Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
02 июля 2019,  18:30

«Больше, чем мечтал». Как белгородец подружился со звёздами

Путь к мечте у каждого свой, зачастую он бывает сложным и тернистым, как у Романа Острикова

«Больше, чем мечтал». Как белгородец подружился со звёздамиРоман ОстриковФото: личный архив
  • Статья

Он три раза поступал в консерваторию, спал на вокзале, мылся в «Макдоналдсе», а в итоге стал представителем YAMAHA Music в России.

Без ностальгии

«С детства я хотел стать композитором. Нравилось подбирать мелодии, придумывать что‑то своё, сочинять стихи. Гораздо труднее потом всё правильно записать, поэтому большая часть сочинений осталась в домашних видеоархивах и у меня в голове. Учился в музыкальной школе, но это время я вспоминаю без ностальгии. У педагога по фортепиано были специфические методы преподавания, почти после каждого урока выходил в слезах, а депрессия после этих занятий была постоянной. 

В колледж поступил на дирижёрский факультет. Не все знают, но учёба у музыкантов отличается от других специальностей. Начиная с музыкалки, а потом в колледже и консерватории большинство занятий – индивидуально с педагогом. Своего инструмента у меня никогда не было. Хороший стоит дорого, а на дешёвых ничему особо не научишься, поэтому занимался только в колледже. Вставал в 4:30, в пять выходил из дома и пешком шёл до него. Два часа занимался, потом пары до четырёх, а с шести до девяти снова занимался сам. Дома бывал по пять-шесть часов, только поспать».

С Дмитрием Маликовым С Дмитрием Маликовым / Фото: личный архив Романа Острикова

Жизнь на вокзале

«Стал готовиться к поступлению в Московскую консерваторию им. Чайковского. Вступительные сдал, но баллы оказались невысокими – 17-й по списку на бюджет. В день зачисления вывесили окончательные списки поступивших, и моё имя оказалось прямо под красной чертой: 16 человек передо мной прошли, а я нет, хотя у меня были одинаковые баллы с тремя последними людьми. Это чувство не передать – просто комок в горле и полнейшее опустошение. Платное отделение я даже не рассматривал: слишком непосильная была сумма для нас – больше 350 тыс. рублей в год. Это был август, вступительные во всех вузах закончились, шансов поступить в другой практически не было. Но я всё‑таки решил попробовать. Взял справку из консерватории с баллами вступительных испытаний и поехал с ней в другие университеты. Повезло: без дополнительных экзаменов меня взяли на первый курс музыкального института им. Ипполитова-Иванова.

Про консерваторию я не забыл и в следующем году снова пошёл пробовать. Снова не поступил, но уже по своей дурости – влюбился в абитуриентку и дальше третьего экзамена не продвинулся. В «Ипполитовке» мне с первой же минуты дали понять, что я предатель и теперь моя учёба будет адом. 

Всё это время я занимался дополнительно с репетиторами, по ночам и выходным работал официантом. Очень тяжело было найти жильё в Москве. Бывало, я неделями ночевал на вокзале, вещи оставлял в камере хранения, днём учился в вузе и отсыпался на парах. Голову мыл в местных «Макдоналдсах». У «Ипполитовки» не было своей общаги, и я договорился с комендантом «Гнесинки» о проживании в их студенческом общежитии, платил ему каждый день 150 рублей за гостевой пропуск. За это он выделил койко-место в комнате, где жили 14 (!) человек. Так я прожил год и перевёлся в Московский университет культуры и искусств – там было общежитие». 

С Дмитрием Хворостовским С Дмитрием Хворостовским / Фото: личный архив Романа Острикова

Третий в списке

«Там я доучился до четвёртого курса. В свободное время пытался максимально себя прокачать: занимался с репетиторами, много читал, ходил в музеи и театры по студенческому. В итоге перед пятым курсом забрал оттуда документы и наконец‑то с третьего раза поступил бесплатно в Московскую консерваторию на дирижёрский факультет, в списке я был третьим. 

На втором курсе меня заметил декан и предложил быть сначала старостой, затем инспектором, а потом и директором хора Московской консерватории. Я занимался печатью и подготовкой нотного материала, следил за посещением репетиций и концертов, заказывал костюмы для выступлений, планировал гастроли, покупал билеты, бронировал гостиницы для хористов.

Через какое‑то время стал председателем студсоюза консерватории и понял, что моё призвание – воплощать в жизнь крутые творческие проекты, которые помогают студентам реализовать свои таланты. Так, в 2013 году я придумал первый Весенний бал Московской консерватории, на который приглашают студентов ведущих вузов столицы, представителей научной и культурной элиты страны. И получил первое место на всероссийском конкурсе за лучший проект в сфере студенческого досуга и культурно-массовой работы».

С Эннио Морриконе С Эннио Морриконе / Фото: личный архив Романа Острикова

Волнения нет

«Сейчас я работаю в известной музыкальной компании YAMAHA Music (это крупнейший мировой производитель музыкальных инструментов). Занимаюсь налаживанием культурных связей в России и за её пределами. Часто путешествую по работе. За год у меня обычно 70–80 перелётов. За последнее время был в Германии, Казахстане, два раза в Японии. Работая в YAMAHA, познакомился и смог выступить на одной сцене со многими знаменитыми людьми: Дмитрием Маликовым, Иосифом Пригожиным, Денисом Мацуевым, Николаем Басковым, пианистом Эдуардом Кунцем, оперным певцом Дмитрием Хворостовским, итальянским композитором Эннио Морриконе

С Кунцем мы большие друзья, хорошо общаюсь с актёром Василием Лановым. Никакого волнения перед встречами со знаменитыми людьми у меня уже нет. Счастлив, что продолжил бороться за свою мечту, несмотря на все препятствия. Потому что в итоге я добился больше, чем мечтал».

Записала Екатерина Гавриленко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×