Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
29 марта 2016, 16:42
 Ирина Дудка 4835

Как белгородцы осваивают закон о банкротстве физлиц

«Белгородские известия» выясняют, как граждане добиваются списания долгов

Как белгородцы осваивают закон о банкротстве физлиц
  • Ирина Дудка
  • Статья

В Белгородской области банкротами признали 66 человек. Есть и первый индивидуальный предприниматель, которому списали долги по кредитам.

Первый пошёл

Закон о банкротстве физических лиц вступил в силу 1 октября 2015 года. Процедура длительная и сложная: от момента обращения до самого списания долгов проходит 8–10 месяцев. Сейчас большинство исков на разных стадиях в арбитраже, но один человек уже может спать спокойно. Это индивидуальный предприниматель Вячеслав Кулагин.

Как следует из материалов дела, он должен был кредитору 1,9 млн рублей. Тот в мае 2015 года подал иск о признании Кулагина банкротом. До 22 октября финансовый управляющий выяснял, есть ли у должника имущество, долги перед госорганами и по зарплате перед сотрудниками, нет ли признаков фиктивного банкротства.

Пока шла эта работа, приняли поправки в закон, и к ИП стали применяться те же нормы, что и к физлицам. В ноябре суд признал Кулагина банкротом и вынес решение о реализации его имущества. Однако включать в конкурсную массу оказалось нечего – ни недвижимости, ни автомобилей у мужчины нет. В феврале на собрании кредиторы решили завершить эту процедуру. Финансовый управляющий сформировал реестр требований кредиторов, по которому требования первой и второй очереди отсутствуют, а требования кредиторов в размере 3 млн рублей включены в третью очередь. В феврале же суд вынес определение о завершении реализации имущества Кулагина и его освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Его расходы на проведение процедуры банкротства составили 21,2 тыс. рублей, на процедуру наблюдения – 140,7 тыс. рублей.

Производство прекращено

Всего в арбитражном суде, который рассматривает дела о банкротстве, зарегистрировано 197 заявлений от физлиц. Большая их часть – 89 – пока на стадии рассмотрения о возможности признания банкротом.

У 66 человек, признанных банкротами, распродают имущество, ещё 9 проходят процедуру реструктуризации долгов.

По шести заявлениям ещё не принято решение, 12 исков оставлено без движения (т. е. имеются процессуальные недостатки, к примеру представлен неполный пакет документов). Возвращено 12 заявлений, по двум делам производство прекращено.

«Прекращено – это значит, что дело не рассматривалось по существу: можно ли признать лицо банкротом? – комментирует помощник председателя Арбитражного суда Белгородской области Андрей Переверзев. – По сути, в обоих случаях у людей не было денег на процедуру банкротства. В одном случае последовал отказ от заявления, а во втором прекратили производство, потому что не внесены деньги на депозит».

Белгородцам уже предлагают услуги по банкротству.
Белгородцам уже предлагают услуги по банкротству.
Фото Вадима Кумейко

Обязательные расходы

У черты оказываются люди с разными суммами долга: и 170 тыс., и 10 млн рублей. Объединяет их одно: нечем платить по кредитам и единственный выход – списание долгов.

«Существует два варианта, когда гражданин может подать на себя заявление о признании банкротом: обязанность по обращению в суд и право подачи такого заявления. Заёмщик обязан подать заявление, когда сумма задолженности перед кредиторами 500 тыс. рублей или более, он не исполняет свои обязательства больше трёх месяцев и полностью оплатить всем нет возможности. А право на подачу возникает, когда гражданин предвидит, что не способен в срок исполнить свои обязательства, при этом сумма долгов для подачи может быть любой. У нас есть клиент с задолженностью 170 тыс. рублей, и суд признал его банкротом», – говорит директор белгородского представительства федеральной сети по банкротству граждан «ОК Банкрот-Белгород» Дарья Коптяева.

По её словам, с октября количество обращений к ним измеряется уже сотнями, до суда доходят далеко не все, ведь есть немало людей, у которых нет денег даже на обязательные платежи.

«При банкротстве существуют обязательные расходы: 6 тыс. – госпошлина, 10 тыс. – вознаграждение финансовому управляющему и около 15 тыс. – за обязательную публикацию сведений в ЕФРСБ и «Коммерсанте», которые в соответствии с п. 4 ст. 213.7 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» осуществляются за счёт гражданина, плюс услуги юриста», – подсчитывает Коптяева.

Не на что жить

Кредитные взаимоотношения начинаются по-разному, а заканчиваются у многих одинаково: нечем платить и не на что жить.

Пенсионерке Валентине Н. понадобились деньги на операцию мужу. Одного потребительского кредита не хватило. Взяли ещё, потом ещё – постепенно за пять лет набралось восемь займов в разных банках. Пока была работа – исправно гасили, а потом здоровье уже не позволяло работать, пошли просрочки, звонки от коллекторов. Долг дорос до 2 млн рублей.

«Она обратилась к нам в ноябре в отчаянном положении, мы подготовили все документы в арбитражный суд, и на второе заседание суд признал её банкротом. Вы не представляете, как она была счастлива. Собственности у неё с супругом нет, кроме единственного жилья, которое ни при каких условиях не может быть реализовано с торгов (кроме ипотечного). Заседание назначено на конец апреля, и мы ждём, что это будет первый наш банкрот, с которого спишут все долги», – говорит Дарья Коптяева.

Николай В. раньше жил на севере. Зарплата 120 тыс. рублей открывала двери любого банка. Машина, бытовая техника, другие нужды – так получилось что за три года набрал кредитов на 3 млн рублей. Исправно платил ежемесячно по 45 тыс. рублей, доход стабильный. Но в какой-то момент всё поменялось: развод с женой, потеря работы. Переехал в Белгород, пришлось работать электриком за 15 тыс. рублей в месяц. Кредитные обязательства на 45 тыс. никуда не делись. Начались просрочки.

«Он был в числе наших первых банкротов, сейчас находится в процедуре реализации имущества. Это означает, что его машина будет продана и долги частично будут выплачены кредиторам, а остальные долги в соответствии с п. 3 ст. 213.28 закона о несостоятельности будут списаны», – продолжает Коптяева.

У Олега Д. 19 кредитов. Как так получилось? Незаметно. Сначала брал по 100–200 тыс. в хороших банках на приемлемых условиях – на бытовую технику, на ремонт машины, рассчитывал отдать их за пять лет. Два года исправно платил по 15 тыс. в месяц, а потом получил травму и потерял работу. Чтобы не было просрочек в банках, пошёл в микрозаймы. Деньги, неосмотрительно взятые под 365 % годовых, подняли ежемесячный платёж до 60 тыс. рублей. Всего же он должен кредиторам 800 тыс. рублей, и, если это не остановить, сумма будет только расти.

«Суд признал Олега банкротом, и сейчас процедура ведётся финансовым управляющим, который является самым важным участником всего процесса. Займы в микрофинансовых организациях на погашение предыдущих кредитов – одна из главных причин попадания в такую кабальную ситуацию, – комментирует Дарья Коптяева. – Если вы чувствуете, что платёж вам не по силам, необходимо обратиться в банк с просьбой о реструктуризации. До 1 октября банки оставляли за собой право на категорический отказ, но сейчас стали более лояльны к клиентам».

Коллаж Вадима Заблоцкого

Растянуть неудовольствие

Банкротство начинается не с просрочек по кредиту, а с пустого холодильника, с мысли «я не могу столько отдавать банку», с осознания ситуации, что ежемесячные доходы гораздо меньше расходов. И это совсем не значит, что у человека нет никаких доходов или он мало зарабатывает.

Андрей В. получает около 40 тыс. рублей в месяц. Но у него трое детей и жена в декрете, а пять кредитов на 800 тыс. рублей, взятые ещё в «жирные» годы, съедают половину зарплаты. Содержать семью на 20 тыс. рублей в месяц невозможно. Для таких, как Андрей, выход из ситуации –
реструктуризация долга.

«Если у вас есть имущество, которое не хотите терять, и вы не хотите ощутить последствий банкротства, то в процедуре можно пойти на реструктуризацию долга, – продолжает юрист. – На основной долг начисляется ставка рефинансирования, то есть сейчас 8,25 %, составляется и утверждается план реструктуризации долга на три года».

Начать жизнь с чистого листа можно, выход из сложной финансовой ситуации есть, но нашлись и те, кто захотел извлечь свою выгоду в обход закона.

Евгений Р. задолжал банкам 2,5 млн рублей. Он продал не единственное жильё и положил 4 млн рублей на депозит в банке, которому не должен. Не желая расставаться с деньгами, надеялся списать долги через банкротство.

«Этого сделать не получится, поскольку финансовый управляющий проверяет все сделки по отчуждению имущества за предыдущие три года. И если перед тем, как подать документы о банкротстве, человек продал машину, гараж или земельный участок родственнику или по цене ниже рыночной, то сделка может быть оспорена», – предупреждает Дарья Коптяева.

Крайняя мера

Поправки к закону о банкротстве обсуждали десять лет, страна действительно его ждала. Жизнь становится дороже, денег у населения всё меньше, за последний год пояса определённо подтянули. Эксперты едины во мнении, что количество исков о банкротстве от физлиц будет только нарастать.

«Экономическая ситуация располагает к тому, что люди не справляются со своими долговыми обязательствами, количество кредитов в предыдущие годы было огромное, в том числе и ипотечных, автокредитов, т. е. крупных кредитов, и все эти обязательства могут повлечь банкротство лица ввиду значительности сумм. Кризис неплатежей сейчас более чем очевиден», – считает Андрей Переверзев.

Два главных качества, которые оберегают человека от финансовой пропасти, – кредитоспособность и платёжеспособность, но далеко не все люди обладают ими обоими. Платёжеспособность – это финансовая возможность платить, т. е. деньги у человека есть, а кредитоспособность – его желание и ответственность эти средства отдавать. Не все могут оторвать их от себя и отдать «чужому дяде» в банк. Поэтому если заём для вас не вопрос жизни и смерти, в долги лучше не влезать, ведь банкротство не панацея, а скорее крайняя мера.

Особые требования

Станут ли банки после введения процедуры банкротства предъявлять особые требования к потенциальным заёмщикам, которые были признаны банкротами?

Татьяна Хондру, заместитель председателя правления банка «Ренессанс Кредит»:

«Доступность процедуры банкротства заставляет кредитные организации ещё внимательнее относиться к потребителям и при принятии решения о выдаче кредита, помимо прочих сведений, учитывать также информацию по наличию банкротства у физлица.

Будут ли банки предъявлять особые требования к потенциальным заёмщикам, ранее признанным банкротами, зависит от того, на какой продукт бывший банкрот подаст заявку. Если кредит подразумевает в основном автоматическую экспресс-проверку, то, вероятнее всего, клиент получит отказ. Если заявку будет проверять андеррайтер, что в розничном кредитовании встречается довольно редко, возможно, в некоторых случаях кредит одобрят».

Официальный ответ пресс-службы банка «Хоум Кредит»:

«Доля наших клиентов, подпадающих под действие нового закона, невелика, и мы не ожидаем значительного роста. Если у клиента наступила трудная жизненная ситуация, которая не позволяет ему выплачивать кредит, или он чувствует, что такая ситуация вскоре может наступить, то нужно сразу обращаться в банк и написать заявление о своих трудностях: подробно изложить ситуацию и приложить документы, свидетельствующие об ухудшении финансового состояния. Банк рассмотрит заявление и предложит вариант реструктуризации, снизив ежемесячный платёж при увеличении срока кредита. Этот путь наиболее предпочтителен для всех сторон по сравнению с процедурой банкротства, которая подразумевает ряд существенных ограничений.

Получение новых кредитов после признания человека банкротом будет практически невозможно, поскольку факт банкротства будет отражён в кредитной истории и, скорее всего, банки посчитают, что риск нового невозврата слишком значителен».


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×