Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 августа 2019,  17:49

Педалируя по серпантинам. Тимур Халиуллин объехал Крым на велосипеде

Органист белгородской филармонии рассказал «Белгородской правде», как провёл свой летний отдых

Педалируя по серпантинам. Тимур Халиуллин объехал Крым на велосипедеФото: из архива Тимура Халиуллина
  • Статья

«Перехожу из комфортного образа жизни к образу путешественника, грязного и запыханного», – пошутил в начале путешествия Халиуллин. И начал отматывать десятки километров каждый день на велосипеде по жаркому Крыму.

Сейчас или никогда

Свой план Тимур Халиуллин вынашивал год. Собирался ехать с друзьями. Но, как говорят путешественники, «народ отвалился».

«Я подумал, что, возможно, это мой последний шанс. Редчайший случай, когда отпуск полностью свободен, – рассказывает Тимур. – Нет других интересных поездок, концертов, гастролей. Финансы позволяют, велосипед экипирован и здоровье в порядке. Правда, перед этой поездкой, буквально накануне, у меня воспалился нерв в зубе. За день до отъезда пришлось удалять этот нерв. А предстоял долгий путь на ветру, ночёвки в палатке, где может просквозить». Но принцип «Если не сейчас, то больше никогда» оказался сильнее преград. И ещё спортивный интерес: справлюсь или нет, сумею ли преодолеть препятствия?

Наконец, взгляд Тимура падал на собранный велобаул. Мысль о процессе разбора вводила в тоску, как символ окончательной уступки обстоятельствам. 

Значит, нужно ехать.

По Крымскому мосту

Автобус Белгород – Керчь довёз за 19 часов. Билет стоил 3 000 рублей, плюс отдельно 1 100 – за провоз велосипеда. В Керчи ждал хостел, забронированный заранее. Одна ночь – 600 рублей. Палаточный формат поездки вовсе не предполагал фанатичного ему следования. После автобуса и перед началом педалирования нужно было отдохнуть.

«Приехав в Керчь, я кинул вещи в хостеле, собрал велосипед и поехал на Крымский мост, – продолжает Тимур. – Как было не посетить такую достопримечательность! Забегая вперёд, нужно сказать, что в итоге я посетил его четыре раза: на автобусе, потом на велосипеде туда – обратно и на обратном пути снова на автобусе».

Перед мостом всех проверяют, даже пассажиров автобусов. Просят выйти, показать паспорта, смотрят вещи. Крымский мост – объект стратегический. Велосипедиста Халиуллина тоже остановили.

«Предупредили, что во время езды по мосту останавливаться нельзя, пешком идти по нему тоже нельзя, можно лишь ехать. Но я всё равно остановился, чтобы сделать фото и видео».

Фото и видео – это момент обязательный. Путешественникам-одиночкам нужно делиться с кем‑то впечатлениями, которых в избытке.

Сегодня для этого есть Интернет. Чтобы транслировать свои новости подписчикам в соцсетях, принимать от них комментарии и слова поддержки, Тимур купил местную сим-карту с безлимитным Интернетом (1 000 с лишним рублей, из которых 500 на счету). Домашние симки в Крыму работают в дорогом роуминге.

В Интернете также можно уточнять детали маршрута и читать подробности о достопримечательностях.

На Крымском мосту На Крымском мосту / Фото: из архива Тимура Халиуллина

Что в «штанах»

Артист-путешественник делится содержимым своего багажа. В заплечном рюкзаке он везёт нетяжёлые вещи: спальник и матрасик-пенку, а также лёгкую одежду. Плюс мелкие вещи, из тех, что в пути нужно быстро достать, например телефон или пауэрбанк для его подзарядки.

Заплечный рюкзак – не простой городской, а специальный, походный – с промежутком между задней стенкой и спиной для вентиляции.

Самое тяжёлое Тимур положил в велосипедные «штаны». Это п-образный рюкзак на багажнике над задним колесом.

«Там у меня мини-котелок и газовая горелка, их мне отдал наш виолончелист Олег Шейна, он тоже должен был поехать, но не вышло. Ещё там газовый баллон – одного мне хватило на весь Крым. Там же лежал запас еды, тёплая одежда. Кстати, она не пригодилась: очень повезло с погодой, было тепло и солнечно. До меня и сразу после меня в Крыму шли дожди. Ночуя в палатке, тёплую одежду можно использовать как подушку. И сверху велобаула я прикрепил палатку».

Город – ровесник органа

Керченский мост для Тимура был главной местной достопримечательностью. Но ещё и археологические раскопки – городище Нимфей, прапрадед Керчи город Пантикапей на горе Митридат, более поздняя крепость Керчь.

«Мне рассказывали, что там стоит отковырнуть пласт земли – и обнаружатся разные черепки, кусочки древней утвари. Оказалось, это действительно так. Пантикапей – это V век до н. э. Примерно тогда появился орган – мой самый любимый, величественный инструмент. И держать в руках эти черепки, смотреть на всё это очень будоражило воображение. А самое ценное там собрано в музее археологических раскопок, в который я тоже съездил на велосипеде».

В музее Тимур Халиуллин подробно ознакомился со скандальной историей про золото скифов. И переживает за эту уникальную коллекцию, которую ещё при Украине увезли на выставку в Амстердам. И голландцы её не возвращают. Теперь там идёт большой судебный процесс. Эти экспонаты должны быть возвращены в Керчь – на свою родину, где они были найдены.

А в Феодосии прекрасно

Переезд из Керчи в Феодосию стал самым длинным – 87 км. Его облегчил ровный степной рельеф.

«Лишь в паре мест пришлось идти пешком из‑за недоделанной дороги. И ещё я обратил внимание, что на всём протяжении там нет ни одной заправки, о чём даже гласит табличка на выезде из Керчи. Но мне заправки ни к чему. Первый привал через 20 км я устроил в поле подсолнухов. Специально выбрал место покрасивее. Достал свою «кухню», перекусил, заварил чаю».

Неподготовленный велосипедист, пожалуй, там бы и заснул от усталости. Но Тимур в Белгороде ездит с начала сезона. Организм натренирован, готов к испытаниям.

Переночевал в палатке, в автокемпинге под Феодосией у моря, между Приморским и Береговым. Наутро съездил в Феодосию, оставив вещи в кемпинге с тем, чтобы вернуться на ночёвку.

«Люди такие хорошие попались, они долго там стояли, согласились присмотреть за моим скромным лагерем, пока я буду гулять. А в Феодосии прекрасно. Мне особенно близки живопись и археология. Поэтому, конечно же, музей Айвазовского, музей древностей. Также Генуэзская крепость и музей Марины и Анастасии Цветаевых. А в музей Грина я не успел зайти: он рано закрывается».

Беспокойство…

Посёлок Коктебель, прославленный поэтом Волошиным, находится между Феодосией и Судаком. Тимур планировал посетить музей Волошина и ехать дальше. Но, завороженный видом Кара-Дага, решил осмотреть эту гору. Она природный заповедник, вход туда только с организованной экскурсией.

«Я выбрал морскую прогулку вокруг Кара-Дага. Катер плывёт мимо спускающихся в море скал, проплывает под Золотыми воротами – каменной аркой в море. И останавливается для купания прямо с борта. Мне показалось, что там самое чистое море в восточном Крыму. Двухчасовая экскурсия с купанием стоила 800 рублей. А велосипед с вещами я на это время пристегнул к причалу».

Ночёвка снова оказалась неспокойной. На краю посёлка есть «зелёнка» – дикий пляж со скромной растительностью. Издавна там селится в палатках неформальный элемент.

«Там ко мне весь вечер подходили какие‑то странные люди, просили закурить или денег. Было неспокойно. Там ещё нудистский пляж, этакая атмосфера свободы. Но была ещё и атмосфера алкоголя, и ещё чего‑то явно запрещённого».

…и порядок

Набережные Судака и Феодосии запомнились Тимуру исключительно хорошим.

«Нет никаких барыг, которые пытаются что‑то продать, не дымится всякая непонятная пища. Всё очень аккуратно и цивилизованно. Цены, по‑моему, на уровне. Многие ругаются, что Крым стал дороже. Но это же понятно: в России ведь другие цены. И всегда есть места, где можно дёшево поесть, и я их находил. Спрашивал у местных, например у кассирши в музее: где вы сами едите? И мне показывали простые столовые, очень бюджетные».

Из‑за доступности еды в городах Крыма котелок Тимуру пригодился лишь для чая по утрам. Или пакетиков киселя, или каши быстрого приготовления. Для обедов и ужинов всегда находились кафе.

В компании со сколопендрой

На судакском пляже палатку поставить нельзя. Как вариант – в диких местах за чертой города. Но повстречалась местная жительница Ольга Иосифовна, школьная учительница математики. За 200 рублей она предложила койко-место в собственном чулане.

«То ли чулан, то ли кладовка… Главное, что у неё там есть кровать. И место, чтобы складировать вещи и велосипед. Больше мне ничего не надо, лишь бы отдохнуть. Но спать не получилось, потому что у неё там оказалась сколопендра. Она шелестела всю ночь. Огромная крымская сколопендра, ещё и ядовитая. Вначале я просто не спал, потом полночи изучал, как бороться со сколопендрой, какие последствия от её укуса. Бороться оказалось бесполезно, потому что это нереально среди моих наваленных вещей в чулане. До утра лежал в полудрёме с включённым светом, потому что на свет она реже выбегает. В палатке было бы комфортнее, потому что она закрывается на молнию».

Судак – это величественная Генуэзская крепость. А соседний Новый Свет – это завод шампанских вин и тропа Голицына. С велосипедом по ней не пройти, поэтому Тимур Халиуллин вновь выбрал прогулку за 400 рублей на катере с заездом во все красивые бухты.

В Малореченском он осмотрел знаменитую церковь-маяк. А Солнечногорское (точнее, соседнее Генеральское) – это Джур-Джур, самый полноводный водопад Крыма.

Горные дороги

Велопутешествие по Крыму – это не только туризм, но и тест на прочность. Горные серпантины не шутка.

«Преодолеваешь затяжные двухчасовые подъёмы по этим серпантинам, – вспоминает Халиуллин. – Перед каждым поворотом молишь Бога: хоть бы за ним начался спуск. Ан нет – подъём продолжается. Дорога узкая. Понятие обочины уже совсем пропало. Остановиться просто негде: справа отвесные скалы, слева проезжая часть с фурами. Едешь по проезжей части в поисках хоть какого‑то кармана. Но молодцы водители: в таких местах они терпеливо ехали за мной черепашьим шагом, понимая моё положение. Впрочем, велосипедистов в Крыму много, они там не новость: и велотуристы, и спортсмены».

А когда находился карман, Тимур расправлял коврик и ложился отдыхать прямо рядом с проезжей частью. Автомобилисты притормаживали, спрашивали, всё ли в порядке.

«Всё хорошо, отвечаю, это я так преодолеваю подъём. Я отдыхал так примерно каждые 300 метров».

Так было и в районе Солнечногорского, и перед Алуштой.

Маслянистая, как нефть

После палаточной ночёвки в Семидворье под Алуштой кончилась походная часть крымской поездки. Погрузившись в автобус, на четыре дня Тимур переместился в западный Крым – в город-курорт Саки под Евпаторией. Там ждала гостеприимная семья его студента Никиты Демидова.

Последовательные переезды от одного пункта к другому сменились, как говорят туристы, радиальной формой похода. Это когда живёшь в одном месте и выходишь в разных направлениях, возвращаясь обратно.

«Евпатория, пожалуй, самый благоустроенный для туристов город Крыма. Крутые пешеходные зоны, красивые набережные, интересные музеи. Очень много чего для детей. Между Саками и Евпаторией – самый большой аквапарк Крыма «Банановая республика». В окрестностях – солёные озёра и знаменитые грязелечебницы, после поездки не лишним было полечить суставы. Грязи там очень много. Такая маслянистая, как нефть, хорошо намазывается».

Протяжённость веломарафона от Тамани до Алушты – 270 км. С перемещениями внутри городов и по их окрестностям вышло порядка 330 км.

Вернувшись домой после отпуска, Халиуллин почти сразу снова отправился в путь – на гастроли в Калининград. А потом в тот же Крым, на молодёжный форум «Таврида-Арт».

«Путешествия – это так здорово, – уверен Тимур. – Масса впечатлений, заряд позитива. И стимул для творчества». 

Олег Гончаренко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×