Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 октября 2019,  18:14

Разговор с поэтом. В Старом Осколе прошёл фестиваль «СПЛАВ»

Поэтический фестиваль прошёл с 11 по 13 октября

Разговор с поэтом. В Старом Осколе прошёл фестиваль «СПЛАВ»Главный редактор независимого культурно-аналитического журнала «Дискурс» Константин ВоровичФото: Павел Колядин
  • Статья

Организовали «СПЛАВ» «Арт-окно» и команда крупнейшего в СНГ литературного проекта «Живые поэты», главред которого Андрей Орловский уверен: фестиваль – это попытка найти общий язык между всеми участниками поэтического процесса.

Как поэту найти свою аудиторию и должен ли он оставаться голодным, почему молодёжь не читает произведения современных авторов и чем помочь литературным студиям в некрупном городе?

О современной поэзии в реалиях сегодняшнего дня, предложили поговорить актрисе театра и кино Алисе Гребенщиковой, старооскольским поэтессам Татьяне Олейниковой и Ольге Стригуновской, руководителю Городского клуба поэтов Белгорода и соорганизатору литературных слэмов Елизавете Афанасьевой и начальнику управления культуры округа Ирине Серянкиной.

Поэты и трансляторы

30 лет назад, в октябре 1989 года, в Старом Осколе впервые провели фестиваль поэзии и авторской песни «Оскольская лира». Один из его авторов – поэтесса Татьяна Олейникова. В этом августе «Оскольская лира» прошла в 30-й раз, и судьба фестиваля вызывает опасения у его организаторов и участвующих в нём поэтов и бардов. 

Литературная студия «Творческий фонарь» в Старом Осколе работает шестой год. Ей руководит поэтесса и прозаик Ольга Стригуновская. Начинающие авторы собираются дважды в месяц. Вместе со Стригуновской анализируют и обсуждают собственные новые стихотворения и прозу. В студии 15 человек в возрасте от 14 до 35 лет. Они участвуют в областных литературных конкурсах, становятся их лауреатами. Но радуют достижения «Творческого фонаря», признаётся Стригуновская, пока только их самих.

 

 

Литературный слэм в Белгороде проходит раз в месяц. В городском баре или клубе авторы читают собственные произведения перед публикой. Требований к ним немного: выступить с необязательно новым, но ранее не звучавшим на слэмах материалом, уложиться в три минуты и быть готовым к поэтическим экспромтам. За победителя, который заберёт с собой «банк», то есть определённую денежную сумму, голосуют посетители заведения. 

Городской клуб поэтов, рассказывает Елизавета Афанасьева, собирается чаще. И если слэм нужен, чтобы, по словам Елизаветы, быть в творческом тонусе, то на встречах клуба поэты «работают над стихами». 

Алиса Гребенщикова приехала в Старый Оскол, чтобы поучаствовать в фестивальном спектакле «Русский стих: обратная перспектива». 

«Несмотря на то что я драматическая актриса, принимала участие в телевизионных проектах, снималась в сериалах, кинофильмах, всё‑таки считаю, что самое интересное и важное дело, которым я занимаюсь, – это просветительство в области русской литературы», – говорит Гребенщикова. 

Она называет себя транслятором – человеком, который читает для публики чужие стихи.

Кто после Бродского?

Насколько востребована в современном мире поэзия и интересуется ли ею молодёжь – вопросы открытые. Алиса Гребенщикова – сама автор и режиссёр нескольких литературных и литературно-музыкальных спектаклей. По её словам, она часто сталкивается с тем, что поэзией не интересуются и люди среднего возраста. Они уверены, что на Бродском русская поэзия закончилась. И тем интереснее для Гребенщиковой знакомить своих слушателей с современными авторами. 

«Когда‑то я придумала проект, который называется «Сбудется», где я читаю стихи, написанные с разницей в сто лет. Например, в 2019 году и в 1919-м. Первая часть этого поэтического эксперимента, как я его называю, собственно стихи. А дальше я обсуждаю со зрителями то, что они только что услышали, и спрашиваю, могут ли они определить возраст стихотворения, – поясняет актриса. – Играли этот спектакль в Московском доме книги, и все [зрители] единогласно на одно стихотворение Марины Ивановны Цветаевой сказали, что это совершенно точно современный текст. Современный по звучанию, тематике, лексике». 

 

Ольга Стригуновская несколько лет входит в жюри конкурса чтецов, где участвуют школьники. По её словам, дети и подростки не выбирают для него произведения современных поэтов, потому что делают ставку на проверенные и цепляющие произведения. 

«Учителя, которые их посылают на конкурс, нацелены на то, чтобы получить диплом, поэтому выбирают самые популярные произведения. Такие, чтобы выжать слезу. В районном конкурсе чтецов, где приз – поездка на региональный этап, участвовало 40 человек. И только двое прочитали современные стихи. Один из них – стихотворение Насти Кинаш (поэт из Белгорода, в этом году переехала в Москву – прим. авт.), второй – Владимира Молчанова (председатель регионального отделения Союза писателей России – прим. авт.)». 

Сам себе продюсер

Расхожей фразе «Талант должен быть голодным» не один десяток лет. А для поэтов всегда было актуально: нужно ли монетизировать своё творчество и если да, то как. 

«Поэзию сложно, но можно продавать, – считает Елизавета Афанасьева. – Можно её запаковать в обёртку, к которой захочется потянуться. Но многие авторы не хотят этого делать. Возможно, надо просто спуститься с небес на землю». 

Алиса Гребенщикова говорит:

«В театр люди ходят. А пойти купить билет [на поэтический спектакль], когда у тебя на одной чаше весов мясо, молоко, коммунальные услуги, фрукты, а на другой – поэзия… Там поэзия не перевешивает». 

 

Нет у поэтов ответа и на другой вопрос: должен ли автор быть продюсером самому себе? По мнению одних, видеть коммерческий продукт в чистом искусстве недопустимо. Другие уверены: кроме поэта, никто заниматься его продвижением не будет.

«Когда один человек пишет, а кто‑то другой, кто в этом разбирается, его продвигает, это точно такая же мифическая система, когда один человек пишет, а кто‑то другой зарабатывает деньги и снимает ему квартиру или один человек пишет, а кто‑то другой покупает ему продукты в магазине, – считает Андрей Орловский. – Иметь собственного маркетолога на зарплате или не на зарплате – это огромная роскошь». 

Чего не хватает поэтам

«В своё время у нас какая‑то финансовая поддержка была, мы выпускали книги наших лауреатов. Сейчас у нас безденежье. 30-й фестиваль прошёл, будет ли 31-й? Очень хотелось бы, чтобы был», – говорит об «Оскольской лире» Татьяна Олейникова.

Она признаётся: фестивалю не хватает поддержки местной власти. 

«Я думаю, что «Оскольскую лиру» надо продолжать. И мы её будем продолжать, потому что такое весомое событие в нашем округе мы не можем оставить без внимания», – уверяет начальник управления культуры округа Ирина Серянкина. 

Ольга Стригуновская сетует: концерты местных поэтов, бардов, встречи со старооскольскими писателями не попадают в афиши управления культуры округа. 

«В городе нас не знают, хотя мы пытаемся. Одна из тех, кто приходил в студию, Марина, открыла кофейню. Мы проводили литературные вечера там, но не получилось: было далеко, – рассказывает она. – Ещё в кофейню нас попробовали раз пригласить, ребята там почитали и сказали: неинтересно. Потому что люди приходят слушать не поэзию, а что‑нибудь попроще».

О нехватке информационной поддержки говорит и Елизавета Афанасьева. При этом организатор литературного слэма признаёт: проблем с площадкой, где его можно было бы провести, как правило, не возникает. 

«По сути слэм – это формат для бара. Заведения сами чаще предлагают нам выступить, это элементарно выгодно экономически. Но для нас литературный слэм – это про идею, а не про заработок, – говорит Елизавета. – На данный момент это не тот проект, на котором можно зарабатывать. Да и не хотелось бы на нём зарабатывать». 

По словам руководителя культурной платформы «Арт-окно» Марьяны Золиной, «СПЛАВ» придумали и спланировали специально для Старого Оскола. Первый фестиваль прошёл в тестовом режиме, и есть вероятность, что он станет ежегодным. 

 

 

Оксана Придворева

Фестиваль провели при поддержке благотворительного фонда Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт» 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×