Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
01 сентября 2019,  13:44

Квитанция на тот свет. Почему плату за вывоз мусора требуют с тех, кто умер

В юридических казусах разбиралась «Белгородская правда»

Квитанция на тот свет. Почему плату за вывоз мусора требуют с тех, кто умерДом в Крапивном уже три года без хозяинаФото: Олег Гончаренко
  • Статья

«Если умерший погребён, это ещё не конец. Нужно, чтобы могила разрушилась и сравнялась с землёй», – говорил герой фильма «Тегеран-43». Это применимо и к белгородскому селу.

Когда старики уходят, в сёлах остаются их дома, ветхие, наследникам не нужные. Но даже если эти жилища сравняются с землёй, то и это ещё не конец. Найдутся инстанции, которые помнят обо всех «мёртвых душах».

Плати туда, неизвестно куда

В редакцию обратился читатель Дмитрий. Он недоумевает: почему его дедушке, который давно умер, пришла бумага о необходимости оплатить долг за вывоз мусора?

«По этому адресу, в селе Крапивное Шебекинского округа, жил мой дедушка, – рассказывает Дмитрий. – Ветеран войны, прожил 92 года. Он умер три года назад. Жил он один, и в наследство никто не вступил. Наследники есть: сын, он чернобылец, – инвалид 2-й группы, дочь – инвалид 1-й группы. Сын живёт в городе Курчатове Курской области, дочь – в посёлке Дубовое Белгородского района. В наследство оба не вступали, так как не в состоянии сделать это чисто физически. Я тоже не вступал. Дом в Крапивном все три года стоит заколоченный. Я лишь уведомил газовиков и электроэнергетиков, чтобы отключили газ и свет».

Недавно, проезжая по району, читатель завернул в Крапивное, чтобы взглянуть на родовое гнездо. Посмотрел почтовый ящик и нашёл там извещение от областного Центра экологической безопасности о долге 640,14 рубля за коммунальную услугу «обращение с твёрдыми отходами». При неоплате в срок до десяти дней ЦЭБ грозит обращением в суд, в цену иска включив пени, судебные расходы, издержки и госпошлину.

«Три года назад никакого ЦЭБа ещё не было, – удивляется читатель. – Откуда же долг?»

Сама бумага – без печатей, подписей и реквизитов. Если захочешь выплатить долг, то кому и куда?

В Росреестре ведь числится

Ситуацию нам разъяснили в самом Центре экологической безопасности. Начали с того, что к моменту начала реформы 1 января 2019 года в организации отсутствовала база данных по плательщикам.

«Нам её физически неоткуда было взять готовую, потому что она по сей день находится в процессе формирования из различных источников, – говорит заместитель гендиректора ЦЭБа по работе с потребителями Максим Лунёв. – Это в том числе и газовики, и водники, и органы местного самоуправления. По имеющимся у нас данным, в указанном домовладении в Крапивном действительно никто не проживает. Но по постановлению № 354 правительства России начисление платы за услугу обращения с ТКО идёт либо по количеству проживающих, либо, если их нет, по количеству собственников.

Постановление, о котором идёт речь, называется «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов».

Умерший дедушка в Росреестре числится собственником своего жилого помещения. Никто этот статус с него не снимал.

«А то, что он умер… С юридической точки зрения, формально начисления сейчас идут не на усопшего, а на его будущего наследника, – поясняет Максим Лунёв. – Датой вступления в наследство считается дата смерти усопшего. Даже если через десять лет найдётся желающий принять это имущество, он, по сути, вступит в права с даты смерти. Если же новый собственник не найдётся, то со временем домохозяйство перейдёт в категорию выморочного имущества. Долг перейдёт на государство и погасится, будет списан – ведь из одного кармана в другой нет смысла платить».

Ст. 1151 Гражданского кодекса РФ «Наследование выморочного имущества» действительно предполагает, что если все наследники отказались от наследства, имущество умершего считается выморочным. И выморочные жилые помещения, земельные участки, расположенные на них здания, сооружения и прочая недвижимость (а также доля в праве общей долевой собственности на эти объекты) отходят к муниципалитету.

Небольшая казуистика

«С формальной, юридической точки зрения (и нормативные обоснования на это есть) начисления на такие домовладения будут идти, – продолжает рассказывать заместитель гендиректора ЦЭБа. – Эта небольшая казуистика связана ещё и с тем, что у нашей компании с организационно-правовой формой ООО нет доступа к реестрам данных нотариусов. Мы действуем исключительно по федеральной нормативной базе. Даже неважно физическое состояние домовладения. Если в документе указано, что у него есть собственник, то начисления идут по количеству собственников».

Именно так. Даже если фактически пустой дом не образует никакого мусора.

— А если через условные 10–20 лет у дома всё‑таки появится наследник?

— Срок исковой давности не более трёх лет, и он должен будет заплатить за последние три года. Основания требовать оплату ТКО за этот срок у нас будут. У него есть, в свою очередь, право пойти в суд и оспорить, доказать, что он не накапливал отходы. Но формальных, по закону, оснований просто взять и односторонне снять эти начисления у нас нет.

По словам Лунёва, в этом будет даже коррупционный момент. С ЦЭБа спросят: на каком основании вы сняли оплату ТКО, если у домовладения есть собственник?

 

Максим Лунёв Максим Лунёв / Фото: Олег Гончаренко

Не по логике – по закону

Все упомянутые выше нюансы с житейской точки зрения не вписываются в логику, признают в ЦЭБе. Но формально действия центра законны.

— Максим Викторович, как же быть родственникам, которые получают уведомления о необходимости оплаты неоказанных услуг для умерших людей?

— Не вступившие в наследство родственники могут просто игнорировать эти уведомления, и всё.

— Быть может, им следует уведомить ЦЭБ о том, что в доме никто не живёт, он бесхозный? Так же как в данном случае были уведомлены представители других служб.

— В этом не будет смысла. Если они нас уведомят, мы не будем ставить под сомнение то, что там никто не живёт. Но начисления по 354-му постановлению, по данным Росреестра, в которых указано, что есть хотя бы один собственник, они будут.

Наконец, это вопрос из плоскости: почему я должен платить, скажем, налог на землю, если в этой деревне не живу, а живу вообще в другом месте и могу это доказать? Вряд ли вы государству в этом случае докажете, что не должны платить налог.

— А если умерший был абсолютно одинок, никаких наследников не предвидится в принципе? ЦЭБ всё равно будет рассылать уведомления «мёртвым душам»?

— Да, начисления идут автоматизированно. Просто со временем органы местного самоуправления переведут это хозяйство в категорию выморочного имущества, а долг будет списан.

— Наконец, как быть со странной формой этих уведомлений? Ни контактов, ни платёжных реквизитов.

— В этом, конечно, есть недоработка. Такие бумаги должны вызывать высокую степень доверия.

Нужна инициатива

Формальный повод начислять оплату есть. Поводов снять её – нет. Тем, кто не является наследником, смысл что‑то платить тоже отсутствует.

«Возможно, со временем будут внесены изменения в законодательство, и тогда разрешат снимать с усопших оплату за мусор, – предполагает Максим Лунёв. – Наша отрасль пока молодая. Нормативная база претерпевает изменения, и они неминуемо должны быть. Региональным операторам по обращению с ТКО нужен либо инструмент, либо механизм доступа к базам, реестрам данных об имуществе, вступлении в наследство. Нормативная база подвергается изменениям тогда, когда много-много людей об этом напишут, инициатива от кого‑то поступит и вопрос выйдет на поверхность».

А ещё, быть может, когда‑то мусор будут считать через счётчик, как газ, электричество, воду. И можно будет доказать факт его производства или непроизводства в домовладении. А что, есть опыт Европы – мусор там взвешивают. А если его нет, нечего взвешивать? Ну, на нет и суда нет – никто ничего и не платит.

Олег Гончаренко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×