но начались совместные мероприятия, слёты, зарницы, и я постепенно влилась. Считаю, мне очень повезло с коллективом, и директор помогает, и учителя в основном отзывчивые.

Но быть молодым специалистом в этом смысле, конечно, непросто. Нужно себя зарекомендовать. Так же и в глазах родителей – поначалу ты просто не вызываешь доверия, надо искать подход. А вот с детьми молодому специалисту общаться проще, они принимают за свою, охотнее делятся переживаниями, идут на контакт. Мы со старшеклассниками можем и посмеяться, и пошутить. Но я, конечно, выстраиваю границы, за которые нельзя выходить. Обычно они их не нарушают. Был случай, когда старшеклассник, весь из себя такой заводила, пытался заигрывать, но я довольно быстро поставила его на место».

 

«А потом выяснилось, что его отец бьёт». Исповедь школьного психолога - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

За идею

«Зарплата у психологов действительно маленькая, около прожиточного минимума. Первый год я получала чуть больше 11 тысяч. Затем появились какие‑то надбавки, что‑то где‑то добрала по полставки.

На зарплату психолога выжить нереально, поэтому все психологи стараются работать дополнительно на стороне. Писать статьи, брать дополнительные ставки, вести индивидуальные консультации. Или если кто‑то замужем, может работать для души. Хотя это маловероятно, конечно: уж слишком нервная работа.

Существует специальная система стимулирования с баллами. Учитывается всё: как поработали с детьми, адаптировали или не адаптировали, сколько написали статей, выступали ли на методических объединениях. Но когда ты гонишься за этими баллами, у тебя не остаётся времени на личную жизнь. Вот, например, написать статью – это ведь требует погружения. Она должна быть оригинальна, чем‑то подкреплена».

Вжух – и всё изменилось

«Если бы я могла что‑то поменять в работе школьных психологов, я бы, конечно, увеличила зарплату. Ещё уравняла бы условия. В каких‑то школах есть огромное количество оборудования, сенсорные комнаты, в которых приятно находиться и общаться, а у кого‑то даже кабинета отдельного нет. И, конечно же, я бы уменьшила количество бумаг и добавила практики, чтобы больше общаться с детьми и приносить им пользу».

Записала Алина Михайлова 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×