Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
19 марта 2019,  12:08

Сложно быть деревом. Как я месяц училась садиться на шпагат

О своём опыте обучения этому упражнению рассказала корреспондент «Белгородских известий»

Сложно быть деревом. Как я месяц училась садиться на шпагатФото: Владимир Юрченко
  • Статья

Гимнасткой я никогда не была, в детстве занималась только русскими народными танцами, да и на шпагате сидела всего один раз – с «лёгкого» нажима хореографа. А тут увидела объявление о наборе в группу по растяжке и задумалась: а смогу ли я?

Записываюсь на ближайшую дату. С собой нужно взять только носочки, удобную одежду и хорошее настроение.

«Бахилки надевайте»

«Бахилки надевайте и проходите в раздевалку!» – встретила Мария, тренер.

Полуподвальное помещение одной из многоэтажек Харгоры я нашла не сразу. Внутри всё в бело-фиолетовых оттенках, на полу – чистые коврики, на полочках – искусственные цветы и глянцевые журналы. Я забегаю с мыслью, что здесь уже переодевается толпа гибких и стройных гимнасток, на которых придётся равняться. Но никого нет. Быстренько натягиваю форму, завязываю хвостик и решительно направляюсь в зал.

У входа – хореографические станки. Стена увешана зеркалами в полный рост, рядом аккуратно сложены кубики, коврики, резинки, гантели и подушки. Пока я вертела в руках гантельки и кривлялась перед зеркалом, в зал зашла Мария и девушка Даша.

«Сегодня нас будет трое, потому что на дневное время пока не набралась полная группа. Зато я смогу максимально уделить время каждой из вас», – обрадовала тренер.

Я немного по‑другому представляла групповые занятия, но тем лучше. Мария приглушила свет, в колонках заиграла приятная медленная музыка, занятие началось.

 

К станку!

Начали с разминки. Три глубоких вдоха и выдоха, чтобы расслабиться и настроиться. Пара упражнений для шеи, рук и спины. О да, это то, что нужно после сидячей работы за компом. Наклоны вверх-вниз, вправо-влево: главное – в обморок не упасть. У меня всё отлично получалось до того, как прозвучало тренерское: «А теперь к станку!» Как к станку? Я думала, тут шпагаты делают, а не пируэты крутят.

Сначала мы запрокинули ногу на нижнюю перекладину и, качаясь, пытались её потянуть. Потом переставили повыше. Тут мои ноги начали предательски дрожать и всё время норовили сползти вниз. Да так, что станок ходил ходуном.

 – По‑моему, со мной что‑то не так. Это болезнь? Скажите честно! – спрашиваю встревоженно.

— Никакая это не болезнь, расслабься, такое бывает. Со временем пройдёт. Просто тело пока не понимает, чего ты от него хочешь.

Да уж, успокоили. Мне 21 год, а тело до сих пор живёт своей жизнью и даже не собирается подчиняться. Особенно ночью, когда идёшь только водички попить, а возвращаешься с тремя бутербродами. 

Пока я внутренне философствовала, мы устроились на ковриках. Конечно, попытки повторять всё за тренером были, но выглядело это убого: выпрямить ногу вверх? без проблем, но только наполовину. Может, бабочку сделать? Вопросов нет, правда, она больше похожа на подбитую стрекозу, которая никак не приземлится.

— Да успокойся, всё со временем получится, – посочувствовала Даша, видя мой поникший взгляд.

— А ты давно занимаешься?

— Уже почти месяц хожу и не далеко от тебя ушла, как видишь.

Да уж, через месяц я хочу уже на шпагате сидеть и ноги налево-направо забрасывать, а не пыхтеть с согнутыми коленками. В это время снова скомандовала Мария:

«Ложитесь на спину, поднимайте ногу вверх и старайтесь тянуть её к себе резинкой. – Обхватив мою и так дрожащую конечность, она стала тянуть её к животу. – Ты слишком напряжена, расслабься, смотри на себя в зеркало и думай о хорошем».

О хорошем думать не получилось, когда я посмотрела в отражение, нога задрожала ещё сильнее, потому что в такой позе себя ещё не видела. Мозг начал кричать SOS. Изо рта вырвалось что‑то похожее на мышиный писк. Но вскоре прозвучало спасительное тренерское: «Всё, отдыхай, молодец» – настала очередь Даши. Да уж, сложно быть деревом.

Ближе к концу занятия (а оно длится час) мы попытались сесть в продольный шпагат, чтобы замерить расстояние до пола. У меня оказалось 17 см, у Даши – 30. Так что нам есть куда расти, точнее опускаться. После этого я оформила абонемент на месяц тренировок.

 

Щека на полу

Но на следующее утро появилось желание забрать деньги за абонемент и больше никогда не заниматься растяжкой. Я с трудом встала с кровати, умылась на полусогнутых ногах (выпрямить не смогла) и весь день старалась передвигаться медленным шагом и обходить лестницы стороной. Потому что, карабкаясь по ступенькам и издавая странные звуки, слышала: «Девушка, вам плохо? Может, скорую вызвать? Вы чем‑то больны?» А я не больна, просто на шпагат решила сесть. Мама, услышав, как я кряхчу, забираясь в ванну, предложила бросить это дело и не заниматься ерундой.

Придя через день на тренировку, мы с Дашей выяснили, что всё болело только у меня, потому что она уже привыкла к нагрузкам. На входе в зал я в ступоре остановилась. На полу стояла железная штуковина, ужасающая своим видом:

— Что это за машина для убийств?

— Тренажёр для поперечного шпагата! Не видела такого? В него садишься, и твои ноги раскручивают.

— Куда раскручивают? Это законно? Ты уже так делала?

— Один раз, на 60° разъехались, – смущённо ответила Даша.

Куда и как ноги разъехались, я не поняла, но непременно решила потом попробовать. Вторая тренировка порадовала, как и следующие три: результаты улучшались, боли практически не чувствовала, а тело расслаблялось и становилось по‑настоящему гибким. Теперь я могла сесть в полноценную бабочку, приклеив ноги к полу, достать щекой пола, когда сзади на спину давила Мария. А на поперечный шпагат (в той самой машине для убийств) села на 75° из 100 возможных. Я всё чаще слышала от тренера: «Молодец, стало намного лучше».

 

Мышцы обиделись

С четвёртой тренировки нас в зале стало уже шестеро. Девчонки были разного возраста, телосложения и с разной степенью подготовки, но занимались все по одной программе. С этого момента начались по‑настоящему групповые занятия, потому что Мария уже не успевала подходить к каждой, а я не могла запомнить ничьих имён. Мы старались сами повторять за ней и в конце каждой тренировки пробовали максимально опуститься. Было заметно, что у некоторых есть успехи и до шпагата оставалось всего пару сантиметров.

На предпоследнем занятии я почувствовала сильное напряжение в мышцах. Тренер это поняла, как только мы подошли станку:

— Ты уже практически месяц занимаешься. Организм перестаёт испытывать стресс и привыкает к нагрузкам, так что теперь тянуться будет немного сложнее.

— И что делать?

— Можно начать три раза в неделю заниматься. Тогда через месяц, возможно, сядешь, – с ощутимым сомнением в голосе ответила Мария.

Нет, месяц мне нельзя. Всего одно занятие осталось. Всеми силами я старалась прогнуться ниже, тянуться дальше, но мышцы как будто обиделись и не хотели расслабляться. Поэтому в шпагате в этот день я просела хуже многих девчонок.

 

Заветный замер

Придя через два дня на своё заключительное, восьмое занятие, я была решительно настроена: если и не сесть полностью, то максимально приблизиться к полу. Поставила ногу на подушку, руками облокотилась на кубики и медленно расплылась в продольной растяжке. Расслабляя постепенно одну мышцу за другой, садилась всё ниже и, наконец, в зеркале увидела что‑то по‑настоящему новое и крутое.

— Что? Ты всего восемь занятий отходила и почти сидишь! А подо мной целых 25 см до сих пор! – ругалась Даша на несправедливость жизни.

— Просто у тебя ноги длинные, их попробуй уложи на пол, – парировала я.

Пока я пристально рассматривала своё отражение и улыбалась во все зубы, подошла Мария и замерила оставшиеся сантиметры. 

«Всего девять осталось, представляешь? Ты умница. Скоро совсем сядешь», – подытожила мои старания тренер.

За восемь занятий я смогла опуститься с 17 до 9 см, и это правда здорово. Пусть и не гибкая от природы, и не смогла сесть на шпагат за месяц, но я многого достигла. Буду стараться и дальше заниматься растяжкой и скоро смогу сказать: «Спорим, на шпагат сяду? Смотрите».

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×