Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
30 апреля 2019,  13:03

Брызги шампанского и монетки на рельсах. Как подлодку «Белгород» выводили из эллинга

«БелПресса» пообщалась с очевидцами торжественной церемонии на «Севмаше»

Брызги шампанского и монетки на рельсах. Как подлодку «Белгород» выводили из эллингаАтомная подлодка «Белгород»Фото: Олег Кулешов
  • Статья

23 апреля в Северодвинске спустили на воду атомную подводную лодку «Белгород».

«Очень необычная внешне»

В этот день в Северодвинске было тепло и солнечно. Фотограф Олег Кулешов даже снял куртку, хотя жарко ему было не только из‑за погоды, но и от осознания происходящего. Шутка ли – он в первый раз вживую видит и снимает на камеру самый ожидаемый и при этом самый засекреченный российский корабль – атомную подводную лодку специального назначения «Белгород».

Олег Кулешов, фотографии которого хорошо известны всем, кто следит за новостями военно-морского флота, сам не ожидал, что окажется на церемонии:

«Я был почти уверен, что прессу вообще не пригласят на это событие, – рассказал «БелПрессе» фотограф, которому довелось повидать и запечатлеть немало боевых кораблей. – Когда появились новости, что это будет носитель «Посейдона», я решил, что всё засекретят и СМИ туда не пустят.

Отличий от церемоний вывода других подлодок я не заметил. Всё было как всегда: торжественные речи, разбитая о лодку бутылка шампанского, медленное движение к плавдоку… Подлодка очень необычная внешне. Безумно интересно увидеть, как она выглядит без брезента и маскировки. Честно говоря, я про «Белгород» стараюсь не думать. Ведь чем больше думаешь о таких подлодках и пытаешься что‑то узнать, тем тревожней спишь. А спать лучше спокойно. И если мой интерес к обычным подлодкам понятен, а мои фотографии не являются военной тайной, то в случае с «Белгородом» я не уверен, что буду фотографировать его первый выход, и уж тем более публиковать фото в Сети или кому‑то показывать».

Во время церемонии волновался не только фотограф: ведущий путал слова, называя корабль «атомной подводкой» (чего сами подводники на дух не переносят), а стапельный поезд – «страпельным». Не показал своего волнения лишь командир корабля – капитан 1-го ранга Антон Алёхин. Когда гигантская корма подводного атомохода медленно двинулась в сторону заводского плавдока, он уверенным движением разбил о нижний вертикальный стабилизатор «Белгорода» бутылку шампанского. Брызги игристого вина оросили экипаж, выстроившийся здесь же.

 

Командир корабля – капитан 1-го ранга Антон Алёхин разбивает о корабль бутылку шампанскогоКомандир корабля – капитан 1-го ранга Антон Алёхин разбивает о корабль бутылку шампанского / Фото: Олег Кулешов

Червонцы на память

На церемонии вывода корабля присутствовали и представители города, в честь которого «Белгород» получил своё имя. Белгородская делегация передала командиру корабля две иконы, освящённые митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном, – святого Николая Чудотворца и Иоасафа Белгородского.

«Сегодня мне и моим коллегам выпала большая честь представлять Белгород – город воинской славы и город первого салюта», – обратился ко всем присутствующим на церемонии заместитель мэра Белгорода Владимир Ермолин.

Он зачитал приветственные адреса от губернатора Белгородской области Евгения Савченко и главы администрации Белгорода Юрия Галдуна. Закончил свою речь Владимир Алексеевич эффектно:

«От имени города Белгорода мы снимаем шляпу перед теми, кто строил эту лодку, и теми, кто поведёт её в поход. Дай вам бог всегда возвращаться к родным берегам!» – и в прямом смысле снял шляпу.

Входивший в состав белгородской делегации сотрудник администрации Белгорода Сергей Махортов о подводных лодках знает не понаслышке – капитан 2-го ранга отдал Северному флоту 29 лет жизни. Ему довелось служить и на дизельных подлодках, и на атомных «батонах» – подводных крейсерах проекта 949А, одним из которых изначально и был «Белгород». С 1994 года Сергей Васильевич входил в состав дублирующего экипажа двух однотипных подлодок – К-119 «Воронеж» и К-141 «Курск» (на всех российских подлодках есть сменные экипажи – когда один уходит в отпуск, положенный после автономки, на дежурство заступает другой – прим. авт.).

«В июне 2000 года мы сдали «Курск» экипажу Лячина (Геннадий Лячин, командир К-141 «Курск», Герой России – прим. авт.). А в августе вы сами знаете, что случилось… – вспоминает Сергей Махортов. – Когда подлодку через год подняли, я входил в группу опознания. Тела Дмитрия Мурачёва и Павла Таволжанского домой в Белгородскую область тоже я привозил».

По словам Махортова, сам вывод подлодки из эллинга начался около двух часов дня. 184-метровый корабль медленно, буквально по сантиметрам, выкатывали из огромного ангара-эллинга, в котором корпус собирали. Сама процедура заняла несколько часов. Гостям и журналистам показали только начальную часть вывода корабля, после чего попросили удалиться. Любительская фотосъёмка была под строжайшим запретом.

«С собой в Северодвинск фотоаппараты мы, конечно, взяли, но на саму церемонию даже не стали их брать – нас заранее предупредили, что фото- и видеосъёмка запрещена. Поэтому мы всю технику в гостинице оставили, – рассказывает Сергей Махортов. – Во время вывода корабля из эллинга я хотел достать из кармана смартфон – время посмотреть. Но рядом тут же оказался внушительных размеров молодой человек, который очень вежливо напомнил о запрете на съёмку».

Впрочем, без некоторых шалостей всё же не обошлось. По давней традиции на рельсы под колёса стапельного поезда при выводе корабля подкладывают монетки. Расплющенные многотонной нагрузкой деньги потом хранят в качестве сувениров. Сергей Махоротов лично озаботился подбором подходящих монет: специально для церемонии он привёз с собой несколько десятирублёвок с надписью «Белгород» на реверсе – такие выпускали в 2011 году. Теперь эти расплющенные монетки – уже часть истории.

 

Передача командиру корабля икон от белгородской делегацииПередача командиру корабля икон от белгородской делегации / Фото: Олег Кулешов

Винты и прочие секреты

После всех официальных лиц слово взял крепкий седоусый мужчина среднего роста с вице-адмиральскими погонами на плечах.

«Уважаемые корабелы «Севмаша», дорогие воины-североморцы! Поздравляю вас с выводом из эллинга подводной лодки «Белгород». Госкомиссия сделает всё, чтобы корабль был качественно и своевременно испытан. С приёмом на вооружение этого корабля Россия существенно увеличит свои возможности по изучению мирового океана, в том числе в Арктике. Желаю вам успешной работы и поздравляю вас с этим торжественным днём!» – сказал председатель госкомиссии по приёмке «Белгорода», Герой России, начальник Главного управления глубоководных исследований Минобороны России Алексей Буриличев.

К словам этого человека наверняка было приковано внимание не только в России, но и за её пределами. Ведь возглавляемое им управление является самым засекреченным подразделением российского министерства обороны. Не зря в рядах ГУГИ так много Героев России, хотя о подвигах, за которые эти высокие награды были присвоены, узнаем, наверное, не мы, а в лучшем случаем наши дети и внуки, когда данные будут рассекречены.

В профильных военно-морских каналах в Telegram шутят:

— А есть какая‑нибудь вменяемая статья про это загадочное ГУГИ?

— Есть. 275-я, если мне не изменяет память (статья 275 Уголовного кодекса РФ – «Государственная измена» – прим. авт.).

Именно в состав ГУГИ войдёт подводная лодка специального назначения «Белгород».

Как только появились первые публикации о выводе «Белгорода» из эллинга, комментаторы и журналисты обратили внимание на то, что оба винта подводного корабля были тщательно закрыты брезентовыми чехлами. Военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Баранец пояснил, что корма «Белгорода» была замаскирована потому, что этот корабль получил уникальные гребные винты, позволяющие огромной подлодке развивать подводную скорость более 30 узлов (более 55 км/ч – прим. авт.).

«На Западе многие десятилетия бьются над тем, как сделать такие гребные винты, которые позволяют лодке быстро двинуться и создают минимальный шум. Этот вопрос во многом удалось решить конструкторам «Белгорода», – отметил отставной полковник.

Однако Олег Кулешов рассказал «БелПрессе», что во время вывода из эллинга гребные винты у кораблей закрыты всегда – это не уникальная особенность «Белгорода».

Это же «БелПрессе» подтвердил и первый командир «Белгорода», капитан 1-го ранга в запасе Владилен Абхалимов:

«Винты закрывают всегда, потому что по количеству лопастей, по их профилю, толщине, диаметру винта и другим геометрическим данным можно просчитать акустические характеристики подводной лодки. У каждого винта есть свой характерный шумовой портрет – уникальный голос. Эти портреты очень индивидуальны – как отпечатки пальцев у человека. Мельчайшая зазубринка на винте способна этот голос изменить. Именно поэтому на флотах используют шумовые имитаторы подводной лодки. Это снаряд, который выстреливается на ходу и полностью имитирует звуковой портрет корабля. Противник на эхолокаторе видит, что цель разделилась. А пойди ты угадай, где настоящая подлодка, а где – имитатор».

На самой церемонии вывода корабля Владилен Васильевич не присутствовал, но выразил надежду, что его, как первого командира «Белгорода», пригласят на церемонию поднятия боевого флага на подлодке.

Где сейчас находится уже спущенный на воду корабль, сказать могут лишь военные и северодвинские корабелы, а эти люди умеют хранить тайны. Известно лишь, что достройка корабля на плаву продолжится. В 2019 году «Белгород» ждут швартовые испытания и проверка работы ядерного реактора. В 2020 году по планам корабль должен будет пройти государственные испытания и вступить в строй Военно-морского флота России.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×