Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 августа 2020,  13:00

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство

Истории молодых фермеров из Чернянского района

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйствоФото: Владимир Юрченко
  • Статья

Как‑то бывший председатель колхоза объяснял мне, почему молодёжь уезжает из села. Одна из главных причин – родители-крестьяне, которые выпихивают детей в город, обещающий большие возможности. Аргументы у них примерно такие: я ничего не видел, так пусть у тебя всё будет.

И дети срываются, уезжают почти целыми школьными классами. Те же, кто остаётся дома, вынужденно или осмысленно становятся фермерами. И кормят нас с вами. Их образ жизни кого‑то может напугать: вставать в половине третьего ночи на первую дойку не каждый готов. Им тоже непросто. Однако работать охранниками в банках или офисах, торговать на рынках или в супермаркетах, как одноклассники, для них ещё хуже.

«Белгородская правда» начинает цикл материалов о молодых фермерах. Каждому из героев журналисты задают три одинаковых вопроса: почему не уехали из села, каким станет бизнес 20 лет спустя и что снится им в летнюю ночь, когда один день год кормит?

«Мясо люблю больше»

Юлия Фомина, 31 год. Глава крестьянско-фермерского хозяйства в селе Верхнее Кузькино.

Возглавила семейный бизнес в 23 года после учёбы в сельскохозяйственном вузе, став хозяйкой молочной фермы со стадом 150 голов крупного рогатого скота. Управляться с хозяйством помогают родители, брат, муж и невестка. Юлия – мать двоих мальчишек-дошколят.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

— Юлия, почему не уехали в город, а остались в родном селе?

— В детстве я ходила с хворостиной за коровами и представляла, какой я стану, когда вырасту. Мечтала о школе милиции – настолько мне нравились люди в форме. Хотела работать в ДПС. Представляла себе, как стою на дороге и останавливаю жезлом машины.

Я не знаю, откуда взялось это желание служить в ДПС. Родители – крестьяне, в колхозные времена работали на ферме. Мама – дояркой, папа – слесарем. Мы с братом всегда бегали на ферму помогать. Подгоняли коров, став постарше, научились доить. И дома держали 15 голов скота.

Колхоз распался, ферма оказалась никому не нужна. Родителям предложили её купить, она продавалась вместе с 35 тёлками. С этого всё и началось.

Молочку я не очень люблю, больше нравится мясо. Поэтому пошла учиться на инженера по переработке мяса и мясной продукции. Плюс окончила магистратуру по зоотехнии. Мыслей остаться в городе не возникало. И не хотелось. Я люблю село, животных, природу, размеренный образ жизни. Кроме того, я знала, что меня ждут дома.

В 2012 году как начинающий фермер выиграла безвозмездный грант – 1,5 млн рублей. Добавили к этой сумме ещё миллион, взяли кредит в банке и набрали техники для хозяйства. Мы даже не верили своему счастью, что у нас теперь есть молокопровод и трактор. Это был весомый толчок для развития. Здорово тогда помогли департамент АПК и районные власти.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

Сомнений по поводу выбора бизнеса не было. Спрос на молоко всегда был и будет. Его забирают предприятия. Ценой не обижают, мы довольны. Быков сдаём на мясо.

Десять лет назад занялись бахчевыми – арбузы в нашей семье все любят. В прошлом году вырастили рекордный 15-килограммовый арбуз.

Друзья, которые работают на птичниках по 12 часов в смену, на ногах, в холодном цехе, говорят: «Юля, молодец! На себя работать проще, чем на дядю. Сама себе хозяйка».

У нас тоже не санаторий, но мы справляемся. Грязи, как раньше можно было увидеть на колхозных фермах, сейчас нигде нет. В резиновых сапогах мы не ходим. Тяжело в том плане, что надо три раза подоить коров.

Последний раз я делала маникюр на свою свадьбу, лет шесть назад. Да он мне и не нужен, мешает работать. У меня совсем другие маленькие радости в жизни. Успеть до дождей убрать сено – вот что для меня самое важное!

 

Юлия Фомина с детьмиЮлия Фомина с детьми / Фото: Владимир Юрченко

 

— Каким вы видите ваш бизнес через 20 лет?

— Я, наверное, открою линию по производству сыра. Дети останутся дома и продолжат наш бизнес. Старший – Санёк, ему четыре с половиной годика, – любит ходить на ферму, не боится коров. Младшему Дане всего полтора годика.

— Что вам снится?

— Ничего не снится. За день так выматываешься… Мы встаём в половине третьего ночи на первую дойку, потому что в пять утра приезжают за молоком покупатели. Даже если бы сны и снились, то смотреть их времени нет.


 

«С бухты-барахты»

Сергей Косов, 34 года. Глава крестьянско-фермерского хозяйства в селе Ольшанка.

За десять лет вместе с братом построил десять теплиц, которые практически круглогодично дают лук, томаты, перец, огурцы, цветочную рассаду. Управляться с хозяйством помогают мама и младший брат. Сергея друзья называют огуречным бароном.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

— Сергей, почему решили не уезжать из села?

— Папа работал лесничим, поэтому моё детство прошло на лесном кордоне. Я хотел походить во всём на отца, решил пойти по его стопам. Отучился в лесном техникуме, поступил в лесотехническую академию в Воронеже, учёбу заканчивал в Москве.

Приглашали работать в Воронежский природный биосферный заповедник на приличную должность с квартирой в придачу. Огромный город, блестящие перспективы, карьерный рост, зарплата небольшая, но хорошая.

Другой бы деревенский вроде меня вцепился – такой шанс! А я раздумывал.

Отец тогда уже погиб, за старшего в семье остался я. Мама и брат-старшеклассник жили в Ольшанке, я понял, что не хочу расставаться с семьёй.

Работал в Чернянском лесничестве и взял кредит на развитие КРС. Купили две коровы, быка, сарай подремонтировали, машину купил. Прошло пять лет, а кредит всё висит – не могу расплатиться с банком. Почему так? Наверное, что‑то неправильно делаю.

Это сегодня я такой умный, знаю, что в бизнесе и в жизни важно уметь ждать. Терпеливый всегда получает то, что хочет. Молодые все самоуверенные и нахальные – хотят всё и сразу.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

С коровами ничего не вышло, и у меня созрела новая идея: заняться производством зерновых. Поделился с крёстным. Мужик он грамотный, говорит мне: не лезь в поля – не вытянешь. Это серьёзные кредиты, мощная техника требуется, которая о-го-го сколько стоит. Попробуй теплицы – это проще.

С бухты-барахты, можно сказать, всё и началось. Я загорелся. Поставили с братом первый балаган – 20-метровую теплицу под огурцы.Купил плёнку, а она рассыпалась к весне. Висят лохмотья, я смотрю и думаю: неужели каждый год придётся покупать? Так и разориться недолго.

Я не знал, что есть специальные плёнки, которые и через пять лет не выходят из строя. Не слышал о капельном поливе, тем более о севообороте. В общем, первый год сработали по нулям. И тогда у меня руки опустились. Ничего не хочу, не моё, не буду. Гори всё синим пламенем! Года четыре ушло на учёбу. Столько ошибок совершили, шишек набили! И только потом стали зарабатывать.

Самое главное в бизнесе – это хорошо подкреплённые тылы. Семья. Можно начинать любое дело и сразу его бросить, если нет поддержки родных. Мама посмотрела, что я бьюсь как рыба об лёд, переживаю, пожалела и говорит: езжай, отдохни.

Родня из Краснодара звала к себе. Это край безбрежных теплиц. Каждая станица специализируется на каком‑то определённом направлении. В одной занимаются только розами, соседи выращивают и продают ягоду, виноград или овощи. Посмотрел, как люди работают, на чём можно сэкономить, как поставить дело, наладить сбыт. Ещё еду домой, а уже рукава засучиваю.

 

 

Бизнес стартовал в 2009-м. Каждый год на огороде за маминым домом ставили с братом по балагану. Продукция уходит на ура! Сейчас, чтобы стать интересным более крупным покупателям, надо расширяться. В этом году принял участие в конкурсе для начинающих фермеров. Выиграл грант на развитие тепличного хозяйства – безвозмездно получил 3 млн рублей.

Сельское хозяйство сейчас на хорошем подъёме. В нашем регионе для фермеров работают все программы. У меня не было никаких проблем.

Друзья из других регионов не верят мне, когда я рассказываю, как у нас помогают фермерам. Они жалуются, что получить господдержку невероятно сложно.

— Каким ваше дело будет через два десятка лет?

— Есть идея заняться производством клубники в теплице. Я не понимаю, почему зимой её надо привозить из Египта, если можно выращивать в России. Приезжайте лет через 20, посмотрите, что тут будет.

— Какие сны вы видите?

— Сон, возможно, пришёл бы к утру, но я в это время уже за рулём. В пять утра гоню полный фургон овощей в город. Сны не успевают за фермерами.


 

«Прорвёмся, дочь»

Людмила Алимова, 38 лет. Председатель снабженческо-сбытового сельскохозяйственного потребкооператива из села Прилепы. 

Кооператив занимается производством белокочанной капусты. Училась в Воронеже, имеет высшее экономическое образование. Мама двоих мальчишек.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

— Что побудило вас остаться в селе, а не искать лучшей жизни в городе?

— Я выросла здесь, в деревне. Знаю и умею ухаживать за скотиной и птицей, которой у нас всегда был полный двор, но считаю себя городской. Люблю асфальт и суматошный темп города. После учёбы приехала домой, увидела эту размеренность жизни, спокойный плавный ритм – мне не понравилось. Это мама у меня «землячка» – любит землю, утренние туманы, природу.

20 лет назад мама возглавила КФХ по выращиванию овощей. Папа ей помогал. Родители говорят нам с братом: «Оставайтесь, работайте. С чистого листа тяжело начинать, мы поддержим, всему научим. Развивайте бизнес, потом своим детям передадите».

Можно было всё бросить и уехать в город. Возможно, я бы занималась организацией свадеб, мне это нравится. А тут семейное предприятие с отлаженным механизмом, кропотливый труд родителей, которых я очень люблю.

До 2016 года я работала в полях. Ходила за мамой хвостиком, училась, наматывала на ус новую науку. Можно сказать, стала агрономом. Узнала все тонкости бизнеса, какие болячки мучают капусту. Не раз приходилось с фонариками ночью убирать урожай, чтобы срочно загрузить и отправить машины.

Я до сих пор учусь у мамы, хотя прошло десять лет. Если что‑то не получается, цейтнот или проблемы, звоню маме. Она подбадривает, говорит: «Ты жива-здорова? С детьми все хорошо? Не переживай – прорвёмся, дочь».

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

В регионе стали реанимировать кооперативное движение, и мы зарегистрировали свой кооператив. В нём десять членов, которые занимаются производством белокочанной капусты. Это наши родственники и люди, у которых есть своя земля. Кооператив закупает семена и раздаёт их членам кооператива, которые выращивают продукцию и сдают нам на хранение, переработку и реализацию.

За четыре года кооператив выиграл два гранта. На первый – 10 млн рублей – купили сельхозтехнику. На второй построили современное овощехранилище. Капусту покупают все регионы-соседи. Кормим и белгородцев. Дополнительно организовали переработку продукции – готовим квашеную капусту, пелюстку и морковь по‑корейски.

Прошло десять лет, а мама говорит: может, зря я вас сюда перевезла, может, в городе бы остались? А мы уже не представляем другой жизни. И тоски по городу нет. Муж Олег не признаёт жизни без деревни, хотя тоже учился в Воронеже, на лесника.

Дети с утра целый день в полях, где‑то ящик поднесут, клубнику, малину собирают. Старший Дима, ему 11 лет, любит с дедом в полях на тракторе работать. Вы не представляете, какой это восторг для ребёнка. Едет и говорит: «О, уже подисковали (обработали бороной – прим. авт.)!» Разбирается. Младший Рома пока увлечён гаджетами.

 

Как белгородская молодёжь развивает сельское хозяйство - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

— Каким будет ваше хозяйство через 20 лет?

— Процветающим. Потому что, если одну ногу поднял, вторую надо поставить. У людей не так много денег. У большинства нет возможности покупать дорогие продукты. И готовить люди разучились. Поэтому у нас есть идея сделать в кооперативе линию по засолке, маринованию, консервации овощей.

Мы хотели бы, чтобы дети продолжали семейное дело, которое начинал ещё их прадед.

— Что же вам снится?

— Мне ничего не снится. Мне кажется, сейчас никому ничего не снится.

Анна Золотарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×