Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10 сентября 2019,  14:11

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля

О прошлом, настоящем и будущем белгородских рынков и ярмарок

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговляФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Базарные площади, колхозные рынки, толкучки 1990-х остались в прошлом. А что, зачем и почему приходит на их место сегодня, рассказывает «Белгородская правда».

Личный взгляд: продавец был рад

Как у человека, который долго ходил за покупками на настоящий азиатский базар, у меня сложилось своё видение уличного рынка. Для меня именоваться базаром может только азиатский рынок. Там больше продавцов, больше товаров, больше красок.

Да, там, увы, больше и грязи, но больше и эмоций, больше самой торговли. Азиатский базар – этакий чумазый весёлый голодранец, звенящий мошной с золотыми монетами, которую он удачно стрельнул у богатого растяпы. Удачу сегодняшнего дня он лихо спустит вечером, а утром – будь что будет.

Голодранец рад любой копейке, поэтому он будет бурно и порой неистово торговаться за каждую. Он охотно подождёт покупателя до захода солнца и отдаст товар дешевле просто за улыбку. Он не будет спрашивать, нужен ли пакет, а сам услужливо упакует товар и положит в сумку, и за дополнительную монетку даже донесёт к машине. Он улыбнётся и после взвешивания обязательно подкинет в пакет сверху – «с походом». Он даст примерить десять платьев и, махнув рукой, скостит ценник ровно на столько, чтобы остаться с наваром, но при этом отпустить покупателя с полной уверенностью в выгодной покупке.

Здесь, и только здесь живёт и процветает истинный дух торговли. Так было сто лет назад, так, полагаю, будет и через сто лет.

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Личный взгляд: графики невпопад

Белгородские рынки – совсем другой коленкор. Это – своего рода образ строгой хозяйственной матроны, которой некогда веселиться. Тут все чётко, степенно, строго и выверенно: ей нужна сегодняшняя зелень, тушка кролика, освежёванного не далее как вчера, и 400 г песочного печенья к чаю.

Она не торгуется. Потому, наверное, что всё яснее ясного указано на ценниках и всем понятно, что дешевле быть просто не может. Она ничего не запасает на завтра, потому что завтра должна быть завтрашняя зелень и сегодняшний кролик. Ровно в назначенный час матрона закрывает лавки и собирается домой, потому что пора, и ждать она никого не намерена. Ведь если кому‑то очень нужно, он знает, где найти её завтра. А ведь матроны когда‑то тоже торговались, и, бывало, коробейники завлекали народ баранками да пряниками.

Но стоп, стоп, стоп! На дворе XXI век – эквайринг (оплата платёжными картами), банкоматы, терминалы… Какие коробейники, какое торговаться?! Нужен товар – бери, не нужен – иди мимо, никто не расстроится.

Прелесть олицетворяющих сегодняшний рынок порой донельзя высокомерных матрон лишь в том, что они слишком высокого о себе мнения, чтобы выложить на прилавок мятые помидоры за полцены или отмахивать мошек от скисающих ягод. Они наверняка знают, чего и сколько продадут сегодня, поэтому нет никакого смысла привозить больше, чем нужно.

Они презирают сетевые магазины за их обезличенность и поточность, ведь в отличие от сетей они предлагают свой собственный товар.

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

За шесть лет жизни в Белгороде я отвыкла от рынков. Мне претит, когда на вещевых рядах при явно проигрышном варианте льётся елейное «Ой как вам хорошо-о-о-о!», когда за детскую рубашку беззастенчиво ломят 1 000 рублей с пафосным «Не, ну а вы шо хотели?!».

«Я хотела за 400», – отвечаю я, отходя от прилавка, и ещё долго слышу в спину недовольное ворчание.

В продуктовом секторе меня раздражает, что черешня в сезон стоит столько же, сколько в Нижневартовске, а местные помидоры дороже привозных. Но и за ними ещё надо постараться успеть, ведь рынок до 18:00, а значит, часов в пять там уже почти никого. Чтобы туда попасть, мне нужен рабочий день на пару часов короче, или рынку на пару часов длиннее, или…

Много всяких «или», но звёзды не сходятся. Чтобы сошлись, надо либо мне изменить свои привычки, затовариваясь продуктами раз в неделю по‑крупному, или рынку изменить время работы.

Первое невозможно, потому что для меня, как и для многих работающих людей, такая схема неудобна: смысл тратить выходной на покупки, если всё есть в магазине шаговой доступности?

Второе невозможно, потому что горожане привыкли: белгородский рынок – до 18:00. И даже если завтра он вдруг начнёт работать до 20:00–22:00, то не меньше полугода продавцам придётся сидеть впустую, приучая покупателей к новому графику.

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Какие есть причины предпочесть магазины?

Доля рынков в обороте розничной торговли снижается последние 20 лет. Если в 2000 году на белгородские рынки приходилось 35 % оборота розничной торговли, то в 2007-м – уже 20, а два года назад стало 9 %.

На фоне других регионов белгородские рынки ещё хорошо держат оборону перед сетями и прочими торгующими организациями. В Тульской области на рынки приходится всего 2 % розничной торговли, а в Московской – 1,5.
Покупатель уходит с рынка не только потому, что ему «удобно – неудобно», это лишь одна из причин, причём регионального характера.

В Дагестане и Ингушетии рынки и сейчас занимают больше трети оборота розницы, и ведь не потому, что они исключительно удобны. На Кавказе, как и в Азии, рынки всегда были и остаются важной частью общественных отношений. Торговцы – это реальная сила, причём не только экономическая, но и порой политическая. Часто именно они формируют повестку дня для властей.

Белгородские же рынки, как и рынки других городов европейской части России, давно превратились в место, где продают и покупают. И вообще, с годами формат торговли меняется: базарные площади, колхозные рынки, толкучки 1990-х остались в прошлом. А что пришло на их место? Сетевые магазины?

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Летучую мышь легче встретить… зимой

До Великой Октябрьской социалистической революции просторной Базарной площадью в Белгороде заправляли купцы, содержавшие свои постоянные лавки. В книге «Пройдёмся по старому Белгороду» краевед Александр Крупенков приводит воспоминания портнихи Марии Чернышёвой, постоянной посетительницы галантерейной лавки купца Фролова: после каждой покупки сам Фролов подходил в ней и другим постоянным покупателям и делал небольшие подарки: носовые платки, ленты, тесёмочки.

Купцы дорожили своей репутацией и постоянными покупателями. Мясо, молоко, яйца тогда продавали в крытой части рынка, который белгородцы называли шопой (по словарю Даля – сарай или большой навес для торговли на базаре).

После революции базар сильно изменился и к 1929 году скатился, как сказали бы сейчас, ниже плинтуса. Наши коллеги в критической статье пеняли на гнилые овощи в лотках, грязные засаленные халаты продавцов и покрытые слоем грязи стойки в мясных и молочных рядах, переполненные общественные уборные и неубираемый навоз на немощёных участках площади.

«Встретить на базаре санитарного врача было так же трудно, как зимой летучую мышь», – писала «Белгородская правда».

Только в конце 1930-х власти выделили 175 тыс. рублей на ремонт и благоустройство рынка.

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Раньше было проще

Базарная площадь с её бойкой торговлей просуществовала до 1950-х годов. Когда Белгород стал областным центром, его начали застраивать по новому плану. И в 1957 году на месте бывших кузнечных рядов открылся колхозный рынок: шесть крытых столов, 400 м открытых металлических столов и мясной павильон на 100 мест. Много позже он перерос в Центральную ярмарку Белгорода и с тех пор концептуально мало изменился.

Ольга Круговая в 1970-е жила на ул. Попова, рядом с рынком.

«Всё было по‑простому: железные прилавки рядами на улице, люди выходили вечером продавать свой урожай, наша бабка ходила продавать яблоки по 20 копеек за кучку, никаких местовых не требовали, – рассказывает Ольга Ивановна. – Мама покупала на рынке мясо: оно там, конечно, было лучше, чем в магазине – своё же продавали, а не колхозное. Ягоды и фрукты тоже только на рынке брали: я не помню, чтобы в магазинах вообще клубнику или малину продавали. На рынке же продавали банками, килограммами, на варенье – вёдрами. А огурцы и помидоры на закрутку всегда брали в магазине по 12 копеек за килограмм, на рынке они были дороже и кучками. Сейчас на центральный рынок хожу, только если надо что‑то специфическое, например укроп и хрен для засолки огурцов. Остальное всё можно купить в магазинах поближе».

Ей на центральном рынке, который теперь именуется ярмаркой, отовариваться не с руки: пешком далеко, на автобусе тяжело с сумками, а машину ставить негде. Но привычка покупать мясо на рынке осталась, поэтому по выходным ездит на «Салют»: там, говорит, парковка удобная.

«На рынке или в магазине покупать – зависит от того, где привык, – продолжает Ольга Круговая. – Цены не особо отличаются, единственное, что на рынке всё‑таки, как кажется, овощи посвежее, творог и мясо фермерские, так, по крайней мере, говорят».

Рынков, кстати, в соответствии с действующим законодательством, в области всего четыре. А в Белгороде совсем нет – только ярмарки.

Принципиальная разница не в сути, а в формулировке, и переименование не случайно. Федеральный закон о розничных рынках поставил условие: на рынке должно быть капитальное строение. Выдвигались и другие требования. В итоге сотни рынков по всей стране закрылись.

Белгородская область первой в России разработала положение о ярмарках и, перейдя в этот формат, сохранила имеющиеся торговые объекты.

Привычка и прогресс: смотрите, кто пришёл

Если старшее поколение по привычке заходит на рынки за укропом и мясом, то молодёжи такой формат непонятен, да и неинтересен. Те, кто вырос, не застав так называемых толкучек, вообще склонны есть вне дома либо покупать готовые блюда.

Да, это гораздо дороже, поэтому такая беззаботная жизнь для многих завершается с появлением семьи и детей. И без готовки никак не обойтись. Потому новый формат рыночной торговли – гастромаркет. Он как раз и нацелен на молодёжь и молодые семьи, потому что объединяет торговые ряды с фермерской продукцией, где можно делать покупки, и кафе и рестораны, где можно купить готовую еду. Из Европы он перекочевал в Москву и крупные города, а оттуда пошёл по регионам.

Пионером был московский Даниловский рынок, существующий с 1963 года. Место с историей, традициями, репутацией, покупателям знакомое и привычное, четвёртый год работает в обновлённом формате. Прилавки как произведения искусства, продукты на них как фотографии из глянцевых журналов, цены соответствующие, зато есть доставка.

Привить такой формат белгородцам пробует рынок «Амбар». Его построили с нуля на месте старого рынка в посёлке Разумное. Там большая парковка, дизайнерские витрины и продуктовые бутики, несколько точек общепита и бесплатный вайфай, работает до 20:00. Всё очень стильно и модно, местами совсем не дёшево. Открылся рынок полгода назад, и пока второй этаж пустует.

«Красивый, – первое, что сказала жительница Разумного, которую я встретила на выходе из «Амбара». – Если с коляской детской иду, очень удобно, потому что просторно. Но, может быть, пока мало продавцов и покупателей. Здесь лепёшки вкусные, сразу из печи. Когда за ними иду, заодно и другие продукты покупаю, если надо. По ценам… Ну, сыр по 1 600 за килограмм лично я не куплю, а мясо и овощи беру. Сейчас взяла свинины на 350 рублей, капусты цветной по 100 рублей, зелени. В целом, конечно, приятнее сюда ходить, чем в сетевые магазины, но лично для нашей семьи это не постоянное место покупок. Моя мама этого рынка вообще сторонится: говорит, слишком пафосный».

Пафосный, но, полагаю, более перспективный, нежели рынок в явно устаревшем формате советских времён.
Тренд подхватила Центральная ярмарка. Мэр Белгорода Юрий Галдун сообщил, что вскоре она тоже превратится в современную торговую площадку.

Медленно, но верно рынки меняются, и ставить вопрос «Что пришло на их место?» пока рано, поскольку они и сами не намерены уходить.

 

Налетай, не скупись! Как и почему меняется рыночная торговля - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Официально

Развитие рыночной и ярмарочной торговли – одно из перспективных направлений стратегии развития торговли, сообщили в региональном департаменте экономического развития.

В Белгородской области сегодня четыре универсальных розничных рынка и 45 стационарных ярмарок. На них более 14 тыс. торговых мест.

В прошлом году прошло 3,5 тыс. ярмарок, в которых участвовали сельхозтоваропроизводители области, включая крестьянские фермерские хозяйства и личные подсобные хозяйства.

Оборот розничной торговли на рынках и ярмарках в 2018 году составил 32,8 млрд рублей, в 2017-м был чуть меньше – 28,4 млрд. Доля реализации товаров на розничных рынках и ярмарках – 9,8 %, и одна из приоритетных задач – её увеличение.

В августе 2015 года создана Ассоциация рынков и ярмарок. При непосредственном её участии разработана и реализуется программа льготного предоставления торговых мест на рынках и ярмарках для сельхозпроизводителей Белгородской области «30/30». Это значит, что члены ассоциации предоставляют местным производителям 30 % торговых мест от общего их количества со скидкой 30 %.

Сейчас из более 5 тыс. мест 1,5 тыс. предоставляется на льготных условиях, что говорит о востребованности программы среди фермеров и сельхозпроизводителей области.

Ирина Дудка

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×