Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13 июля 2018, 15:43
 Ольга Бондарева 2841

Когда курица не птица, а оскорбление. Как экспертиза помогает установить истину

Какие бывают судебные экспертизы и кто их проводит

  • Ольга Бондарева
  • Статья

Купили некачественный товар, разбили машину в ДТП, получили неправильное назначение у врача – во многих ситуациях может потребоваться мнение эксперта, если дело доходит до суда. Разобраться в тонкостях судебных экспертиз «БелПрессе» помогли юристы.

Игра и свечи

Обращаться к эксперту или нет в гражданских процессах, каждый решает сам, тем более что услуга платная и не самая дешёвая.

«При этом следует понимать, что выводы эксперта сами по себе проблему не решают, но станут частью доказательств, собранных в ходе состязательного гражданского процесса», – объясняет юрист адвокатской конторы «Бажинов и партнёры» Галина Нарыкова.

Первичная, повторная, дополнительная, комплексная и другие экспертизы могут потребоваться в рамках одного разбирательства, растянув его во времени и увеличив расходы. Но каким будет финал истории, неспециалисту предугадать сложно.

Возьмём, например, типичную житейскую ситуацию – затопление квартиры.

Обычно алгоритм действий потерпевшего, желающего возместить убытки, такой: он вызывает управляющую компанию, чтобы зафиксировать факт затопления и видимые повреждения в квартире; приглашает оценщика, который готовит специальный отчёт об ущербе; подаёт заявление в суд. Если одна из сторон не согласна с выводами специалистов, она может попросить суд назначить судебную экспертизу. Оплачивает её обычно инициатор.

«И вот представьте, что на место происшествия выходит строительный эксперт и, помимо других моментов, выявляет в помещении грибок, – рассказывает Галина Нарыкова. – А это уже ситуация, когда последствия залива влияют на здоровье людей и требуется мнение миколога (специалиста по грибам – прим. авт.)».

Процесс запущен, хочешь – не хочешь, приглашать его надо. В нашем регионе миколога нет. Искать его придётся в Москве.

«Разумеется, это выльется в дополнительные расходы. Чтобы было понятно, попробуем их посчитать, – говорит Галина Ивановна. – По стандарту миколог обязан взять по три пробы в каждом помещении. Примерная стоимость одной пробы – около 5 тыс. рублей. Допустим, у нас трёхкомнатная квартира, в которой восемь помещений. Расходы на эту экспертизу обойдутся больше чем в 100 тыс. Около 40 тыс. может стоить строительная экспертиза».

По силам ли эти траты рядовому труженику?

Но, допустим, дело сделано, экспертиза готова, судья вынес решение компенсировать ущерб с учётом всех обстоятельств. Хорошо, если ответчик платёжеспособен. А если это пенсионер, который не в силах выплатить неподъёмную сумму? Тогда все усилия, нервы, деньги и экспертизы насмарку.

 

Галина Нарыкова.
Галина Нарыкова.
Фото Ольги Бондаревой

Я сказал!

В случае когда компенсацию хотят получить от юридического лица, шансы истца возрастают, и тут экспертиза вполне оправдана.

Пример из жизни. Белгородец купил в автосалоне дорогую машину. Но радость была недолгой, поскольку после первой мойки краска на авто стала шелушиться. Покупатель предположил, что дело в производственном браке. А продавец настаивал, что деталь съёмная и владелец машины сам перекрасил её после повреждения. Но скоро похожий дефект проявился на крыше автомобиля. И тут настала очередь экспертизы.

«Эксперт по лакокрасочному автомобильному покрытию – тоже довольно редкая специализация. И мы нашли его в соседнем регионе, – рассказывает Галина Нарыкова. – Он вынес суждение о том, что в данном случае иностранный завод-изготовитель для разрешения спора должен раскрыть тайну технологии своего производства, что в принципе невозможно. И суд это объяснение удовлетворило, так как по данной категории споров бремя представления доказательств лежит на продавце».

Это пример того, что не всегда эксперт обязан предоставить суду сложные лабораторные исследования и расчёты. Иногда достаточно его веского, слова.

В результате продавец вернул потребителю стоимость товара, заплатил штраф и компенсацию морального вреда в половину стоимости автомобиля.

Всё, что думаю

В делах о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан порой задействуют лингвистов. Именно они исследуют устную или письменную речь, объясняя и доказывая, почему сравнения человека, например, с животными, не говоря уже о более крепких выражениях, оскорбительны. В судебной практике есть пример, когда гражданин, назвав женщину курицей, заработал крупный штраф.

«К нам несколько раз обращались белгородцы для проведения экспертизы в случае оскорбительных высказываний в их адрес, в том числе в соцсетях, – поделилась директор экспертного центра БелГУ Наталья Жукова. – При подготовке подобных заключений оценивается негативная направленность и форма высказываний, их значение в рамках конкретного дела».

Среди новых видов экспертиз также фигурируют этическая, этнологическая, гендерная, конфликтоведческая и другие. Они появляются и исчезают по мере возникновения конкретных проблем. И проверить их жизнеспособность может лишь время.

Большая же часть экспертиз сегодня связана с более приземлёнными вопросами.

«Это судебно-психологические экспертизы в семейных спорах, связанных с вопросами воспитания детей, судебно-психиатрические, где определяется дееспособность лиц, совершивших юридически значимые действия, и судебно-медицинские в спорах о качестве оказанных медуслуг», – говорит Галина Нарыкова.

За казённый счёт

Востребованными остаются и экспертизы, которые курирует государство.

«Случаи, в которых экспертиза проводится обязательно за государственный счёт, определяет Уголовно-процессуальный кодекс: когда причинён вред здоровью гражданина, нужно установить причину смерти, вменяемость подозреваемого по уголовному делу, психическое состояние гражданина, обвиняемого в преступлении против половой неприкосновенности несовершеннолетних, – рассказывает юрист-стажёр Павел Чеботарёв. – Суд также назначит экспертизу, если предположит, что подозреваемый употребляет наркотики или человек не способен адекватно воспринимать обстоятельства уголовного дела и давать по нему показания».

Всё эти исследования – в компетенции учреждений судебно-медицинской экспертизы.

 

Судмедлаборатория.
Судмедлаборатория.
Фото Ольги Бондаревой

Как уточняет начальник бюро судебно-медицинской экспертизы по Белгородской области Игорь Пирожков, чаще всего экспертизу назначают по инициативе правоохранительных органов ещё до суда, во время следствия:

«Если речь идёт об умершем, то наша задача – установить причину смерти, насильственной она была или нет. Если речь о живых, то мы определяем степень вреда, причинённого здоровью человека. А на основании этих выводов следователь уже определит, по какой статье возбуждать уголовное дело».

В прошлом году белгородские специалисты устанавливали вред здоровью почти в 14 тыс. случаев. Около 3 тыс. дел касалось определения причин смерти.

«На обочине дороги нашли человека, – вспоминает заведующая отделом экспертизы потерпевших, обвиняемых и других лиц Ирина Климова. – Изначально следствие установило, что гражданин упал и ударился головой. Эксперты же выяснили, что потерпевшего ударили по голове тупым предметом, причём несколько раз, что совершенно изменило картину происшествия».

Бюро обязано передавать сведения обо всех случаях снятия побоев в правоохранительные органы.

«Например, если произошла драка между супругами и один из пострадавших решил зафиксировать её последствия, но заявление в полицию не написал, об этом факте всё равно станет известно в органах», – поясняет Игорь Вениаминович.

Также судебные медики проводят экспертизы, связанные с врачебными ошибками.

Между всех огней

Результаты любой экспертизы не являются неоспоримыми. В случае сомнений их можно перепроверить неоднократно не только в Белгородской области, но и в других регионах. Например, объекты исследования судебно-медицинской экспертизы, включая материал человеческих органов, хранят до трёх лет.

«Мы всегда находимся под пристальным вниманием со стороны правоохранительных органов, потому что от нашего заключения зависит то, в какую сторону повернётся уголовное дело», – говорит Игорь Пирожков.

По словам адвоката Галины Нарыковой, закон с представителей этой профессии спрашивает по всей строгости:

«Специалиста любого вида экспертизы предупреждают об ответственности перед судом. И за свои ошибки они расплачиваются по Уголовному кодексу».

Но экспертиза – всего лишь средство доказывания, но не само доказательство, акцентируют юристы. Истину устанавливает суд.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×