Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 ноября 2019,  15:26

Грани ограниченности. Что мешает белгородским инвалидам быть полноценными членами общества

О несовершенных законах, неудобных льготах и недоступной среде

Грани ограниченности. Что мешает белгородским инвалидам быть полноценными членами обществаФото: Тамара Акиньшина
  • Статья

Собеседник «БелПрессы» – председатель регионального отделения Всероссийской организации родителей детей-инвалидов Владимир Тараненко.

В реестре Пенсионного фонда РФ по Белгородской области сейчас более 203 тыс. взрослых инвалидов и около 5,5 тыс. детей с инвалидностью. Вместе это почти седьмая часть населения региона. Каждый день эти люди не только борются с проблемами со здоровьем, но и сталкиваются с массой других ограничений, подкинутых законами, окружающей средой и обществом.

Не инопланетяне

Только столкнувшись с какой‑то проблемой лично, начинаешь осознавать её масштабы. Так и с инвалидностью. Тому, кто здоров, понять человека с ограниченными возможностями здоровья порой сложно. Ещё труднее – понять, что внешние ограничения не отменяют внутренних возможностей.

«Не только нашим детям важно быть принятыми в обществе. Их здоровым сверстникам тоже нужно понять, что это не инопланетяне, а такие же люди. И в некоторых вещах могут дать фору здоровым и добиться невероятных результатов», – уверен Владимир Тараненко.

И приводит в пример Стивена Хокинга.

Успехи сына Тараненко – Саши – пока гораздо скромнее: он «всего лишь» окончил 5-й класс на одни пятёрки. Правда, учитель физкультуры сперва ни в какую не хотел ставить высший балл.

«Педагоги просто не понимают, как правильно оценивать успехи ребёнка с ограниченными возможностями. Да, мой Саша не может пнуть мяч, но вот на турнике он 10 раз подтянется, – хвастает Владимир и добавляет: – Сейчас даже есть ГТО для детей с ограниченными возможностями».

Владимир Тараненко Владимир Тараненко / Фото: Владимир Юрченко

Права есть, денег – нет

Ещё десять лет назад никаких федеральных законов по инклюзии и программ по доступной среде не было.

Попытки включения ребёнка-инвалида в общество негласно пресекались с формулировкой: сидите дома, у вас вон пенсия есть. Но за последние годы наше государство, по словам Тараненко, совершило огромный рывок: сейчас ребёнок с ограниченными возможностями здоровья имеет аналогичные со здоровыми детьми права. В Белгородской области это, например, выражается в том, что в этом году 120 детей с расстройством аутического спектра попали в детсады. Но не всё здесь гладко.

«У нас часто путают инклюзию с сегрегацией. Нет чётких правил, что можно считать инклюзией, а что нет. Поэтому возникают сложности с включением детей в образовательный процесс», – сетует Владимир Викторович.

По Закону «Об образовании» вроде бы всё просто: в детсаду и школе для ребёнка с ограниченными возможностями должны быть созданы все условия. Но за счёт каких средств и как их правильно рассчитать, не прописано. К счастью, у белгородского отделения ВОРДИ, которое возглавляет Тараненко, есть положительный опыт Волгограда, получивший поддержку Министерства образования. В этом городе смогли рассчитать подушевое финансирование на таких детей, а значит, есть готовое решение, которым может воспользоваться белгородский департамент образования.

Под прессом бюрократии

В прошлом году родители белгородских детей-инвалидов готовы были выйти на митинг. Причиной стал срыв закупок санаторно-курортного лечения: дети остались без так необходимой им реабилитации, финансируемой государством.

Однако благодаря 4-миллиардному профициту областного бюджета и своевременному обращению ВОРДИ к областным властям соцзащита успела проторговаться – и 1 000 детей с ограниченными возможностями здоровья хоть и с опозданием, но попали в санатории.

«В этом году учли наши рекомендации, и торги провели в феврале. В результате отдохнуло и оздоровилось ещё 2 тыс. наших детей – очередь прилично сдвинулась», – похвастался руководитель регионального отделения ВОРДИ.

На федеральном уровне в последнее время стали уделять больше внимания проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья. Однако, ратифицировав конвенцию ООН о правах инвалидов, реализацию полномочий государство возложило на регионы. А те по цепочке спустили их ниже, в соответствующие ведомства. Такой подход, по мнению Тараненко, неэффективен: мало выполнять прописанный в законе минимум, нужно ещё и самим дополнительно вкладываться. А иначе не получишь федеральную поддержку для других проектов.

В следующем году, например, Белгород станет одним из пяти городов, где будет организован ресурсный центр по сопровождению семей с ребёнком-инвалидом. Государство делает ставку на стационарно-замещающие технологии. Ему предпочтительнее, чтобы ребёнок-инвалид жил в семье, а не в психоневрологическом интернате.

У управления соцзащиты есть похожая программа. Однако, чтобы попасть в неё, мать или отец должны прийти и заявить, что семья в зоне риска.

«Кто так придёт и скажет: я готов сдать своего ребёнка в интернат? Я таких не знаю! Признания риска как такового быть не должно: он есть в любом случае. Люди в такой ситуации устают физически и морально, им в любом случае нужна поддержка», – считает Тараненко.

«На тебе, убоже…»

Горький смысл этой поговорки людям с ограниченными возможностями здоровья объяснять не нужно: они сталкиваются с подобным отношением постоянно. Взять недавний случай с закупкой инвалидных колясок через Фонд социального страхования (ФСС). На их приёмку пригласили представителей белгородского отделения ВОРДИ, которые коляски забраковали: они не соответствовали техзаданию сразу по нескольким важным критериям. В якобы противопролежной подушечке – поролон, вместо пятиточечного ремня безопасности – обычный, чтобы сложить коляску, её надо наполовину разобрать, боковые поддержки не соответствуют требованиям.

«Мы эти коляски не приняли. Составили акт и отправили товар поставщику. Мы не хотим на своих детях экспериментировать, потому что неправильно подобранная коляска может вызвать дополнительные проблемы, например сколиоз», – подчеркнул Тараненко.

Отказываться от продукции недобросовестных поставщиков, которые просто хотят нажиться на детях-инвалидах, организации не привыкать. Не так давно отбились от низкокачественных китайских подгузников, которые протекали. В разгаре борьба с астраханским поставщиком якобы сложной ортопедической обуви (по факту – кожзама с картонной стелькой). Формально поставленная обувь соответствует техзаданию, а по факту – она некачественная и разваливается практически сразу. Общественная организация уже пожаловалась на это в ФСС и провела разъяснительную работу среди родителей детей-инвалидов.

«Мы объясняем им, что лучше не брать некачественную обувь, чтобы не давать наживаться за счёт государства недобросовестным поставщикам. Из 500 пар на 400 уже есть отказы. Даст Бог, уберём и этого негодника с Белгородской земли», – обещает Владимир Викторович.

Общественной организации, по его словам, гораздо легче отбиться от недобросовестных поставщиков, чем ФСС: по жалобам ВОРДИ производителей некачественных товаров снимают с торгов.

 

Грани ограниченности. Что мешает белгородским инвалидам быть полноценными членами общества - Изображение Фото: pixabay.com

Помощь по ситуации

Тема доступной среды в последние годы на слуху. Минтруд привлекает ВОРДИ к разработке нового отрезка госпрограммы «Доступная среда 2021–25». На региональном уровне общественная организация сотрудничает с управлением архитектуры и градостроительства и подготавливает рекомендации по переоборудованию перекрёстков.

Сейчас уже 26 из них сделаны по проектам общественной организации, то есть удобны и безопасны для использования не только здоровыми людьми, но и теми, чьи возможности здоровья так или иначе ограничены. А вот с доступом в многочисленные белгородские учреждения ситуация сначала обстояла хуже.

«Нам говорили: здания старые, приспособить их сложно, невозможно, нецелесообразно и экономически не выгодно. Пандус нужной длины не впишется – он перегородит дорогу, лифт стоит 15 млн, которых нет, а кнопки вызова постоянно ломают. Но значит ли это, что человек с инвалидностью не сможет попасть в такие здания? Совсем нет! Просто нужно уметь оказывать ситуационную помощь», – утверждает Тараненко.

В одном белгородском детсаду кнопку вызова ломали три раза, пока по подсказке ВОРДИ рядом с ней не повесили табличку с телефоном вахты. И теперь человеку с ограниченными возможностями здоровья легко обозначить себя и попросить о помощи. Этот лайфхак взяли на вооружение большинство дошкольных учреждений города. Сейчас на всероссийскую интерактивную «Карту доступности» нанесены 94 белгородских здания и учреждения.

«Вопрос всегда можно решить, и не только с помощью денег. И не обязательно при этом весь город перегородить пандусами и натыкать всюду кнопок. Мы знаём, как это сделать правильно и чётко идём к своей цели – доступной среде», – подытоживает председатель белгородского отделения ВОРДИ.

Тамара Акиньшина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×