Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
06 мая 2020,  18:04
 1777

Цена Победы. Какой была военная экономика

«БелПресса» рассказывает, сколько зарабатывали солдаты Красной армии, на что могли потратить деньги и почему война не закончилась гиперинфляцией

Цена Победы. Какой была военная экономикаФото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО
  • Статья

Никто не сбивал фашистские самолёты, не сбрасывал на Берлин авиабомбы и не взрывал немецкие танки ради денежных премий. Главный на войне стимул был, конечно, нематериальным, и звучал он с агитационных плакатов, отзываясь в душе каждого солдата: «За Родину!»

Про финансовое поощрение говорить вообще было не принято, даже зазорно. Но оно было. Власти страны понимали: бойцы должны чувствовать, что их труд ценят. Рассказываем о некоторых цифрах и фактах военной экономики, начиная с восьмирублёвых зарплат рядовых солдат и заканчивая миллиардами убытков, которые понесла страна.

8 рублей 50 копеек: оклад рядового Красной армии

Советский Союз обеспечивал фронт одеждой, обмундированием, едой, бойцам даже наливали 100 граммов. Но всё же военным – и рядовым солдатам, и командующим войсками – полагалась зарплата. Оклад для простых красноармейцев был скорее символическим. С надбавкой, так называемыми полевыми, сумма доходила до 17 рублей. Но и их солдаты чаще всего не тратили.

«Денежное довольствие никто не брал: не нужны деньги были на фронте. Всё переводили в Фонд обороны», – вспоминает связист Дмитрий Кириллович Григорьев.

Если рядовой хорошо проявлял себя на службе, за три года мог дорасти до старшего сержанта – старшины с окладом 150 рублей в месяц и надбавкой 50 %. Впрочем, размер месячного довольствия военнослужащих зависел не только от должности, но и от рода войск, срока службы. Оклад неоднократно повышали.

Как рассказывает лётчик Юрий Сергеевич Абрамов, денежное содержание его, курсанта авиашколы, было 75 рублей. В звании младшего лейтенанта он получал 600–700 рублей. Когда пришёл на фронт в 51-й полк, стал зарабатывать 930. А гвардейцем даже без боевых премий он получал около 2 тыс. рублей:

«Я маме посылал. Знал, как она там мучается, брат уже два года лежал тяжелораненый. А мне деньги не нужны были: кушать, курить и даже вечером выпить – всё это для меня было бесплатно».

Для многих первая зарплата была неожиданностью. Думали: война, какие уж тут деньги?

«Помню, старшина принёс мне пачку папирос, я ему: «Посмеяться надо мною решили!» А он: «Нет… офицерам папиросы положены, а солдатам – махорка», – рассказывает лейтенант медслужбы Махтута Гиздатовна Хайруллина. – Потом зовёт меня: «Идите получать зарплату». Думаю, опять что ли шутит. Пошла – и правда, выдали 130 рублей».

3 рубля. Купюра образца 1938 года3 рубля. Купюра образца 1938 года / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

50 рублей: цена 1 л молока на колхозном рынке

Денежное довольствие военнослужащим выдавала финансовая служба Народного комиссариата обороны СССР, которую обеспечивал наличными Госбанк.

Куда солдаты тратили свой заработок:
– на личные нужды: покупали зубную пасту, мыло, бритву, какие‑то продукты;
– направляли деньги в тыл через военкоматы;
– перечисляли в Фонд обороны или в Фонд Красной армии;
– с появлением денежных аттестатов перечисляли оклад семьям;
– делали вклады в полевом учреждении Госбанка.

На руках оставалось немного, на мелочовку. Пехотинец Николай Иванович Иванов говорит, что приезжала военторговская машина, становилась около кухни и торговала. По дороге на завтрак можно было купить, например, носовой платок или одеколон.

 

В колхозе собирают наличные для Фонда обороны, 1943 годВ колхозе собирают наличные для Фонда обороны, 1943 год / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

 

Цены на продукты были нормированными и рыночными. Первые – «твёрдые госцены» – устанавливали на товары первой необходимости, которые выдавали по карточкам. Карточная система позволила обеспечить людей минимумом продуктов и непродовольственных товаров. Но стоит ли говорить, что в воюющей стране был тотальный дефицит всего и вся. То, чего не хватало, приходилось покупать на рынке и в магазинах «Особторга» по более высоким ценам.

В записях артиллериста и писателя Владимира Гельфанда есть рассказ о том, как происходило ценообразование:

«Базар представляет собой двух-трёх тёток с молоком (50 рублей/литр) в окружении многих покупателей-красноармейцев. Один, не желая стоять, предложил 60 рублей за литр, другой 70. Так бойцы сами создают цены».

При этом нормированная цена молока в то время составляла 2 рубля за 1 литр.

 

Детская карточка на хлеб, январь 1942 годаДетская карточка на хлеб, январь 1942 года / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

100 рублей, или 10 червонцев: самая крупная банкнота

За годы войны цены на продукты и товары по карточкам практически не изменились, а вот рыночные выросли многократно. К началу 1942-го они превышали довоенный уровень почти в 3,5 раза, к середине 1942 года – уже в 6 раз, а максимально – в 18 раз – выросли в 1943-м. Рыночная цена на хлеб поднялась в 34 раза, картофеля – в 20 раз, молочных продуктов – в 19,7 раза. Потом стоимость товаров стала постепенно снижаться.

«Я сегодня купил 2 кг хлеба и уплатил 500 рублей, – пишет в дневнике блокадник Николай Александрович Филиппов. – Хлеб разделили, это большая поддержка, так как получается по 200 г лишних хлеба. Население кормить нечем. Люди и лошади мрут на ходу. Возникает невольно мысль об ограблении булочной, с тем чтобы взять там 3 буханки хлеба и накормить ораву в 10 человек…»

10 червонцев. Купюра образца 1937 года10 червонцев. Купюра образца 1937 года / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

 

Почти 80 % денежной массы составляли купюры крупного номинала – в те времена их называли червонцами. В обращении были банкноты образца 1937 года номиналом 1, 3, 5 и 10 червонцев. На них в честь 20-летия революции поместили портрет Ленина, который задержался на купюрах до конца советского периода.

На мелких банкнотах номиналом 1, 3 и 5 рублей появились изображения главных героев страны: на рублёвой – рабочий, на 3-рублёвой – солдат, на 5-рублёвой – лётчик.

Чтобы наличные, которые на фронте было некуда тратить, не лежали в карманах военных мёртвым грузом, государство предлагало фронтовикам открывать военные вклады. Деньги направляли на развитие экономики страны. После ничем не подкреплённого выпуска денег во время Первой мировой войны, породившего беспрецедентную в истории России гиперинфляцию, теперь в стране чётко контролировали эмиссию.

Уже в 1944 году советский рубль укрепился, инфляция замедлилась.

На 1 января 1945 года сумма военных вкладов составила почти 4 млрд рублей, а количество вкладчиков выросло до 4 млн человек.

 

Цена Победы. Какой была военная экономика - Изображение Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

500 рублей: премия за уничтоженный танк противника

В августе 1941-го лётчики Балтийского флота в ответ на авиационные атаки немцев над Москвой сбросили первые бомбы на Берлин. Советская операция застала немцев врасплох, и тогда всех участников решили наградить премией. Каждому – 2 тыс. рублей. С тех пор, чтобы стимулировать боевую активность, помимо оклада, военнослужащим выплачивали дополнительное вознаграждение.

Премия лётчикам-истребителям за каждый сбитый самолёт противника составляла 1 тыс. рублей. Больше всего можно было получить на флоте. За линейный корабль фашиста командиру корабля полагалось 25 тысяч.

Особо отличившихся представляли к награждению орденами и медалями. Орденоносцы получали ежемесячные денежные выплаты: Герой Советского Союза – 50 рублей, кавалер ордена Ленина – 25, Красного Знамени – 20 и Красной Звезды – 15 рублей.

На счету лётчика Владимира Осиповича Яковлева значится сбитый немецкий истребитель «Фокке-Вульф».

«Это было под Кёнигсбергом… Вы знаете, что такое Кёнигсберг? Там так охранялось, ой, ой, ой… Мы летели домой с боевого задания. Он стал подходить к нам, и, зараза, заходил снизу. Я Николаю Фёдоровичу, командиру своему, говорю: «Коленька, дай‑ка горку! Он хорошо поднял машину, мне сразу видно немца стало, и я прямо ему в кабину засадил. Он мгновенно свалился. Про меня и в газете было напечатано. Наградили за сбитого орденом Красной Звезды».

Свою премию – 1 тыс. рублей – лётчик перевёл матери. На службе полагались доплаты и за воинское мастерство, отличное знание техники, успехи в боях, быстрый и качественный ремонт боевой техники и вооружения, рационализаторство, обнаружение торпед и мин, за сбор и сдачу стреляных гильз и металлолома. Правда деньги, как признаются ветераны, ничего для них не значили.

«Деньгами нас не обижали, – вспоминает начфин Валентин Иванович Арбатский. – Но, по правде сказать, деньги на фронте расходовать было некуда. Объявляю как‑то: давайте, друзья, получать денежное содержание. Кричат с нар: «Зачем оно нам? Зачисляй в Фонд обороны. Пришлось разъяснять, что получить‑то всё равно нужно, а потом можете сдать куда угодно. Порасписывались в ведомости, а денег не взяли».

Другое дело, если к премии причитался отпуск – вот это была радость: повидаться с родными.

 

Бойцам выдают денежное вознаграждение за подбитые танкиБойцам выдают денежное вознаграждение за подбитые танки / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

16 млрд рублей: вклад советского народа в поддержку армии

Зимой 1944-го две жительницы освобождённого Ленинграда внесли в Фонд обороны все свои сбережения – 100 рублей золотом, унаследованные от дедушки. Квитанцию из Госбанка о принятом вкладе они отправили в Кремль с просьбой на эти деньги построить самолёт и назвать «Месть Бариновых».

«Этим мы выражаем неограниченную ненависть проклятым фашистам, за нарушение нашей счастливой жизни, за всё пережитое во время блокады, за потерю самых близких нам людей – любимого сына, который с первых дней войны ушёл добровольцем на фронт и в 1941 году в сентябре месяце пропал без вести. Мужа, неустанно работавшего на оборонном заводе, по нескольку дней не выходя с завода, умершего преждевременно в 1942 г. …И ещё мстим за наш родной Ленинград и всех ленинградцев…»

Уже в июне того же 1944-го новый самолёт-штурмовик Ил-2 в присутствии Бариновых торжественно передали лучшему лётчику 943-го штурмового авиаполка 13-й воздушной армии Ленинградского фронта капитану Георгию Михайловичу Паршину. На левой стороне фюзеляжа была надпись «Месть Бариновых», на правой – «За Ленинград». Вскоре Паршин стал дважды Героем Советского Союза.

 

Лётчик Паршин благодарит Бариновых за самолётЛётчик Паршин благодарит Бариновых за самолёт / Фото: предоставлено ГУ Банка России по ЦФО

 

Не все добровольные пожертвования, подобно этому, вошли в историю. Но жители страны вносили свой посильный финансовый вклад в Победу. Помимо переводов в Фонд обороны, люди отправляли в военную казну и обязательные взносы: платили военный налог и налог на холостую жизнь, участвовали в товарно-денежных лотереях, покупали гособлигации, не думая о выгоде. По стране прокатилась волна сбора средств на строительство боевой техники: самолётов, танков, артиллерии.

«Колхозники вносят до 200 тысяч рублей – ведь это всё из личных сбережений, это и ценно, да! На это только способен наш народ, а что делается в армиях? Там в один день собирают сотни миллионов рублей, – пишет в своём дневнике артиллерист Дмитрий Жигунов. – Немец, конечно, не мог думать своей пустой головой о таком подъёме народа за свою Родину, а наш народ отдаёт для Родины всё, что он имеет с гордостью и радостью. Я внёс 2 000 рублей на строительство танков «Ленинградец».

192 млрд рублей: прямой ущерб народу СССР за годы войны

Конечно, говоря о войне, мы в первую очередь вспоминаем о человеческих жертвах. Но война – это ещё и материальные потери. Предприятия и учреждения страны потеряли за войну имущество на 287 млрд рублей, колхозы – на 181 млрд, кооперативы, профсоюзы и другие общественные организации – ещё на 19 млрд.

Всего же потери Советского Союза только от прямого уничтожения неприятелем исчисляются 679 млрд рублей, это имущество на 128 млрд долларов в довоенных ценах. Плюс – 582 млрд бюджетных денег, более половины всех расходов бюджета, потраченных на оборону.

Немецко-фашистские захватчики полностью или частично разрушили и сожгли 1 710 городов и посёлков, более 70 тыс. сёл и деревень, уничтожили свыше 6 млн зданий и почти 32 тыс. промышленных предприятий, лишили крова около 25 млн человек.

Вот такая она – цена Победы.

Татьяна Жулькина

В пубикации использованы материалы Главного управления Банка России по ЦФО (Москва) и сайта «Я помню»

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×