Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 января 2019, 10:09

Без пуантов. Чему можно научиться за пять дней занятий балетом

Корреспондент «БелПрессы» записалась на интенсив по боди-балету и рассказывает, что из этого вышло

  • Статья

Я никогда не была девочкой, которая мечтает встать на пуанты и в белой пачке изумлять публику изощрёнными па. Я, прирождённая пацанка, вообще никогда не танцевала – даже традиционный вальс на выпускном. Но недавно решила, что непременно должна попробовать что‑нибудь этакое. И как раз в соцсетях наткнулась на объявление о балетном интенсиве.

С места в карьер

«5 дней хореографии, экзерсисов у станка, закачки и идеальных шпагатов. Работа над стопами, гибкими спинками, плие и батманами», – гласило объявление. Я не поняла половины слов, но решила: это именно то, что мне нужно, и, не медля ни минуты, связалась с руководителем и записалась на интенсив. Уже на следующий день внутренний голос говорил мне: «Ну какой балет? Ты же во время исполнения танца маленьких утят можешь в ногах запутаться! Какая из тебя белая лебедь?» Но отступать было некуда: цель поставлена, деньги уплачены.

Несмотря на изначальную решительность, в первый день меня накрыло натуральной паникой. Коврик, чёрные лосины, чёрная майка… Пуанты! А мне нужны пуанты?

«Не переживай, это первый день, может, вы вообще не будете заниматься, может, там вводная часть будет. Должны же вам объяснить там про первую, вторую, третью позиции, всё такое», – выдал махом все свои балетные познания муж.

Успокоившись, я отправилась на первый в своей жизни урок танцев.

Разместился мой балетный класс в новеньком зале на третьем этаже центрального рынка. Мы были одними из первых, кто пришёл на занятие в это помещение. Ещё хранящее следы ремонта и пахнущее свежей штукатуркой, оно уже приобрело черты настоящего хореографического зала. Огромные окна, зеркала в полный рост, мобильные станки (на них, кажется, ногу закидывать нужно?).

Рассматриваю тех, с кем мне пять дней предстоит заниматься. Десять женщин разных возрастов – есть мои ровесницы, есть старше, есть девочка, судя по всему, гимнастка. Фигуры у женщин тоже разные.

Входит преподаватель. На эти пять дней я отдаюсь во власть Елены Колгановой – опытного преподавателя по боди-балету. В Елене сразу же угадывается танцовщица: у неё прекрасная осанка и даже самые обыкновенные движения она выполняет так легко и мягко, будто всю жизнь исполняет один нескончаемый танец.

Она включает на телефоне приятную музыку:

«Ну что, начнём? Ноги в первой позиции, руки – в подготовительной».

Понимаю, что теоретической части сегодня точно не будет.

 

Фото Татьяны Авраменко

Шпагатный успех

Уже после первого получаса мне становится ясно, что балет – это действо, требующее предельной… нет, запредельной концентрации! Даже в самых простых упражнениях нужно следить за руками и стопами, за осанкой и корпусом. Как только мне кажется, что я, наконец, всё сделала правильно: стопы вытянула, руки держу округлённо над головой, спину выровняла, за спиной раздаётся голос Елены: «Алина, плечи в пол, не поднимай их». Так, в следующий раз надо не забыть про плечи.

Практически все девушки неотрывно следят за собой в расположенных вдоль зала зеркалах. Слежу и я, хотя при этом украдкой поглядываю на других, «списываю» и сравниваю. Помимо меня, в группе четыре новичка. Это заметно сразу: девушки, которые давно занимаются у Елены, выглядят на занятии совершенно иначе. Они по‑другому держат головы, лучше тянут стопы, с ходу понимают, что от них хочет преподаватель, когда произносит неведомые мне названия-заклинания, вроде «батман тандю» или «гран плие».

Наше первое занятие посвящено балетной растяжке и гимнастике. Задания несложные, хотя человеку, физически неподготовленному, к коим я, впрочем, и отношусь, и они даются непросто. Я кряхчу и пыхчу, как паровоз, временами непроизвольно шиплю «ой, мамочки» и громко шлёпаю о пол разными частями своего неспортивного тела.

В конце полуторачасового занятия – кульминация: все пытаются сесть на шпагат. Здесь мне пригождаются летние ежедневные тренировки: я без особого труда опускаюсь в продольный шпагат на правую ногу и не без удовольствия подмечаю, что, помимо меня, это удаётся лишь двоим. Это придаёт уверенности, и с первого занятия я ухожу окрылённая, чувствуя себя успешной начинающей балериной.

 

Фото Татьяны Авраменко

Люди и пельмени

Следующий день рушит зародившиеся во мне ростки уверенности в себе. Это занятие посвящено непосредственно танцевальной стороне балета, и тут‑то оказалось, что гибкость – единственное моё преимущество. Во всём, что касается танца, я совершенно беспомощна. И даже жалкие попытки выискать среди новичков таких же танцоров-неудачников не увенчиваются успехом. У меня не получается решительно всё: руки сами собой уплывают из необходимого положения, ноги не выворачиваются, большой палец предательски продолжает жить своей собственной жизнью, равновесие теряется даже в самых простых позициях и, что самое главное, голова вовсе не хочет запоминать последовательность движений.

«Давайте сделаем поклон», – командует Елена.

И девушки легко и свободно начинают чертить на полу ножками круги, поворачиваться в разные углы зала, играючи меняя позицию. Благодаря зеркалам, можно полноценно оценить всю картину. По залу синхронно кружат хореограф, девять девушек – её подшефных – и я – танцующий пельмень, делающий всё совершенно невпопад.

По окончании занятия Елена оставляет меня «после уроков».

«Смотри сюда. Угол видишь? Повернись к нему. Ногу держи перед собой. Ты понимаешь, как это – перед собой?»

Краснея, выписываю круги по комнате.

— Мне всё это очень тяжело даётся, я никогда не занималась танцами.

— Да, так бывает. Это либо врождённое, либо наработанное упорными тренировками. Это не значит, что у тебя не получится, просто надо больше стараться и не сдаваться.

В этот момент сдаться мне хочется больше всего.

 

Фото Татьяны Авраменко

Переломный момент

Вечером я хожу по дому на полупальчиках, сажусь в плие перед зеркалом и отрабатываю поклоны по видеоурокам в ютубе.

Третий день оказывается самым сложным для моих мышц: они даже не ноют – они рыдают. Ноги подкашиваются, и путь в класс, на третий этаж, кажется бесконечным. Но на занятии срабатывает какая‑то магия. Играет роль то ли расслабляющая классическая музыка, то ли моё нежелание ударить в грязь лицом – всё получается довольно уверенно. Более того: я гораздо лучше тяну стопы, помню про плечи и даже временами укрощаю свои непокорные большие пальцы ног.

За занятие мне даже дважды удаётся получить одобрение хореографа, и после занятия я понимаю, что у меня случился тот самый переломный момент. Я не боюсь завтрашней тренировки – я хочу, чтобы она наступила. Хочу пытаться сквозь боль сесть в шпагат на другую ногу, довести до идеала свою «бабочку», перестать шататься как молодая осина, стоя в пятой позиции, хочу, наконец, разобраться с этим поклоном.

И к пятому занятию последнее мне почти удаётся: зеркала говорят, что я почти не выбиваюсь из общей картины, я совершенно точно запомнила, где в комнате углы, и делаю весьма сносное плие. И руки научились работать одновременно с ногами, и движения стали более плавными.

В последний день я ощутила, что стала больше нравиться себе в зеркале. Оказывается даже самой отъявленной пацанке приятно почувствовать себя девочкой, а балет помогает это сделать как ничто другое. Сейчас, когда сутулюсь, у меня в голове звучит «спину выпрямить, плечи в пол», и хочется встать на цыпочки и красиво поставить руки.

Этот интенсив позволил мне понять, что я на самом деле многое могу, что из любого пельменя можно сделать лебедя – важно лишь желание работать. Конечно, пять занятий для достижения совершенной грации – это ничто, нужны долгие месяцы тренировки. Зато теперь я не понаслышке знаю, что балет – это не просто кружиться посреди зала в белой пачке. Это тяжёлый труд, пот, пыхтение и падения. И, кажется, это того стоит!

Фото Татьяны Авраменко
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×