Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10 марта 2019,  11:00

Гусь с «кошельком». Зачем грайворонец разводит редкую породу домашних птиц

Как житель села Дорогощь стал заводчиком знаменитых холмогорских гусей

Гусь с «кошельком». Зачем грайворонец разводит редкую породу домашних птицАнатолий КасиловФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Тропинка, протоптанная широкими гусиными лапами в заснеженном саду, ведёт от сарая к небольшому прудику, выкопанному в огородах. Стадо сгрудилось у полыньи. Анатолий Касилов перегоняет его с места на место, демонстрируя красоту холмогоров. Переваливаясь на коротких толстых лапах, недовольно тряся шейными «кошельками» и гагакая, гуси совершают требуемый променад по ледовому подиуму.

Остатки племрассадника

«Холмогорскую породу гусей здесь начали разводить давно, ещё в 1937-м или 38-м, когда организовали грайворонский государственный племрассадник. Просуществовал он до 1964 года. Сам находился в Грайвороне, а гусей раздавали по колхозам. Я помню в детстве – мне лет 7 было – весь луг был белый от гусей, их тут тысячи полторы голов выращивалось, а по району – тысяч 15», – начинает рассказ Анатолий Касилов.

Причём выращивали так: в ноябре раздавали по несколько гусаков и гусынь колхозникам во дворы. Все птицы были окольцованы и пронумерованы, а в тетрадях племучёта фиксировали их вес, обхват груди, длину корпуса и шеи. По дворам ездил главный зоотехник племрассадника Иван Корниенко – считал количество и проверял качество снесённых гусынями яиц. А как выводились гусята, их спустя месяц в два-три приёма – по возрастам – собирали под колхозное крыло. Почему не всех сразу? Чтобы старшие не забили младших. Ведь холмогорские гуси – порода бойцовая.

Старое стадо, по словам Касилова, держали отдельно и на подножном корме – только на выпасе, а молодняк на ночь загоняли в тёплый сарай на подстилку и подкармливали зерном. По осени гусей выгоняли на скошенные поля, чтобы они подобрали зерновые потери. А ближе к зиме из племрассадника в колхоз приезжали специалисты и отбирали из числа молодых гусей тех, кто более всего прошёл по стандарту холмогорской породы. Их оставляли на ремонт старого стада, а остальных сдавали на убой в местный заготскот.

В войну поголовье холмогоров в районе сильно сократилось. Колхозных вырезали сразу, а сохранившихся по дворам местных жителей (часть приплода колхозникам разрешалось оставлять себе) почти полностью съели оккупанты. Среди немцев были любители птиц, которые увезли грайворонских гусей в Германию. Так образовалась новая ветвь породы – немецкая. И сейчас немцы хотят холмогорскую породу присвоить и зарегистрировать в европейском союзе птицеводства как породу «северо-восточный лобатый гусь», что заставляет бурлить российские птицеводческие форумы.

Российская сторона, по словам Анатолия Васильевича, уже выбрала своего представителя, чтобы он защищал интересы нашей страны в этом вопросе.

«Ещё сейчас идёт разработка нового стандарта породы. Некоторые за, некоторые против: кое‑что по экстерьеру утратилось, что‑то приобрелось – порода совершенствуется», – поясняет Касилов.

Холмогорский долгожитель

Каков же он – настоящий холмогорский гусь? Живёт до 40 лет, вес от 8 до 10 кг по стандарту, но может достигать и 16 кг. С шишкой на лбу, которая начинает расти с полутора лет и которую он вроде бы унаследовал от своего дальнего предка – китайского гуся, скрещённого с нашим диким.

«Холмогорские гуси – это гуси-лебеди, – рассказывает грайворонский заводчик. – У них стать такая: корпус приподнятый, шея длинная и изгиб у неё лебединый».

Ноги у холмогоров толстые, со складками – так называемыми «кобылками», шею под клювом украшает кожистый «кошелёк». У грайворонской ветви есть характерная особенность – килеобразный корпус.

«Сейчас идёт битва за стандарт и много сторонников холмогора классического типа: он поменьше, плотно сбитый и грудь у него круглая. А нашу птицу с «килем» хотят назвать холмогорским гусём грайворонского типа», – поясняет Анатолий Васильевич.

Хобби по наследству

Племенное стадо у Анатолия Касилова небольшое – всего 25 голов, из них 9 гусаков. И подход к их выращиванию у гусятника не практичный деревенский (вырастить на мясо), а селекционный. Размножается эта порода, как большинство крупных, плохо: если на круг от гусыни в год получается три гусёнка – то хорошо. Подросший молодняк раскупают и увозят в Белоруссию, Казахстан и другие страны такие же любители холмогоров, как Анатолий Васильевич.

«Средняя цена трёх с половиной месячного гуся – от 5 тысяч рублей, в зависимости от качества, а хороший гусак двух-, трёхлетний уже от 15 тысяч может стоить», – рассказывает Касилов.

А местные гусятники, которые активно общаются, друг другу гусей не продают – они ими охотно меняются. Обновить кровь всем хочется.

Гусь хоть и экономически выгодная птица – всё лето на выпасе кормится, но и зерно ему подавай, а оно сейчас по 10–11 тысяч рублей за тонну. Поэтому больших доходов разведение холмогоров Касилову не приносит. Сам он с улыбкой называет его хобби.

«Дед мой разводил гусей, потом мать. От них я унаследовал и самих гусей, и любовь к ним», – признаётся он.

Умные и с характером

Говорить о своих гусях Анатолий Васильевич и его жена Вера Михайловна могут бесконечно. Сетуют, что по зиме они не такие красивые, как летом на выпасе. Скоро гусыни начнут нестись, но подготовка к племенному сезону начинается загодя. Чтобы яйца были хорошими, гусынь ни в коем случае нельзя раскармливать.

«Кукурузой – исключено. Пшеница только до Нового года, а после – ячмень и овёс, и то умеренно», – поясняет Касилов.

Гусиные сараи у него оборудованы видеокамерами: хозяин удалённо следит за тем, чтобы свежеснесённые яйца не остались мёрзнуть на ночь, забирает в инкубатор. Он ходит за своими гусями как за малыми детьми, сам лечит их и даже делает несложные операции, например возвращает на место запавший от стоматита язык, из‑за которого гуси не могут есть. Делает операции он и любимцам других гусеводов. Например, помог гусю из Германии вернуть зрение: кожная складка нависала ему на глаз и мешала обзору. Операция прошла успешно, и гусь, проживший у Касилова всё лето, отправился с довольным хозяином восвояси, в Германию.

«Сложно то, что стадо нельзя вместе держать – передерутся. Для каждой семьи нужен свой сарайчик. Гусь – парная птица, хотя чаще всего в семье гусак и две-три гусыни», – рассказывает Касилов.

А Вера Михайловна продолжает:

«С ними надо ласково разговаривать, они всё понимают, умные. Сами на луг ходят, сами домой приходят. И по характеру гуси разные. К одной гусыне, сидящей на гнезде, не подойдёшь, а другую можно спокойно снять, посмотреть яйца».

И вспоминает случай, когда не уследила за маленькой внучкой, которая зашла в сад, где находилась гусыня с гусятами. Та кинулась на ребёнка, грозно распустив крылья, и уже готова была ударить девочку, но… остановилась. Поняла, что опасности та для потомства не представляет, опустила крылья и отошла.

Помимо холмогоров, есть у Анатолия Васильевича и несколько гусей-летунов: он скрестил дикого серого гуся с белым итальянской промышленной породы. И несколько лет проводил отбор по белым.

«Перед осенью они начинают волноваться, по вечерам встают на крыло и всю ночь летают над селом. Но утром возвращаются – я им крылышки подрезаю», – рассказывает Касилов.

Хозяина гуси хорошо знают, ходят за ним, когда голодные – громко просят есть. А вот чужаков побаиваются. Клички им Анатолий Васильевич даёт по именам заводчиков, от которых взял.

«Вот у Коли взял – так и зову гуся – Коля», – смеётся Касилов.

К нему часто приезжают гусятники из других областей и даже стран: увлечённым холмогорами заводчикам всегда есть что обсудить. А сам Анатолий Васильевич гордится тем, что смог сохранить племенное ядро породы холмогоров грайворонского типа.

Тамара Акиньшина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×