Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
25 декабря 2013, 15:12
 Ирина Селюкова 6458

Феномен Горина

Сегодня в рамках проекта «Белгородской области-60» мы расскажем об одном из самых известных белгородцев – Василии Яковлевиче Горине

Феномен Горина
  • Ирина Селюкова
  • Статья
  • 60 лет Белгородской области

Горин с 1959 года руководит колхозом, который был передовым при социализме, пережил перестройку и процветает в рыночных условиях. В России привыкли во всём равняться на Европу и Америку, сельское хозяйство не исключение. У них-де и надои лучше, и урожаи выше, и техника современней.

Ездят по чужим странам наши специалисты, тратят большие деньги, учатся, перенимают опыт, потом примеряют зарубежные модели на российскую действительность. Иногда получается, иногда нет. Между тем сами наши иностранные «учителя» всё пристальней присматриваются к России. Американский фермер Джон Кристайн как-то сказал, что, мол, для меня идеал – мистер Горин из Белгородской области. Моя, говорит, мечта – так же организовать хозяйство, как у Горина. «Я видел тучные хлеба, великолепную кукурузу, чистые поля, прекрасный свиноводческий комплекс, хорошо отстроенные сёла и уверенных в своём деле людей», – делился американец своими впечатлениями от посещения колхоза имени Фрунзе в Белгородском районе.

Зря, мужики, аплодируете...

Василий Горин принял этот колхоз в 1959 году. О его тогдашнем плачевном состоянии можно судить по экономическим показателям. Зерновых давали по 11–14 центнеров с гектара, сахарной свёклы – 100 центнеров, от коровы надаивали всего 1 500 килограммов молока, от курицы получали семь яиц в год.

Уж какие слова сумел подобрать в ту судьбоносную ночь (выборы председателя 3 февраля 1959 года в Бессоновке затянулись до глубокой ночи) сельский фельдшер, чтобы убедить полутрезвую толпу мужиков отдать ему бразды правления, неизвестно. Но рассказывают такой факт. Когда большинство всё-таки проголосовало за, колхозники радостно загудели.

Председатель же оборвал весёлый настрой такими словами: «Зря, мужики, аплодируете. Прямо с завтрашнего, точнее, с сегодняшнего дня начинаю борьбу с пьянством и воровством. Пощады не будет никому».

И по сей день учёт и контроль – главные составляющие экономических успехов этого колхоза. Нелегко далось перевоспитание народа, поначалу даже приходилось вместе с супругой Еленой Павловной брать ружья и караулить ночами коллективное добро. Это позднее уже сами колхозники стали укорять проворовавшихся: ты крадёшь не у колхоза, а у нас, у себя...

И через три года колхоз имени Фрунзе завоевал в тогдашнем Микояновском (сегодня Белгородском) районе пять переходящих Красных знамён из семи. Заработанные деньги вкладывали в создание материально-технической базы: строили коровники, свинарники, оснащали их современным в ту пору оборудованием. Фрунзенцы первыми в области перешли от ручной дойки коров на машинную.

Как известно, при советской власти колхозники долгое время работали за трудодни. Председателю же полагалась зарплата. Обострённое чувство справедливости заставило Горина отказаться от живых денег.

«Товарищи! Я отказываюсь от зарплаты. Деньги мы должны получать все вместе, – ввёл в ступор участников колхозного собрания своим заявлением председатель. – И я обещаю, что скоро так и будет».

Так и стало. Через три года правления Горина в колхозе имени Фрунзе все стали получать деньги. В 1961 году одними из первых в области фрунзенцы перешли на хозрасчёт.

 В.Я. Горин, 1959 год.
В.Я. Горин, 1959 год.
Из книги Леонида Гильмана "Дорога длиною в жизнь"

Человек-кремень

Когда в области стали внедрять специализацию хозяйств, то бессоновцы выбрали мясное направление. Это вовсе не значит, что всё другое колхоз ликвидировал. Василию Яковлевичу каким-то образом удалось так наладить жизнь в хозяйстве, что попади оно в полную изоляцию от внешнего мира, то, пожалуй, жители Бессоновки ни в чём бы нужды не знали. Как в доме у хорошего хозяина – там есть всё своё, по крайней мере, самое необходимое.

В лихое время, когда наши колхозы стали рушиться или реформироваться в АО, ЗАО и т. п., фрунзенцы не согласились на перестройку хозяйства. Люди рассуждали так: у нас хорошая зарплата, работа в две смены, оплачиваемый отпуск, выходные, льготы, так зачем нам от добра добра искать? Действительно, в те годы, когда всю страну трясло в перестроечных конвульсиях, в колхозе имени Фрунзе колхозники, пенсионеры, работники социальной сферы покупали продукты по льготным ценам. Самым необходимым: мукой, маслом, крупами, мясом, сахаром и даже товарами повседневного спроса – бессоновцы были обеспечены даже во времена тотального дефицита.

Детвора за гроши содержалась в детском саду, школьников два раза в день кормили бесплатно. В посевную и уборочную колхозники не платили за трёхразовое питание.

«Мы не растерялись во время всеобщего разброда, хотя были сложные моменты. Казалось, вот-вот наш колхоз развалится, – вспоминал в 1998 году Василий Яковлевич. – Журналы, центральные газеты писали, что колхозы – это вчерашний день, а Горина давно надо было расстрелять. Но я вот живу по сей день и работаю. Когда началась вся эта неразбериха, я предложил созвать общее собрание, чтобы посоветоваться, как быть дальше: колхоз оставим или же будем фермерами? Выделяться никто не захотел, хотя правление обещало помощь. Все единодушно проголосовали за то, чтобы не менять прежнее название. Пенсионеры внесли предложение ужесточить трудовую дисциплину, чтобы она стала железной. Только на этой дисциплине мы и выжили».

От решения колхозников зависело не всё. Было ещё давление из столицы. Раз десять Горина вызывал на ковёр тогдашний представитель президента в Белгородской области Николай Меленьтьев. Разговор был примерно таким:

– Вы когда ликвидировать колхоз будете?

– Я его не создавал…

– Когда принесёте документы?

– Мы провели во всех сёлах сходы граждан: все за то, чтобы колхоз оставался.

– Умеешь ты людей одурачивать. Когда документы будут здесь?

Такой прессинг может выдержать только человек-кремень. О Горина зубы обломали.

«Мы тогда поняли одно: надо удержать производство, сохранить скот. Надо лучше работать, чтобы остаться на плаву. Этот период у меня, наверное, на десять лет здоровья отобрал», – горестно говорил Василий Яковлевич.

  • В.Я. Горин, 1970-е годы.

  • В.Я. Горин в цехе воспроизводства

Коллективный труд

Василий Горин с болью в душе удивлялся: как стало возможным благополучную страну, в мирное время, под лозунгами демократизации и строительства правового государства довести до развала, а народ до обнищания?

Коллективный труд, по мнению председателя, наиболее приемлем для селян при любом строе.

«Почему это общественное хозяйство не сможет накормить страну? Надо только, чтобы крестьянин почувствовал себя хозяином на земле, чтобы он полностью распоряжался плодами своего труда. Вот говорят, что спасут от голода подсобные хозяйства, фермеры. Давайте поглядим, – предложил Василий Яковлевич. – Перед всеми этими реформами в наших сёлах было всего 117 личных коров. И я радовался уменьшению их количества. Почему? Человеку, который держит много скота, некогда бывает отдохнуть. Он на работу приходит уже уставшим. На бегу перехватит кусок хлеба с салом… В обед надо снова домой бежать кормить скот. Своё хозяйство отнимает очень много сил. То глина требуется, то кирпич, то корма. Что можно, то прихватывает – домой».

У Василия Горина как-то спросили, что помогло создать такое крепкое хозяйство.

«Мы однажды разработали систему управления, организации и оплаты труда, – ответил бессменный председатель. – Это заставило рядовых колхозников и специалистов относиться к делу заинтересованно, укрепило дисциплину. Если бы эту систему внедрили у себя слабые хозяйства, они сумели бы выкарабкаться».

Как в течение трёх-четырёх лет выкарабкаться российскому сельскому хозяйству и кормить свою страну без оглядки на заграничных фермеров, Василий Горин изложил в своём письме Владимиру Путину, который тогда занимал пост председателя правительства РФ:

«Для этого следует на основе исследований научных учреждений Российской академии сельскохозяйственных наук с участием специалистов разработать программу восстановления и развития агропромышленного производства, выработать новый механизм экономических отношений сельского хозяйства со сферой его обслуживания, прекратить разукрупнение и реорганизацию предприятий АПК, коренным образом изменить кредитно-финансовую политику и бюджетное выделение средств».

Как отреагировало правительство, мы по прошествии лет уже имеем возможность оценить. Сегодня колхоз имени Фрунзе окружают крупные сельскохозяйственные комплексы, зерновые компании, холдинги, но хозяйство вовсе не выглядит бледно на их фоне. Фрунзенцы и в наши дни не сдают лидерских позиций.

Забота о людях

Так в чём же феномен Горина? Как ему удалось вписать колхоз в рыночную экономику, совместить гонку за прибылями с советским укладом? Думаю, на этот вопрос когда-то дадут квалифицированный ответ учёные-аграрии, историки, управленцы. Сегодня же можно сделать вывод, лежащий на поверхности: прославленный председатель всю жизнь движется вперёд, ищет новые источники повышения эффективности производства. Но главное даже не в этом.

При подготовке этого очерка мне довелось просмотреть много архивных материалов, газетных подшивок, книг, посвящённых Василию Горину, и основная мысль, на которой делают акцент все авторы – постоянная забота председателя о людях. Его лозунг был и остаётся один: «Колхоз для того и существует, чтобы людям в нём жилось всё лучше и лучше».

В.Я. Горин с супругой Еленой Павловной (2008 год)
В.Я. Горин с супругой Еленой Павловной (2008 год)
Фото из книги Леонида Гильмана "Дорога длиною в жизнь"

Золотые слова дважды Героя Социалистического Труда, кавалера орденов «За заслуги перед Отечеством» IV, III и II степеней Василия Яковлевича Горина:

Что бы ни случилось

«Если наш корабль начнёт давать крен в одну или другую сторону, поверьте мне, мы не поднимемся, мы не вырулим. Нельзя падать! Мы должны очень напряжённо работать. Если мы будем хорошо работать, то что бы ни случилось с государством, пусть ни одного колхоза не останется, мы будем жить. И жить по-человечески».

Человек жить должен

«Человек жить должен, а не вкладывать всего себя в работу. Чтобы он мог отдохнуть, посмотреть телевизор, почитать книгу, сходить в Дом культуры. А молоко и мясо можно купить в колхозном магазине».

Колхоз – страховка от неприятностей

«Фермеру не позавидуешь. У нас семичасовой рабочий день, два выходных дня, платный отпуск, путёвки даём, больничные листы оплачиваем. А фермер что видит? Допустим, он держит сорок коров. Так он от них никуда ни отойти, ни отъехать не может. Заболеет – где ему замену брать? Я много думал и теперь твёрдо убеждён, что для сельских людей лучше иметь коллективную организацию труда. Они этим застрахованы».

Есть свои плюсы

«У каждого времени есть свои плюсы. Нельзя сказать, что рыночная экономика – это плохо. Мы чувствуем себя при ней куда свободнее: что хотим, то сеем, что хотим, то и покупаем, никаких команд никто не подаёт и не подгоняет. Мы сами должны хорошо работать, чтобы иметь средства на достойную жизнь».

Ломать – не строить

«Основной вопрос – об оценке системы управления в прошлом. Те, кто негативно относится к опыту прошлого, или явно заблуждаются, или лукавят. Результаты ломки системы управления сегодня привели к самым отрицательным последствиям».

Секрет конкурентоспособности

«Надо всё время следить за тем, как бы не увеличилась себестоимость. И по возможности снижать её. Значит, нужны новейшие технологии. Урожаи озимой пшеницы в 50 центнеров нас уже нисколько не устраивают, мы ведь научились и в плохие годы получать приличный урожай. Обязательно надо заниматься сортообновлением таких культур, как пшеница и горох. Нужно внимание сое: без неё мы пропадём. Нужны более урожайные сорта ячменя. И, конечно, кукурузой надо всерьёз заниматься. Снизить затраты и увеличить производительность труда помогает селекционная работа. Именно таким образом можно получить возможность стать конкурентоспособными».


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×