Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
30 мая 2020,  10:44

«Работать будет честно». Как белгородцы заселяли Крым в годы Великой Отечественной войны

Об этом «Белгородской правде» рассказал директор Госархива Белгородской области (ГАБО) Алексей Бондаренко

«Работать будет честно». Как белгородцы заселяли Крым в годы Великой Отечественной войныПлакат Виктора Говоркова «Всей семьёй на новые места»
  • Статья

История знает примеры массового перемещения людей на новые территории. Так заселялись обе Америки, Австралия, другие регионы. Но никакая другая страна, кроме СССР, не обладает таким опытом организованного переселения людей на новые для них места.

Во время Великой Отечественной войны в этом процессе участвовали и белгородцы.

Спастись на плодородном юге

Избегая исторических оценок, вначале просто вспомним факт: в 1944 году 200 тысяч крымских татар, а также греков, болгар и армян были депортированы из Крыма в Узбекистан и Казахстан, в другие регионы. Сделано это было по предложению наркома внутренних дел Лаврентия Берии, которое он обосновал в докладной записке Иосифу Сталину:

«…установлено, что значительная часть татарского населения Крыма активно сотрудничала с немецко-фашистскими оккупантами… НКВД СССР вносит на ваше рассмотрение проект решения Государственного комитета обороны о выселении всех татар с территории Крыма».

Алексей Бондаренко поясняет:

«Нужно было оперативно решать проблему заселения и дальнейшего использования территорий полуострова, ставших в одночасье пустующими, – рассказывает Алексей Бондаренко. – Постановление от 12 августа 1944 года «О переселении колхозников в районы Крыма» в срок до 1 октября стало для этого юридическим обоснованием».

Областные и краевые исполкомы ряда регионов РСФСР и Украины должны были найти тех, кто согласится стать новыми крымчанами: 17 тысяч семей колхозников – 51 тысячу человек (из расчёта 3 человека в семье). Причём 160 из них должны были иметь компетенции председателя колхоза, 121 – председателя сельсовета. Также требовались 143 учителя, 32 врача, 313 сельскохозяйственных специалистов.

Постановление обещало им материальное стимулирование и бесплатные дома с участками, которые остались от спецпереселенцев.

«Вообще, желающих найти было нетрудно, – дополняет директор архива. – В освобождённом Черноземье и в других районах были разруха, голод. Жители охотно соглашались спастись от них на плодородном юге».

Выселение крымских татар в Среднюю Азию, 1944 годВыселение крымских татар в Среднюю Азию, 1944 год

Со своим имуществом

В архиве хранятся постановления и решения партийных и советских органов, а также учётная документация – анкеты-заявления, списки новоявленных крымчан.

Специальные комиссии выбирали «добросовестных и трудолюбивых колхозников, в первую очередь знакомых с садоводством, виноградарством и табаководством». Таких нашлось 80 колхозных семей в Алексеевском и 72 – в Белгородском районах. В Крыму их определили на жительство в Карасубазарском (ныне Белогорском) и Балаклавском районах.

«На пятидневный путь переселенцам выделили автогужевой транспорт к станциям погрузки в эшелоны, продуктовый паёк, раз в день – горячее питание из двух блюд, – рассказывает Алексей Бондаренко. – В пути их сопровождали 13 врачей, 26 медсестёр с нужным запасом медикаментов. Им разрешалось взять скот, инвентарь и другое имущество общим весом до 2 тонн на семью».

Новые крымчане

«Анкеты-заявления, которые хранятся у нас в архиве, позволяют составить своего рода социальный портрет колхозника-переселенца из наших мест. Кроме фамилии, имени и даты рождения, она включала в себя такие графы, как национальность, образование, партийность, основная работа в колхозе, привлечение к судебной или административной ответственности, – продолжает рассказ Бондаренко. – Переселенец представлял информацию о составе семьи, которая едет вместе с ним, а также об имуществе для переезда. А в отдельной графе «Служебные отметки» председатель сельсовета давал своё заключение о том, можно ли заявителю переехать в Крым».

Среди колхозников из Белгородского района, заявивших о желании переселиться в Крым, 51,4 % составили жители Ястребово, Мясоедово, Ближней Игуменки и Ячнево. Остальные – из Разумного, Соломино, Дальних Песок, Беловского, Старого Города.

Среди переселенцев доминировали женщины. Заявления подписали 15 мужчин и 57 женщин. Это главы семей, принимающие решение. Всего, вместе с их семьями, из района насчитывалось 177 переселенцев.

Семерым подписавшим мужчинам было от 30 до 50 лет, восьмерым – старше 50. Из 57 женщин 44-м было от 30 до 50, девяти – от 18 до 30, четыре переселенки – старше 50 лет.

Доминировали рядовые колхозники с начальным, трёхклассным образованием – 85 % от общего числа переселенцев из Белгородского района. Остальные имели профессиональную квалификацию.

Среди 15 мужчин было 10 рядовых тружеников села, 2 плотника, 2 бригадира и 1 председатель колхоза «Новый быт» из Мясоедово – Демьян Стефанович Ушаков с семьёй.

Из 72 женщин – 51 простая колхозница, 4 звеньевые, 1 доярка и 1 бригадир – Прасковья Евгеньевна Новикова из того же «Нового быта».

 

Бригада овощеводов-переселенцевБригада овощеводов-переселенцев / Фото: из архива новейшей истории Белгорода

«Достойна переселения…»

«Старейшим колхозником, захотевшим переехать в Крым вместе с супругой, был житель села Старый Город из колхоза «Коминтерн» Иван Арсентьевич Вершигора, уроженец украинской Винницкой области. Председатель сельсовета написал на его бланке: мол, против выезда не возражаю, только о политической благонадёжности ничего сказать не могу, так как он жил на Украине», – рассказывает Алексей Бондаренко.

Почти все заключения председателей были положительными: «Семья честная, трудолюбивая, политически благонадёжная» (про Марию Михайловну Шилову из Ястребово); «Считаю достойной переселения в Крым» (про Аграфену Ивановну Логачёву, пос. Разумное); «Против выезда Головкина Фёдора Алексеевича не возражаем, политически надёжный, 2 года в РККА, работать будет честно».

Хранящееся в ГАБО директивное письмо председателя исполкома Белгородского районного совета Александра Сиверского предписывало председателю Большеигуменского сельсовета обеспечить под персональную ответственность готовность жителей к отправке и доставку их в Белгород 31 августа 1944 года к трём часам дня. При себе переселенцы должны иметь паспорта или временные удостоверения, документы для военнообязанных о снятии с воинского учёта, справки для учащихся. А также справку от райисполкома о «бескоровности», справки о расчёте с колхозом, о медицинском осмотре семьи и ветеринарной обработке скота.

Разруха в Крыму. Севастополь, 1944 годРазруха в Крыму. Севастополь, 1944 год / Фото: forum.sevastopol.info

«Результаты наших исследований, несмотря на относительную малочисленность документов, позволяют сделать вывод, что организация процесса переселения на всех его этапах находилась под жёстким контролем областных и районных партийных и государственных органов. А количество анкет-заявлений, поданных в предельно короткий срок, свидетельствует о стремлении колхозников участвовать в организованном государством процессе миграции в Крым для улучшения жизни в трудное военное время», – подытоживает директор ГАБО.

Судьба переселенцев сложилась по‑разному. Кто‑то не прижился в Крыму и переехал в другое место. Ведь и в Крыму после войны было несладко. А потомки белгородских переселенцев, возможно, живут там и сейчас. Теперь они коренные крымчане.



Справка. В планах нацистов Крым после его захвата должен был превратиться в немецкую колонию «Готенланд». На его территорию хотели переселить германцев, а большую часть местного населения уничтожить. В 1941–1942 годах героический Севастополь держался в осаде 250 дней. В 1944 году наши войска освободили город русской славы за три дня. Гитлеровские планы по оккупации Крыма дорого обошлись частям вермахта и румынским войскам – их потери составили около 300 тыс. человек.

На территории Крыма германскими оккупантами и их пособниками были созданы концентрационные и фильтрационные лагеря, лагеря для военнопленных, многочисленные тюрьмы. На Крымской земле, в Севастополе гитлеровские охранные подразделения и карательные подразделения коллаборационистов уничтожали мирное население, партизан, подпольщиков, военнопленных. В освобождённом Крыму царила разруха, его экономика была уничтожена оккупантами.

При подготовке статьи использованы материалы Государственного архива Белгородской области

Олег Гончаренко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×