Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
08 мая 2019,  12:22

Игнатовский котёл. Зачем РЖД хотят перекрыть дорогу к старооскольскому хутору

Жители Игнатовки много лет отстаивают железнодорожный переезд

Игнатовский котёл. Зачем РЖД хотят перекрыть дорогу к старооскольскому хуторуПереезд у ИгнатовкиФото: Владимир Бабич
  • Статья

История хутора – ранее Игнатово – уходит в XVIII век, к владению полковника Венедикта Игнатьева, который в 1731 году заселил здесь малороссиян. Сегодня тут одна улица метров в 400, которую с двух сторон высокими насыпями обрезают железнодорожные ветки.

Со стороны двухколейной линии, что ведёт на Валуйки, есть мост, но нет асфальтированной автодороги. С другой стороны – железнодорожный путь, построенный в конце XIX века. По нему ходили товарные и пассажирские составы, а сегодня – только поезда на ОЭМК. Через эту ветку и проходит дорога, на которой при въезде в Игнатовку действует несанкционированный переезд. Его и хотят, со слов хуторян, перекопать железнодорожники. И тогда единственный путь из населённого пункта в город будет отрезан.

«Мы тоже люди»

По иронии судьбы в РЖД хотят усложнить сообщение с внешним миром бывшим железнодорожникам: единственная улица в хуторе называется Железнодорожной.

В Игнатовке сегодня 40 домовладений, 52 жителя, большинство – пенсионеры. Некоторые переехали сюда относительно недавно: здесь удивительная природа и воздух такой чистый, что аж звенит.

Первым мы встретили бывшего путейца: 68-летний Виктор Посёмин работал машинистом тепловоза. В Игнатовке жили его родители, сам жизнь прожил здесь. Редкий человек – у него нет мобильного телефона.

«А зачем он мне? Кому тут звонить?» – спрашивает он.

Живёт пенсионер с супругой натуральным хозяйством. Держит кроликов, недавно купил в городе пять курочек для развода. Всё остальное берёт в автолавке (магазина в хуторе нет), которая приезжает два раза в неделю.

По словам мужчины, история с переездом давняя:

«Лет десять назад его уже перекапывали – мы тогда собрались с мужиками и зарыли траншею. А недавно приехали рабочие и сказали: закроем переезд. Если опять перекопают, мы снова закопаем, делов‑то. Жена моя, Валентина, помогает собирать подписи жителей под обращением, чтобы эту проблему решили. Мы тут тоже люди».

У Посёминых машины нет, в город добираются на попутках или пешком. 3 км по асфальту – до проспекта Угарова, а дальше – 12 км до Оскола на трамвае. В прошлом году запустили в Игнатовку маршрутку, она поездила неделю, а потом её сняли из‑за нерентабельности. Напоминанием о ней осталась только автобусная остановка. А за переездом встречает ещё один символ цивилизации – таксофон под голубым пластиковым козырьком. В городе их почти уже не осталось, а тут он стоит – целёхонький и работает.

Не рой другому яму

Свою – более полную – версию о замыслах РЖД представил военный пенсионер Владимир Куриленко. Он узнал, что с проверкой пути прошёл ревизор и доложил в инстанции, что переезд у Игнатовки не оборудован, а значит, опасен. Эта информация ушла в Воронеж начальнику управления ЮВЖД, а оттуда поступило указание начальнику техотдела Старооскольской дистанции пути перекопать переезд.

«Я вышел на этого начальника техотдела, – рассказал военный пенсионер, – она подтвердила: да, из Воронежа поступила команда переезд, поскольку он несанкционированный, разобрать. Естественно, мы начали заниматься этой проблемой, потому что это единственная дорога, по которой может проехать мусоровоз, скорая, пожарная машина».

Теоретически, заметил он, железнодорожники могут ссылаться на то, что есть другая дорога, под мостом, где основная ветка, в сторону Сорокино. Но что это за трасса…

«У меня, замечу, вездеход, – говорит Куриленко. – Сразу за мостом идёт крутейший поворот: с одной стороны – река, а с другой – обрыв. Забираешься на эту брошенную узкоколейку и едешь по насыпи. Две машины не разойдутся, и в дождь вообще можно сверзиться с этой дороги. Остальной путь – по лесу, песок, даже отсыпки никакой нет. И лесничество опахивает дорогу с двух сторон – когда едет встречная машина, деваться вообще некуда. И пятишься километр задом, чтобы хоть где‑то разъехаться. Причём это только в сухую погоду. А когда идут дожди или вот после зимы есть несколько мест, где вода стоит, – и там вообще не проедешь. И ещё под мостом проходят только легковушки. Мусоровоз или пожарка не проедут».

Насыпь двухколейной линии в сторону Валуек Насыпь двухколейной линии в сторону Валуек / Фото: Владимир Бабич

«Перекопаю и всё»

Начальник Старооскольской дистанции пути Вячеслав Ветерцов проблему видит в том, что город разрешил людям здесь строиться:

«Вообще они думали, что надо согласовывать проезд через железную дорогу? У нас там опасные грузы ходят, на ОЭМК кислоту доставляют. Не дай бог экологическая катастрофа, кто будет нести ответственность? В тюрьму‑то будет садиться не местное население, а балансодержатель».

По словам Ветерцова, от городских властей не было ни одного обращения по организации железнодорожного переезда у Игнатовки.

«И вообще, почему мы должны обустраивать переезд? – возмутился железнодорожник. – Когда город давал землю, они же должны были продумывать. Или туннель рыть под железной дорогой, или путепровод сооружать. И работу надо начать с того, чтобы дали разрешение, его даю даже не я, а РЖД – на согласование и строительство. Я вообще не имею права ничего давать, я его перекопаю и всё».

Позиция Ветерцова несколько удивляет. Во‑первых, Игнатовка появилась задолго до строительства железной дороги. А потому выполнить своё прямое дело – обустроить переезд через пути – РЖД обязаны.

Валентина Ткач всю жизнь прожила в Игнатовке, 36 лет отработала на станции Котёл товарным кассиром.

«Мой дом, – говорит она, – рядом с железнодорожными путями, и этот переезд всю жизнь у нас был. Раньше тут эмпээсовские поезда один за другим шли – пассажирские, грузовые, и переезд никогда не закрывали. Сейчас утром и вечером состав пройдёт – и всё. А если пожар? Сколько раз уже горели! И скорая даже сейчас не успевает. У нас стало плохо одному старику, пока машина доехала, он умер».

Во‑вторых, предложение начальника дистанции пути по строительству к хутору через ж/д путепровода или туннеля выглядит, мягко говоря, не рационально. Не проще ли и значительно более экономнее по правилам обустроить наконец злополучный переезд?

Машина Куриленко проезжает переезд в Игнатовку Машина Куриленко проезжает переезд в Игнатовку / Фото: Владимир Бабич

По третьему кругу

Игнатовцы подготовили письмо председателю правления ОАО «РЖД» Олегу Белозёрову, начальнику ЮВЖД Сергею Задорину и главе администрации Старооскольского городского округа Александру Сергиенко. В нём они просят помочь с устройством железнодорожного переезда, не разрывая автомобильного сообщения жителей хутора Игнатовка с внешним миром. Первой под обращением стоит подпись Владимира Куриленко.

«Третий раз по этому вопросу подписи собираем, – рассказывает Михаил Панин, в Игнатовке он с 1988 года. – Вот сказали: ещё пишите. Нам говорят, что для обустройства переезда денег нереально много надо, легче перекопать. С нашей стороны нужно насыпать, там поворот на подъём. Зимой летишь на скорости, чтобы забраться, а когда уже вылетел, смотришь по сторонам – а поезд вот идёт, гружённый болваночками. И там сбивали уже. А надо всего дорогу доделать, отсыпать и два знака поставить. И ещё интересно: сказали, если мы соберём часть средств, то нам дорогу сделают. А если 10 млн запросят, это с нас 5 получается?!»

Так чьи пути?

Начальник управления сельской территории Андрей Буднитский знает об инициативе игнатовцев:

«Письмо – это превентивная мера. Перерыть эти 6 м за 15 минут могут. А закопать после этого по закону траншею будет невозможно. Хотя официального письма о закрытии переезда ни от кого пока не было».

О ситуации в Игнатовке Буднитский проинформировал своего руководителя – начальника окружного департамента агропромышленного комплекса и развития сельских территорий Владимира Нечаева. Последний, кстати, уверен, что РЖД тут ни при чём, а ветка технологическая, относится к ОЭМК:

«Это вопрос, решаемый на своём уровне. Они не имеют права закрыть переезд по одной простой причине: это единственный подъезд к хутору. И никто никуда официально не обращался, я имею в виду техслужбу комбината. Да и интенсивность движения там – один состав в неделю. Из ничего просто проблему устроили».

Путейцы Путейцы / Фото: Владимир Бабич

Между тем пресс-служба ОЭМК со ссылкой на начальника железнодорожного цеха комбината сообщила: интересующую нас железнодорожную ветку обслуживают РЖД, а ОЭМК отвечает только за технические пути к цехам на территории комбината.

В день моего приезда в Игнатовку рядом с переездом трудилась команда железнодорожников в оранжевых жилетах. Бригадир сообщил, что они работают по текущему содержанию пути. Что планируют сделать с переездом – он не в курсе.

«Это обращайтесь к руководству дистанции пути», – лаконично подытожил мужчина, наотрез отказавшись представиться.

Игнатовцы много чего ещё порассказали о жизни в хуторе. Про то, например, что у них до сих пор нет водопровода. Когда‑то к ним в хутор завезли даже водонапорную башню. Она долго лежала на боку, пока куда‑то не исчезла.

«И представляете: живём в России, а Интернета у нас нет! Почему? – задал риторический вопрос Михаил Панин. – Но главное для нас сегодня – чтобы переезд не закрыли. Не думаю, что много денег нужно, чтобы оборудовать его автоматикой. Переживает власть железнодорожная за нашу и свою безопасность – пусть делает, как требуется».

Владимир Бабич

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×